Об исторических аналогиях с современными американо-китайскими отношениями

Аналитика
Состояние и перспективы американо–китайских отношений постепенно превращаются в центральный элемент проблематики поддержания стабильности ситуации не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), но и в мире в целом.

В.Ф. Терехов,

ведущий научный сотрудник отдела исследований современной Азии,

кандидат технических наук

Состояние и перспективы американо–китайских отношений постепенно превращаются в центральный элемент проблематики поддержания стабильности ситуации не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), но и в мире в целом. Опасность конкурентного позиционирования на мировой политической арене США и Китая вполне осознаётся её руководителями, которые предпринимают всё от них зависящее (по крайней мере, в это хочется верить) для удержания двусторонних отношений в конструктивных рамках. Публичная риторика официальных лиц обеих стран в общем носит достаточно корректный по отношению к геополитическому партнёру-оппоненту характер


«Политкорректность», однако, практически отсутствует в публикациях экспертов (прежде всего американских). Как и положено экспертам, они формулируют и рассматривают проблему так, как она им видится. В частности, с начала текущего года в американском экспертном сообществе интенсифицировалась дискуссия в связи с участившимися в последнее время сопоставлениями периода, предшествовавшего Первой мировой войне (ПМВ), с нынешним состоянием американо-китайских отношений.


Следует отметить, что, по-видимому, впервые о возможности возникновения в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) большой войны на уровне серьёзного исследования было заявлено ещё в конце 2008 г. профессором Австралийского национального университета Х.Уайтом [1]. Автор посчитал необходимым тогда сопроводить эту невесёлую весть множеством «смягчающих» оговорок. Вообще говоря, Х.Уайт лишь произнёс вслух то, что витало «в воздухе» уже с середины 90-х годов, когда после очередного «тайваньского кризиса» стало ясно, что на место ушедшего с мировой политической арены СССР реально может претендовать КНР.


Сегодня обсуждение научными сотрудниками американских военных колледжей возможных сценариев крупномасштабных боевых действий в АТР, а также проведение аналогий между складывающейся в регионе ситуацией и периодом, предшествовавшим ПМВ, носит почти рутинный характер [2]. Роль же основных противостоящих тогда держав, то есть Великобритании и Германии, сегодня отводится США и Китаю.


По их мнению, в последнее десятилетие в АТР возникает новая «Германия», сам процесс быстрого становления которой во всё большей степени воспринимается нынешней «Великобританией» в качестве вызова её жизненно важным интересам. Впрочем, в обоснование тезиса о вероятности большой войны в регионе делаются ссылки и на совсем глубокую историю, в частности, на Пелопонесские войны и высказывания Фукидида о том, что «возрастание мощи Афин, а также обусловленные этим опасения Спарты, делали войну неизбежной».


Как и сто лет назад, силовое противостояние двух ныне ведущих мировых держав перемещается на море, что обусловлено исключительной важностью проблемы контроля районов добычи углеводородов (в Персидском заливе и Африке), а также маршрутов их транспортировки, пролегающих через Индийский океан, Малаккский пролив, Южно-Китайское море. Так же как и в начале 20 в., проблема контроля SLOC (Sea Lines of Communication) упоминается в числе первых при обсуждении мероприятий по обеспечению национальной безопасности всех ведущих региональных державах [3]. Этой же проблемой обусловлена их военная активность последних лет в районе Аденского залива (под предлогом «борьбы с пиратством»). Поэтому в статьях, в которых обсуждаются различные аспекты аналогии с ПМВ, вновь возникают подзабытые, но весьма известные в начале 20 в., фамилии адмиралов и теоретиков борьбы на море, таких как А.Тирпиц, Дж.Фишер, А.Т.Мэхэн, Дж.С.Корбетт.


Ключевой вопрос, который стоит сегодня перед американской элитой, формулируется следующим образом: «Станет ли Китай к 20-м годам текущего столетия другом или врагом США»? [4] Однако подобная формулировка основной проблемы американо-китайских отношений экспертами КНР оценивается, как «наследие холодной войны» в образе мышления «некоторых американских политиков…, рассматривающих Китай в качестве стратегического врага США» [5].


Приведенный выше вопрос в публикациях упомянутых американских аналитиков довольно типичен, а спектр оценок состояния и перспектив американо-китайских отношений не слишком широк. Речь фактически идёт о сроках, когда Китай превратится в «кайзеровскую Германию» начала 20 века, а мировая политическая ситуация станет напоминать канун ПМВ, и неизбежна ли война двух мировых гигантов.


Наиболее последовательно мнение «алармистов» в американском экспертном сообществе относительно перспектив американо-китайских отношений высказал в середине прошлого десятилетия профессор Чикагского университета Дж. Миерсхаймер [6]. На собственный жёсткий вопрос, «будет ли рост Китая мирным», он столь же твёрдо ответил «нет» вне зависимости от того, будет ли Китай демократическим или нет. При этом Дж. Миерсхаймер исходил из постулатов Realpolitik, согласно которым растущая держава неизбежно стремится установить собственную гегемонию в окружающем её пространстве. В случае с Китаем (в соответствии с Realpolitik) это столь же неизбежно должно привести его к конфликту с США, имеющих особые интересы в АТР.


К теме аналогии складывающейся в АТР ситуации с кануном ПМВ уже дважды в текущем году обращался известный американский политолог, профессор Гарвардского университета Дж. Най [7]. Не отрицая возможности превращения Китая в реального геополитического конкурента США, он полагает, что это совсем необязательно совпадёт с тем моментом, когда объём ВВП КНР сравняется с американским. Согласно одним оценкам (например, экспертов банка Goldman Sachs), это произойдёт к 2027 г., по другим -уже к концу текущего десятилетия. Дж. Най сомневается, в частности, в возможности существенного сокращения технологического разрыва, отделяющего Китай от США (в то время, как кайзеровская Германия в начале 20 века демонстрировала как раз стремительный, обгоняющий технологический и промышленный прогресс).


Однако, по его мнению, Дж. Миерсхаймер не учитывает более существенных моментов. Во-первых, как полагает Дж. Най, за плечами руководства Китая существенно более долгая, чем у Германии история и, следовательно, больший внешнеполитический опыт, который удержит китайских руководителей от авантюр на мировой арене, чреватых национальной катастрофой, типа тех, которые позволяла себе Германия начала 20 века. Кроме того, стремительное развитие в прошедшем десятилетии двусторонней торговли создало ситуацию экономической взаимозависимости США и КНР, которая является сегодня базой относительной, по выражению китайских экспертов, «тактической [то есть не перешедшей на стратегический уровень –прим. авт.] стабильности» американо-китайских отношений [8].


Обращает на себя внимание присутствие элементов пессимизма в статьях самого Дж. Ная, который обеспокоен «…высокомерием некоторых китайцев [спровоцированным экономическими успехами –прим. авт.] и ненужными опасениями среди некоторых американцев в связи с [экономическим –прим. авт.] падением» США. Поэтому, ссылаясь на того же Фукидида, он призывает стороны к сдержанности в оценках поведения партнёра и проявлениях эмоций.


Выступление известного американского политолога на тему аналогий между складывающейся в АТР ситуацией и периодом перед ПВМ не осталось незамеченным. В нейтральном тоне основное его содержание было изложено в China Daily [9]. В США же в полемику с Дж. Наем вступил приглашённый профессор колледжа ВМС США Дж. Холмс. По словам последнего, «Китай напоминает Германскую империю в большей степени, чем полагает Най, а отличия…создают больший вызов американской военно-морской мощи, чем Берлин Великобритании…» [10]. Аргументация Дж. Холмса сводится к тому, что основным районом операций ВМС Великобритании в начале 20 века было Северное море. Иначе говоря, корабли британских ВМС в то время почти всегда находились в непосредственной близости от своих баз, в то время как район гипотетических операций американских ВМС может находиться в тысячах километрах от мест своего базирования и материального обеспечения.


Следует отметить, что все, приведенные выше, построения носят «лабораторный» характер. Гражданские политологи и эксперты из научных военных учреждений занимаются профессиональной работой, а именно, изучают различные сценарии развития политической и военно-стратегической ситуации в АТР, предлагая мероприятия, которые им видятся наиболее соответствующими этим сценариям. Окончательные решения принимают ответственные государственные деятели, облачённые необходимыми полномочиями.





1. Hugh White, Why War in Asia Remains Thinkable // Survival: Global Politics and Strategy – December 2008/January 2009. – p. 85-104.



2. Douglas C. Peifer, China, the German Analogy, and the New Airsea Operational Concept//Orbis. Winter 2011. p. 114-131.


3. Robert D. Kaplan, Center Stage for the Twenty-first Century// Foreign Affairs. 2009. March/April. p. 16-32; Andrew Jr. Krepinevich, 'The Pentagon's Waiting Assets'//Foreign Affairs, 2009. July/August. p.18-33.


4. Ashton B. Carter, William J. Perry, China on the March// The National Interest. 2007. March-April. P. 116.


5. Huan Zhaoyu, Constructive Development of Sino-U.S. Relations: Intrisinc Logic and Vision Constitution at Non-interest Level/ Contempory International Relations. 2010. №6. Nov/Dec. p. 104.


6. John Mearsheimer, The Rise of China Will Not Be Peaceful at All//The Australian, 2005, November 18.


7. Joseph S. Nye, China’s Rise does’t Mean War//Foreign Policy. 2011. January/February. P. 66; Joseph S. Nye, U.S.-China relationship: A shift in perceptions of power//Los Angeles Times. 2011. April 6.


8. Yan Peng, Sino-U.S. Strategic Mutual Trust//Contemporary International Relations. – 2008.-March/April. – P. 1-15.


9. Ariel Tung, Joseph Nye: Don’t Magnifi China’s Power [http://www.chinadaily.com.cn/world/2011-03/31/content_12252669.htm]


10. James Holmes, China and Imperial Germany//Human Development Forum Foundation [http://hdff.org/2011/04/china-and-imperial-germany/]. 2011. Apr. 7th.