Что стоит за выбором Индией французских истребителей?

Аналитика
Тянущаяся с 2007 года история с тендером на поставку в Индию 126 средних многофункциональных истребителей (MMRCA) близка к завершению. По сведениям, поступившим в последний день января из источников, близких к руководству Министерства обороны, Индия сделала выбор в пользу истребителей Rafale, производимых французским концерном Dassault.

Б. М. Волхонский,

старший научный сотрудник Центра стран Азии и Ближнего Востока,

кандидат филологических наук

 

Тянущаяся с 2007 года история с тендером на поставку в Индию 126 средних многофункциональных истребителей (MMRCA) близка к завершению. По сведениям, поступившим в последний день января из источников, близких к руководству Министерства обороны, Индия сделала выбор в пользу истребителей Rafale, производимых французским концерном Dassault. Это решение стало сильным ударом по панъевропейскому концерну EADS – производимый им истребитель Eurofighter Typhoon до последнего времени рассматривался как более вероятный победитель тендера.

 «Сделка века», «мать всех тендеров» – так называла индийская и мировая печать крупнейший в истории Индии тендер на поставку ей суперсовременных вооружений. Тендер был объявлен в 2007 г., и сначала в нем участвовали шесть производителей: российский концерн МиГ с истребителями МиГ-35, американские Boeing (F/A-18 Super Hornet) и Lockheed Martin (F-16IN Super Viper), шведский Saab (JAS 39 Gripen IN) и упоминавшиеся выше европейские производители. В апреле 2011 г. американские, российский и шведский производители были исключены из тендера. Министерство обороны Индии предполагало объявить победителя в сентябре 2011 г., затем сроки были перенесены на конец года, и вновь решение было отложено. Это даже дало повод некоторым комментаторам высказать предположение о том, что тендер может быть отменен вовсе, а значит, у России появятся новые возможности продать в Индию МиГ-35 – самые дешевые среди всех шести моделей, участвовавших в тендере.


Общая сумма сделки оценивалась в 10 млрд. долларов США, впоследствии сумма выросла и сегодня оценивается в 11 – 15 млрд., а с учетом того, что в дальнейшем число поставляемых истребителей может возрасти до 200, сумма может даже превысить 20 млрд.

Повышение стоимости сделки вкупе с замедлением роста индийской экономики и стремительным снижением курса индийской рупии стали, по мнению российских военных экспертов, главной причиной задержки  с объявлением победителя тендера и могли стать причиной его полного срыва. События января, когда решение вновь и вновь откладывалось, а официальные лица в Министерстве обороны Индии давали уклончивые обещания сделать это «скоро», казалось, подтверждали сомнения в том, что сделка по покупке истребителей все-таки состоится.

31 января министр обороны Индии А.К.Энтони заявил агентству Reuters, что никакие контракты на поставку истребителей не будут подписаны в нынешнем финансовом году (заканчивающемся в марте). Более того, он сообщил, что документы еще «не поступали ему на стол».

Но уже через несколько часов информационные агентства, со ссылкой на осведомленные источники в Министерстве обороны Индии сообщили, что решение принято в пользу французского истребителя Rafale. При принятии решения индийские чиновники руководствовались не только относительной дешевизной этих истребителей по сравнению с «Тайфунами», но также предложениями, поступившими от обоих финалистов тендера относительно стоимости последующей эксплуатации самолетов с перспективой на 40 лет. Кроме того, согласно индийскому закону о военных поставках от 2006 г., иностранная компания – победитель тендера – обязана инвестировать  50% от суммы контракта в индийскую оборонную промышленность (так называемая «офсетная политика»).

Некоторые наблюдатели поспешили заметить, что поскольку решение о выборе в пользу французских истребителей не было объявлено официально, то история с тендером еще не закончена, и у «Тайфунов» сохраняются шансы на победу. Так, официальный представитель британской компании BAE Systems (одного из главных учредителей концерна EADS) назвал сообщение о выборе победителя тендера «спекуляцией» и заявил, что «такое решение было бы ударом, но пока еще ничего не подписано». А британский премьер Дэвид Кэмерон пообещал «сделать все от него зависящее, чтобы убедить индийцев снова взглянуть на “Тайфуны”».

Нельзя исключать вероятность того, что подобное неофициальное объявление победителя было своего рода «пробным камнем», призванным проверить возможную реакцию партнеров. В любом случае, еще предстоят долгие переговоры относительно деталей контракта между Министерством обороны Индии и концерном Dassault, и окончательное соглашение не будет подписано в нынешнем финансовом году. Однако большинство фактов указывает на то, что выбор все-таки сделан. Французский президент Николя Саркози уже заверил индийскую сторону в том, что его правительство предоставит все необходимые государственные гарантии для реализации контракта.

Согласно условиям тендера, первые 18 истребителей будут произведены на заводах компании-поставщика, остальные 108 – в Индии, на заводах индийской компании Hindustan Aeronautics Ltd. (HAL). Первые истребители должны поступить на вооружение индийских ВВС в середине 2015 г., в дальнейшем предполагается поставка еще от 64 до 80 истребителей.

В истории с тендером сохраняется множество вопросов. По заявлению индийского министра обороны Энтони, его ведомство при принятии решения не руководствовалось никакими «внешними или геополитическими соображениями». Однако ряд факторов указывает на то, что тендер был политизирован с самого начала.

Этим объясняется снятие с тендера на ранней стадии (в апреле 2011 г.) российских и американских истребителей (к шведским Gripen это не относится, поскольку они изначально рассматривались как аутсайдеры). Несмотря на то, что доля оружия советского и российского производства, стоящего на вооружении ВС Индии, до сих пор составляет 70-80%, в последние годы Индия демонстрирует стремление к диверсификации поставок. В немалой степени вина лежит и на российских производителях: история с поставкой в Индию авианесущего крейсера «Адмирал Горшков» (переименованного индийцами в «Викрамадитью»), когда сумма контракта неоднократно пересматривалась, а сроки работ срывались, – ярчайшее тому подтверждение.

Очень болезненно апрельское решение было воспринято и в Соединенных Штатах, которые все последние годы пытаются вовлечь Индию в орбиту своей политики в Азии, и потому небезосновательно рассчитывали на победу своих поставщиков.

Политическое лоббирование интересов собственных производителей продолжалось и на финальной стадии. Особенную активность проявляли лидеры четырех европейских стран, чьи компании являются соучредителями концерна EADS, – Германии, Великобритании, Италии и Испании. Для этих стран выбор в пользу французских истребителей Rafale является особенно болезненным на фоне продолжающегося кризиса еврозоны и недавнего выбора Японии в пользу американских истребителей пятого поколения F-35, когда за бортом тендера остались все те же «Тайфуны».

Сам выбор индийского правительства в пользу Франции также не может рассматриваться вне политики. Франция – единственная из ведущих стран Запада не ввела санкции в отношении Индии после ядерных испытаний 1998 г. В последующие годы французские оружейные производители активно проникали на индийский рынок (контракты на поставку шести подводных лодок Scorpene, 490 ракет класса «воздух – воздух» MICA, модернизацию 51 самолета Mirage-2000). Кроме того, в последние годы активно развивается французско-индийское сотрудничество в сфере ядерной энергетики.

Несмотря на очевидные признаки замедления темпов экономического роста и снижение курса рупии, не способствующее увеличению масштабов импорта вообще и импорта вооружений, в частности, индийский рынок по-прежнему находится в центре внимания ведущих мировых производителей оружия. Следует учесть, что Индия по итогам первого десятилетия XXI века вышла на первое место в мире среди импортеров оружия, оттеснив с этой позиции Китай. Так, США не оставляют попыток навязать Индии контракт на поставку своих F-35, а в середине января 2012 года сделали предложение о создании совместной системы противоракетной обороны.

В этой ситуации отмеченное выше снижение курса индийской рупии, заставляющее индийцев более бережливо подходить к вопросам импорта, открывает, как и отмечалось российскими экспертами в декабре прошлого года, новые возможности для российских производителей (чья продукция остается конкурентоспособной с позиций «цена – качество») с тем, чтобы восстановить свои позиции на индийском рынке вооружений.