Новые угрозы в условиях роста религиозного радикализма на Кавказе

Мы в СМИ
Джихадисты во главе Абу Бакром аль-Багдади, провозгласившие 29 июня этого года «халифат»,вменили в обязанность всем  мусульманам не только признать это религиозно-территориальное образование, но и обязали их присягнуть избранному халифу. Также было заявлено об упразднении всех джамаатов джихада и призыва. Абу Бакр аль-Багдади и его сторонники считают, что все, кто не переселился к ним (в Сирию – ред.) и не присягнул халифу, находятся в грехе.

По информации,распространенной джихадистами в ноябре, «Халифу Ибрахиму» присягнули на верность пять джамаатов: АнсарБейтульМакдис (Египет), Ансараш-Шариа (Йемен), «муджахиды Ливии», «муджахиды Алжира» и «муджахидыАравийского полуострова (Джазира)». Это свидетельствует о том, что «Исламское государство» (ИГ) развивается по сетевому принципу и уже угрожает Закавказью.

Конечно, ислам как таковой не угрожает Грузии и Армении, но джихадизм и исламизм является реальной угрозой государствам Южного Кавказа. Следует напомнить,«халифат» захватывает территории государств Южного Кавказа.

ИГ и Азербайджан

ИГ имеет определенную социальную базу в Азербайджане. Набор членов в ряды ИГ смогли наладить там при помощи благотворительных фондов. Это не смотря на то, что азербайджанское правительство всячески препятствует деятельности у себя даже умеренных исламских партий.

В целом в Азербайджане предпринимаются серьезные меры по обеспечению безопасности. Так, сотрудники МНБ в сентябре этого года задержали 26 граждан республики, принимавших участие в боях на стороне террористической группировки «Исламское государство».

Некоторые из задержанных отправлялись в Иран, а оттуда, незаконно перейдя границу, переходили на территорию пакистанской провинции Вазиристан. Помимо ирано-пакистанского маршрута движения боевиков в ИГ, есть путь через Турцию.

Деструктивное влияние растет

Необходимо обратить внимание еще на ряд факторов, свидетельствующие о том, что «Исламское государство» усиливает свое влияние и является растущим деструктивным проектом.ИГ решило ввести собственную валюту — динар — и начать чеканку монет из чистого золота и серебра, как это делали во времена раннего ислама. Денежные знаки поступят в обращение в ближайшие несколько недель на подконтрольных боевикам ИГ территориях в Сирии и Ираке. За образец взяли круглые монеты, введенные в обращении во времена халифата Османа в 630-х годах.

Амбициозные планы по созданию собственной валюты обусловлены доходами от продажи нефти с месторождений, захваченных формированиями ИГ. Ежедневный доход ИГ только от продажи нефти составляет, по данным экспертов, около 2 миллионов долларов. Цена на "черное золото" у ИГ колеблется от 25 до 50 долларов за баррель, и ежедневно они реализуют почти 30 тысяч баррелей. "Черным рынком" для сбыта нефти ИГ стал находящийся под контролем боевиков регион между Сирией и Ираком.

С сожалением приходится констатировать, что среди сторонников халифата есть и представители легитимной власти. Так, в интервью арабскому еженедельнику «Куль аль-Араб», который выходит в Израиле, депутат Кнессета арабского происхождения Масуд Ханаим призвал к восстановлению великого Исламского халифата, частью которого должен стать Израиль, назвав это единственным способом защитить Иерусалим и мечеть аль-Акса.

Противодействие джихадизму необходимо координировать

События, происходящие в непосредственной близости от стран Южного Кавказа, на Ближнем Востоке, не могут не оказывать влияния на общественно-политическую и религиозную ситуацию в регионе. Но ни политические элиты, ни общественные организации этих стран Закавказья (Южного Кавказа) не имеют возможности противостоять джихадистам.

Дело в том, что джахидисты освоили все современные методы ведения диверсионно-идеологической войны, не находясь при этом в регионе. В виду этого работа по предотвращению подрывной джихадисткой деятельности не может быть эффективной.

Сложилась определенная схема расширения социальной базы терроризма. Идеологи джихадизма, профессиональные рекрутеры в ряды незаконных вооруженных формирований,как правило, входят в государство с помощью социальных сетей. С помощью интернета идет активная идеологическая работа с неофитами, исповедующими нерадикальный ислам мусульманами и представителями других конфессий. Только лишь после того, как джихадисты будут уверены в результате, они приезжают в регион.

Конечно, эта схема не универсальна – она совершенствуется из года в год. Об этом свидетельствует «азербайджанский опыт», когда в рекрутинг в ряды джихадистов Сирии были вовлечены неполитические некоммерческие организации.

В целом, исходя из вышеизложенного, на Южном Кавказе целесообразна организация координационного центра по противодействию джихадизму. У России есть положительный опыт реализации комплекса антитеррористических мер на Северном Кавказе. В настоящее время эту практику внедряют многие страны мира. Государствам Южного Кавказа имеет смысл освоить этот опыт в самые кратчайшие сроки.