Перспективы российской биотопливной промышленности

Аналитика
В контексте ВТО

Доклад на Международном Конгрессе «Биомасса: топливо и энергия-2013» 16 апреля 2013 г.

В ХХI в. биотопливная промышленность испытала подъем во многих странах мира и вошла в новый цикл, который значительно отличается от предыдущего. Впервые в истории производство биотоплива в промышленных масштабах стало развиваться в большинстве регионов, а спрос на него стал одним из факторов, влияющих на стратегию развития национальных экономик.

Стимулами для развития биотопливной промышленности стали: широкое внедрение природо- и ресурсосберегающих технологий, а также необходимость решения региональных, экологических, экономических и геополитических проблем.

Государственная поддержка, в большинстве случаев, является определяющим фактором формирования биотопливной промышленности. В настоящее время большинство развитых стран мира имеют соответствующие программы по развитию производства биотоплив. Эти программы во много способствуют коммерческой жизнеспособности биотопливных предприятий.

Поскольку биотопливо является объектом торговых отношений как на национальном, так и на международном уровне, (например Бразилия экспортирует биоэтанол с 1991 г., и в 2012 г. продала более 1,5 млрд. литров данного вида топлива) при составлении программ поддержки в той или иной степени, учитывались правила основной международной торговой организации - ВТО.

Основной целью ВТО является либерализация международной торговли и придание ей устойчивой основы. Это достигается частично на базе выработки и установления правил и соглашений, касающихся торговли между странами-членами, а также путем переговоров, направленных на укрепление свободных торговых отношений.

Организация работает на базе ряда соглашений, среди них в контексте рассматриваемой темы следует обратить внимание на Соглашение по субсидиям и компенсационным мерам (ASCM) и Соглашение по сельскому хозяйству (AoA).

Поддержка биотопливной промышленности в рамках правил ВТО является дискуссионной темой. Важным вопросом является то, в рамках какого из соглашений должна рассматриваться биотопливная промышленность и ее стимулирование.

По сколько, основным сырьём для производства биотоплива является биомасса сельскохозяйственного происхождения, то оно подпадает под правила Соглашения по сельскому хозяйству. В связи с тем что, переработка сырья происходит в промышленных условиях, то возможно рассмотрение стимулирования производства биотоплива, в рамках Соглашения по субсидиям и компенсационным мерам, которые регулирует правила в промышленном производстве.

Соглашение по субсидиям и компенсационным мерам более универсальное и либеральное, при этом Соглашение по сельскому хозяйству предусматривает более широкий спектр мер государственной поддержки.

Вопрос о том, к какому соглашению относить биотопливную промышленность планировалось обсудить в ходе Дохийского раунда переговоров ВТО, однако в связи с нерешенностью более значимых вопросов, данная тема не была закрыта. Что, в принципе дает возможность странам трактовать поддержку биотопливной промышленности по своему усмотрению.

Меры внутренней поддержки в рамках соглашений разделены по цветам. По аналогии со светофором.

Красные – запрещены, как искажающие международную торговлю. В соответствии с Соглашением по субсидиям и компенсационным мерам, сюда относятся механизмы стимулирующие использование отечественных товаров вместо импортных, а также субсидирование экспорта. При этом полное или частичное освобождение экспортируемого товара от пошлин и налогов, взимаемых с аналогичного товара, предназначенного для внутреннего потребления, (например возврат НДС экспортёрам), субсидией не считается. Соглашение по сельскому хозяйству все экспортные субсидии относит к допустимыми.

Нам не известно примеров, где меры поддержки биотопливной промышленности в странах членах ВТО нарушали бы правила организации. Такой необходимости нет, так как существует достаточно мер разрешенных.

Желтые – разрешены к использованию частично, их объём определяется для стран индивидуально в ходе переговорного процесса. Интересен тот факт, что подходы к определению финансирования данного вида стимулирования не являются едиными для всех членов организации, у т.н. «старых» участников возможностей больше. Новые государства вступающие в ВТО вынуждаются ограничивать финансирование. Например, у ЕС помощь в рамках «желтой корзины» АПК составляет около 39 млрд. долл., в России после переходного периода данный уровень поддержки будет составлять 4,4 млрд. долл.

Набор мер в рамках жёлтой корзины очень широкий. Для поддержания биотопливной промышленности используют: требования по обязательному включению биокомпонентов в смесь бензина и дизельного топлива, списание долгов, налоговые льготы производителям, финансовое стимулирование выращивания энергетических культур, различные виды косвенного финансирования, такие как покрытие расходов на семена и удобрения, преференции покупателям двигателей и транспортных средств работающих на биотопливе и т.д. Ограничивающим фактором здесь является сумма поддержки, которая разрешена ВТО.

Зелёные – на торговлю не влияют, не подвергаются запрету и используются в любых объемах. Например США, в рамках «зеленой корзины» поддержки АПК ежегодно тратит около 50 млрд. долл. К данным механизмам, относятся государственные расходы на реализацию программ не предусматривающих перераспределение средств потребителей и ценовой поддержки производителей, такие как: субсидии на научные исследования и опытно-конструкторские работы, образование, развитие инфраструктуры, охрана окружающей среды, оказание услуг по маркетингу и продвижению товаров на рынок, страхование доходов, а также выплаты в случае стихийных бедствий.

Биотопливная промышленность в рамках данных мер поддержки может быть отнесена к сфере производства экологически безвредных продуктов. Если вспомнить о производстве биогаза, то оно как правило осуществляется из отходов сельскохозяйственного и пищевого производства, то есть решаются задачи очистки окружающей среды. Строительство биотопливных производств также может рассматриваться как создание новой инфраструктуры АПК, и объект расширения научно-исследовательской деятельности.

Указанное выше разделение протекционистских мер по цветам, характерно как для Соглашения по субсидиям и компенсационным мерам так и Соглашения по сельскому хозяйству. В последнем также присутствует специфичный вид субсидий – т.н. синяя корзина, которая включает в себя прямые платежи в рамках программ ограничения выпуска продукции при перепроизводстве. Основным потребителем данного вида помощи является Европейский союз, на «синюю корзину» поддержки АПК тратится более 15 млрд. евро в год. Что примечательно, данный вид поддержки можно считать фактором, в какой-то мере, ограничивающим производство биотоплива. Используется погектарная компенсация растениеводческим хозяйствам отказавшимся от производства зерна и масличных. При отсутствии данного вида стимулирования излишки могли быть переработаны на биотопливо.

Переговоры по вступлению Российской Федерации в ВТО были чрезвычайно сложными, они длились дольше, чем с какой-либо другой страной, включая Китай, которому для выработки условий присоединения потребовалось пятнадцать лет.

Российская делегация вела переговоры семнадцать лет, а если отсчитывать с момента официального уведомления о намерении присоединиться к ВТО, то девятнадцать. Интерес к российскому рынку, входящему в категорию развивающихся, имеющих потенциал роста, объективно проявляют многие предприятия и фирмы из стран входящих в ВТО.

Правительства этих государств, стремились в ходе переговоров добиться наиболее благоприятного доступа для национальных производителей, на рынок России, а также максимального снижения внутреннего протекционизма.

Ратификация договора о вступлении России в ВТО произошла 21 июля 2012 г и через месяц страна стала членом организации. Таким образом Россия в ВТО уже 8 месяцев, однако, до сих пор нет четкого и однозначного ответа на вопрос, какой социально-экономический эффект получит страна от вступления в организацию. В целом, анализ итогов переговоров позволяют констатировать, что Россия приняла на себя обязательства, которые оставляют ей достаточную свободу маневра в регулировании внешней торговли товарами и услугами и возможности обеспечивать надлежащий уровень внутреннего протекционизма. Вопрос в том, будут ли эти возможности использованы. На данный момент, в стране отсутствует стратегии, программы и механизмы для повышения конкурентоспособности экономики в целом, ее отдельных отраслей в условиях ВТО. Относится это и к биотопливной промышленности.

Российский институт стратегических исследований провёл серию круглых столов и семинаров, целью которых было выявление основных проблем, с которыми столкнулись регионы России после вступления в ВТО. Мероприятия проводились на базе наших филиалов в Иркутске, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону, Казани, и Калининграде.

Значительная часть экспертов обеспокоена тем, что, несмотря на 19 лет переговоров, условия членства носят общий, зачастую не специализированный характер, в них не учтены интересы ряда ключевых отраслей. При этом отдельные сектора экономики, например банковский сектор, достигли огромного успеха, так как переговорщики жестко отстояли их требования. В других отраслях экономики уровни защиты были значительно снижены.

Кроме того, многие представители деловых кругов сетовали на дефицит исчерпывающей, объективной информации о содержании протокола по вступлению России в ВТО и специфике деятельности этой организации. Достаточно сказать, что обязательства по условиям членства были опубликованы лишь после подписания протокола. Причём, как известно, до сих пор нет официального перевода, и значительная часть документов доступна только на английском языке.

Предприниматели на местах также плохо информированы о процедурах урегулирования торговых споров, подачи заявок на проведение антидемпинговых расследований, сбора доказательств о нечестной конкуренции со стороны иностранных компаний.

Вступление в ВТО, в значительной мере обостряет проблему нехватки квалифицированных специалистов по международному праву и внешнеторговой деятельности, как на региональном, так и на федеральном уровне.

Наибольшую тревогу в связи с вступлением в ВТО высказывали представители АПК. Существенной проблемой отечественного АПК является низкая оснащенность сельхозпредприятий современным оборудованием, отставание в технологиях производства, высокая энергоемкость продукции, а также отсутствие необходимой производственной и логистической инфраструктуры. Например, недостаток зернохранилищ в Ставропольском крае вынуждает производителей начинать реализацию продукции сразу после ее сбора. Естественно, продукция реализуется по минимальной цене. И такая ситуация типична не только для Ставрополья. При этом, по мнению специалистов, в новых условиях смысловой доминантой участия в ВТО может и должно стать увеличение в российском аграрном производстве доли товаров с высокой добавленной стоимостью.

Также, беспокойство аграриев вызвал тот факт, что согласно договору с ВТО с 2013 г. запрещено регулировать отпускные цены на топливо для сельхозпроизводителей. В прошлые годы решения правительства России обязывали нефтекомпании снижать цены на 30%.

В условиях ВТО обостряется проблема закредитованности сельхозпроизводителей. Она становится серьезным тормозом для модернизации отечественного сельского хозяйства, приобретения нового оборудования, и внедрения современных технологий. Сейчас объём задолженности отечественных сельхозтоваропроизводителей составляет более 1,9 трлн. руб. Как уже отмечалось, российская банковская система в ближайшей перспективе меняться не будет, соответственно дешёвых кредитов ждать не приходится.

Описанные выше проблемы напрямую относятся и к зарождающейся в нашей стране биотопливной промышленности. Информированность о правилах организации не высокая, доступ к технологиям ограничен, кредиты на достойных условиях получить невозможно.

Оптимизм у экспертов вызывают только перспективы пеллетных производств. Пеллеты экспортируются по правилам ВТО достаточно давно. Спрос на них в странах северной Европы и Великобритании устойчивый. Свои природные ресурсы на выпуск пеллет эти государства тратить не хотят, а использование данного вида биотоплива субсидируется государством в рамках экологических программ – т.е. по классификации ВТО как «зелёная поддержка». Кроме того отмечается рост внутрироссийского рынка данного вида топлива. Который приобретет дополнительную динамику после выполнения требований ВТО по выравниванию внутренних и экспортных цен на газ.

Что касается других видов биотопливных производств, то возможность их развития и осуществления государственного протекционизма вопрос на наш взгляд политический и зависит от реальной модернизации экономики. Инструментарий ВТО может быть использован самый широкий, «жёлтые» меры подержки для российской биотопливной промышленности конечно использованы не будут, но за счёт использования мер «зелёной корзины» можно стимулировать весь производственный цикл, начиная с выращивания сельхозкультур, заканчивая практическим использованием биотоплива.