Илья Аносов: Россию пытаются подвергнуть остракизму за желание выбраться из секты «цивилизованное сообщество»

Мы в СМИ
В Челябинске начал работать информационно-аналитический центр Российского института стратегических исследований (РИСИ). Руководителем интеллектуального центра назначен бывший председатель комитета по взаимодействию с общественными, религиозными и национально-культурными объединениями Челябинской области Илья Аносов. Своими размышлениями об угрозах, с которыми столкнулась современная Россия, и о путях выхода из исторической ловушки И. Аносов поделился с корреспондентом агентства «Мega-U.ru»

Илья Иванович, Вы недавно побывали на семинаре РИСИ уже в новой должности. Какие вопросы обсуждались?

— Тема семинара звучала так «Исламизм как вызов международной и российской безопасности, методы борьбы с ним». Надо отметить, что семинар получился очень представительным. В нем принимали участие первый консул посольства Сирийской арабской республики, представитель посольства Алжира и российские специалисты – востоковеды. Обсуждались проблемы ислама в современном мире. Состоялся показ фильма египетского режиссера Ахмеда Салаха «Имам». Это фильм о том, как за короткий срок традиционный ислам в Египте был превращен в исламизм, то есть в исламскую идеологию и демагогию. Он выводит на арену совершенно непривычный для нас тип религиозного деятеля — салафитского шейха, гораздо больше похожего на шоумена, чем на проповедника. Меня поразил этот абсолютный Голливуд с набором риторики сетевого маркетинга: «раньше я был бедный и несчастный, вступив в организацию, стал богатым и счастливым, и с вами будет то же самое». Вот я задумался, что же произошло с египетским народом, который веками жил в традиционном исламе, все ездили учиться в их медресе? Как за короткий период могла произойти полная американизация мышления, чтоб от имени ислама выступали шоумены, а народ это воспринимал? Как ни парадоксально, эта обработка через экран дала свои плоды и произошли известные нам события — арабская весна.

— Если в Египте это сработало, может сработать и у нас?

— В принципе, у нас это уже давно происходит. Мы по телевидению видим либо постоянное шоу, либо одни и те же «говорящие головы», которые рассуждают о путях развития страны и учат народ, как ему жить. Только выход на повестку дня крымских событий стряхнул, наконец, эту пыль. Появились серьезные новости, попытки глубокого осмысления событий и их толкований. Даже аполитичные люди стали проявлять интерес к новостным передачам и вопросам геополитики, истории России. Но пока это минимальное количество эфирных часов.

— Существует утверждение, что СМИ выдают ту информацию, которая востребована обществом. Если люди не хотят думать о серьезном, а хотят иллюзий, им дают эти иллюзии, в том числе с экрана.

— Я не могу с этим согласиться, наоборот, очень многие мыслящие люди давно отказались от «голубого экрана» именно потому, что не хотят смотреть, то, что им навязывают. Не так давно проводилось исследование о ценностных ориентациях СМИ, экспертов и общества. Оказалось, что для СМИ в приоритете в лучшем случае «жвачка», а в худшем – чернуха с порнухой. Общество наоборот стоит на традиционных ценностях – Родина, семья, труд. Эксперты находятся где-то посередине. Но совершенно понятно, что заказа общества на «жвачку» нет. Есть какая-то прослойка маргиналов, готовых эту чернуху, насилие и шутовство потреблять, но им хватило бы и нескольких ночных кабельных каналов. Но, когда то, что предназначено для маргиналов, транслируется на все общество, это уже просто пропаганда со всеми вытекающими отсюда последствиями.

— Давайте все-таки еще раз вернемся к Египту, как работает эта пропаганда?

— Все довольно просто и технологично. Сначала идет активная пропаганда философии западного общества потребления с ее знаковыми яркими атрибутами – Кока-колой, Макдональдсом, с которыми «жизнь становится ярче». Это же не просто реклама тех или иных продуктов и товаров, это формирование определенной этики, эстетики, образа жизни. То есть людей отрывают от исторических корней, от национального самосознания, а с таким человеком, как с выдранным из земли деревом, можно делать все, что угодно. Тут и появляются проповедники – салафиты опереточного вида. Но они достигают поставленной цели: они обращаются к людям, потерявшим ценностные ориентиры и готовых принять все, что угодно, только бы не нарушить свой обывательский покой.

- Ну, в общем-то, нам тоже уже двадцать лет предлагают перенять чужие ценности…

— Совершенно верно. И вот что интересно, сейчас в России в связи с событиями на Украине и в Крыму происходит разворот массового сознания. Я бы даже сказал, выход общественного сознания на свет Божий из западного тумана.

— Есть какое-то объяснения, почему политические события повлекли такие неожиданные изменения в сознании россиян?

— Что сейчас происходит с Россией? Мы очень долго встраивались в западные стандарты и ценности. Вот представляете – эта гигантская страна со своими колоссальными ресурсами каким-то образом пыталась втиснуться в стандарты маленькой Европы. Но оказалось, что это невозможно сделать — скорее Европа по швам затрещит. У нас есть свой уникальный опыт, своя история и колоссальное культурное наследие, и это невозможно втиснуть в рамки западных ценностей.

— Это можно сравнить с отрезвлением?

— Это можно сравнить с выходом из секты, куда человек когда-то попал в силу обстоятельств, но теперь всеми силами стремится освободиться от ее влияния. Ни одна секта не выпустит добровольно человека — в адрес такого человека начинают сыпаться угрозы. Почему, — потому что сила этой системы в ее полной закрытости и массе ограничений, и один выпавший из-под влияния человек может разрушить всю эту систему. Вот так и Россия 20 лет находилась под влиянием секты «цивилизованное сообщество». Это образ французского исследователя Дени Дюкло. Он еще десять лет назад провел параллель между существующими сектами и, так называемым, «цивилизованным сообществом», доказав идентичность их построения и влияния на человека. Если секта выделяет какой-то кусок жизни и возводит его в абсолют, то современное цивилизованное сообщество возводит в абсолют один выбранный кусок из истории цивилизации – глобальный рынок — и абсолютизирует его. И теперь как только Россия начала выбираться из этой «секты» нас начали пугать.

— Как мы оказались в этой «секте»?

— Причины те же, что и у человека, попадающего в секту. Как правило, у таких людей нет духовных корней, и они не связаны ни с какой-то культурной или духовной традицией – православием, исламом и так далее. Он может всю жизнь прожить вне религии. Но случись крупные неприятности, человек начинает искать мировоззренческую опору и зачастую находит ее в замкнутой секте. Ему предлагают некое решение проблемы, обычно самое примитивное, отгораживают его от мира. Ему кажется, что все прекрасно, но на самом деле проблемы не решены, а просто отодвинуты – человек просто поворачивается спиной к манометру, на котором зашкаливает давление. Чтобы удержать человека надолго, его изолируют, отсекают от прежнего образа жизни. Сила секты именно в изоляции. Теперь посмотрим, что происходило с Россией. 1905 год – волна террора, 1917 – разрушается вся система мировоззрения, мы отрываемся полностью от своих корней и уходим куда-то в поиск на 70 лет. Но эта система скоро разваливается, что совершенно естественно, так как в ее основе лежала искусственно созданная идеология. А идеология вообще не способная сплотить нацию на века, поскольку она является всего лишь продуктом ума и другим острым умом ее разрушить совсем не сложно. Что и произошло в 90-е годы. В результате Россия оказалась в кризисе, и тут нам услужливо предложили «единственно верный путь» в «глобальное цивилизованное сообщество».

— По той же схеме сектантской вербовки?

— Абсолютно по тому же сценарию: у вас темное прошлое, у вас нет никакой истории, Россия – тюрьма народов, тоталитарное государство, вы вообще никто, но мы вам поможем и научим, как надо жить. При этом, также как в секте, устанавливается полный тотальный цензурный контроль, набор риторики, от которой нельзя отступать: «демократия», «глобальный рынок», «толерантность», «общечеловеческие ценности», «политкорректность» и так далее. И попробуйте выразить иное мнение – сразу получите ярлык «изоляциониста», «националиста», «шовиниста» или «ксенофоба». Так же как в секте — как только человек начинает прозревать, пытается вырваться из этого круга, возразить, его сразу подвергают остракизму за ослушание «гуру».

— В глобальном обществе тоже есть свой гуру?

— Конечно, есть – это США, которые полагают, что обладают монополией на истину в последней инстанции. Кто думает иначе, наказывается самым жестоким образом. Мы уже видели на мировой арене множество примеров наказания строптивых. Югославия позволила иметь свое мнение, ее отутюжили «Томагавками». Ливия попыталась пойти своим путем – что от нее осталось? Что стало с Ираком?.. Все мы видим, что сейчас происходит с Сирией.

— Мы сейчас тоже попадаем под угрозу, можно этому противостоять?

-На сегодня это, пожалуй, самый главный вопрос. Вот, мы, как человек в секте, прозрели, увидели к какому результату пришли и ужаснулись. Мы потеряли двадцать лет развития, смертность превышает рождаемость. Но решиться на выход, это еще не значит выйти. Вот человек вырвался, и тут начинается самое сложное – позитивного мировоззрения у него нет, оно у него осталось прежнее, сектантское. Значит у него два пути – вернуться назад или обрести свои истинные корни. Также мы сейчас сказали – нет, мы не хотим в ваше глобальное общество, это не наш путь. Теперь нужно возвращаться к базовому историческому мировоззрению, к своему исконному историческому пути, по которому Россия шла до катастрофы 1917-го года. Конечно, это непростой вопрос, но и другого пути у нас нет.

— Мы уже начали разворачиваться или пока только оглядываемся и думаем – идти или не стоит?

— Я думаю, что сегодня все больше людей начинает прозревать, и у них многие навязанные нам западные, а иначе говоря, западные либеральные ценности, вызывают неподдельное раздражение.

Вот я открываю отчеты знаменитой Хельсинской группы – что там идет первым пунктом? Может быть, их волнует социально-экономический уровень жизни в России? На какие средства живут российские пенсионеры?.. Нет, на первом месте вопрос о положении в России половых извращенцев. Любой здравомыслящий человек задумается, а что он забыл в этой сексуально озабоченной Европе? Но как вернуться на свой исконный путь? Вот главный вопрос. А то, что потребность в этом есть – вещь очевидная.

— Для Вас стала неожиданностью массовая консолидация российского общества по крымскому вопросу?

— Я уверен, что это не внезапный порыв и не временная эйфория. Это вызревало давно и сейчас прорвалось наружу. Президент России Владимир Владимирович Путин ведь не случайно уделил так много внимания в своем замечательном выступлении перед Федеральным Собранием трагедии Югославии. Когда мы в XX веке наблюдали, как на глазах всего «цивилизованного сообщества» и «правозащитников» американские бомбардировщики бомбили Белград, на наших глазах совершалось массовое убийство, а Россия тогда ничего не могла сделать, это ведь отложилось саднящей раной на совести каждого гражданина России с непотерянной совестью. Владимир Путин правильно сказал – пружина начала разжиматься. Потом раздербанили Ливию, а когда очередь дошла до Сирии, тут уже и самые недальновидные начали понимать, что это все чревато для нас тоже. Если им можно там наводить порядок, кто сказал, что «голубые каски» не могут оказаться у нас? – у нас же ресурсы. Это даже на бытовом уровне «достало» — вокруг одна «Кока-кола» и «Плейбой». Это что, наша культура?.. И вообще, это культура?..

— Предлагаете все это убрать с прилавков, запретить продавать?

— А ничего убирать не нужно, все самой уйдет, когда перестанут покупать, когда пропадет интерес. А он ослабнет, как только мы поймем, что нам в 90-х годах завезли совсем не западную культуру, от которой никто бы и не отказался, а культуру маргиналов, «попсу». Когда мы стремились в Европу, думали, что нас встретят в гостиной, а мы попали в отхожее место. Теперь, когда мы начинаем от этой псевдокультуры отказываться, сразу начинаются песни о «ксенофобии». Но ксенофобия явление совершенно чуждое для России, мы формировались как многонациональный народ, и на этом всегда стояло наше Отечество. А вот чего у нас полно, и чем надо озадачиться отечественной интеллигенции, так это ее «ксенофилией» – то есть патологической любовью ко всему, что «не наше». Этим очень грешит наша интеллигенция, для которой Запад – свет в оконце, а у нас всегда все плохо. Вот как раз эта часть интеллигенции написала обращение президенту с протестом против действий по Крыму. Посмотрите телевизор – там царствует «ксенофилия», восхваляется все, что угодно, только не свое. А у нас все плохо, и никогда хорошо не будет. Ну, если «говорящие головы» определяют наше сознание и вещают от имени общества, с этим ведь нужно что-то делать? Вероятно, руководствоваться собственным опытом, тысячелетним историческим опытом России!

— Нет ощущения, что сейчас как раз наступило время активных действий?

— Если мы сейчас дрогнем, другого шанса уже не будет. Это совершенно очевидно, нас просто уничтожат, если не материально, то морально. Нас сейчас сильно пугают будущими трудностями, чтобы мы, не дай Бог, всерьез не вознамерились вырваться из «глобальной секты». Но испуг это то, что нам сегодня нужно. Это же ужасно, когда человек стоит на краю пропасти, балансирует изо всех сил, но не осознает, что еще чуть-чуть и он рухнет в эту бездну. С 1917 года мы только латали и затыкали дыры. Может быть пора задуматься, откуда взялись эти дыры?

— В общем, мы начинаем понимать, что хватит спать, пора что-то серьезное делать…

— Я 6ы сказал, не хватит спать, а хватит жрать! До сих пор у нас происходила лишь заведомо безуспешная гонка за материальными благами. В Челябинске символ «перестройки» это ТК «Куба» — завод превращенный в базар с элементами развлечений. Вот он итог нашей «перестройки». Гигантская промышленная держава превращена в глобальный базар, забитый некачественными товарами, которые не покупают, кстати, в «цивилизованной» Европе. Мы живем как лягушка на болоте – она там живет всегда и не чувствует запаха, она вообще не знает, что есть где-то чистая вода. Так и мы рассуждаем о национальной идее, имея за душой только советский и постсоветский опыт. А что же тысячелетняя история православной Руси? Там же все есть, ничего не надо искать. Но мы ведь от нее отказываемся, мы не хотим об этом знать и помнить. Это что-то далекое и вроде как не про нас. Действительно не про нас – наши предки осваивали огромные пространства, продвигаясь на Север, не думая о материальных благах. Они не гонялись за новой маркой телевизора, у них были другие ценности – надо называть вещи своими временами, они были православными людьми. Жили небогато, но на жизнь хватало. А вот эта жвачка потребления – это все продукт западно-либеральной эстетики. У нас этот номер не пройдет.

— Царская Россия опиралась на православие. Но у нас ведь многонациональное и многоконфессиональное государство, и к тому же светское…

— Россия формировалась как православная империя, объединяющая вокруг себя множество народов. В этом – суть России. 85% ее граждан — русские, в Челябинской области – 82%. Пора задуматься над тем, откуда взялся «русские крест» — превышение смертности над рождаемостью.

Я целиком и полностью разделяю мудрую позицию Митрополита Челябинского и Златоустовского Феофана – без строительства новых православных храмов никаких проблем не решить. А сегодня у нас в области количество храмов на одного русского – самое низкое в Уральском федеральном округе. Посмотрите также статистику браков, разводов, социального сиротства, абортов – это не экономические, а духовные проблемы. Вы знаете, что ежегодно в России в результате абортов погибают три миллиона нерожденных младенцев – три миллионника, таких как Челябинск? А разговоры о том, что православие не может быть основой для новой России, это заготовки, которые разработаны где-нибудь в Стэнфордском университете. У нас это западное мировоззрение усиленно транслируется приверженцами либеральных ценностей.

— Вы тоже ругаете либералов. Недавно Путин нелестно о них отзывался, и даже наш новый руководитель – Борис Дубровский высказался в том же духе. Может сегодня это такой модный тренд?

— Оценка Бориса Александровича – это оценка человека труда, который всю жизнь создает реальный продукт и кормит не только себя, но и еще тысячи людей. Он ведь говорил о чем? — улучшать жизнь можно только одним способом – работать и созидать. А какова позиция либералов-интеллигентов? Вы работайте и кормите нас, а мы вам расскажем, что вы делаете не так и научим, как надо жить. Замечательное определение интеллигенции дал австрийский экономист Фридрих Хайек: «Интеллигент- это дилер, предлагающий идеологический «секонд-хенд». То есть, как правило, либералы ничего не созидают, даже идей, они в основном занимаются «перепевками», ретрансляцией. Чем они гордятся? - тем, что они свободны – от исторических и религиозных предрассудков, буквально от всего, и самое главное – от ответственности. Многие из них не могут даже семью создать, поэтому от такого пережитка прошлого как семья, они тоже свободны. Прошу не путать демагогствующую либеральную часть интеллигенции с людьми умственного созидательного труда – учеными, педагогами, врачами и так далее. Это совсем другая категория общества, которая созидает.

— Долго мы еще будем выбираться из-под либерального влияния?

— У меня такое ощущение, что время либерального угара начинает заканчиваться, и это очень отрадно. В начале девяностых годов у нас все были либералы, мне стыдно признаться, но я тоже не избежал этого. Сейчас это заканчивается вопреки массированной пропаганде в СМИ, всех этих «говорящих голов». Либеральная прослойка эта очень тонкая, но она царит на экране телевизора и своей демагогией о нашей исторической неполноценности закрывает всю перспективу. Если же оторваться от «голубого экрана», то окажется, что мир сияет множеством красок, а Россия — это вообще образец терпимости и демократии. И здесь я хочу вспомнить слова Федора Михайловича Достоевского: «Если русский человек скажет вам, что он не любит Россию, не верьте ему - он не русский». Федор Михайлович подразумевал не национальность, а любовь к своему Отечеству, всегда объединявшую и объединяющую все народы России.