Томислав Николич: первые шаги в российском направлении

Аналитика
11 сентября 2012 г. президент Сербии Томислав Николич встретился с российским Президентом Владимиром Путиным в черноморской правительственной резиденции «Бочаров ручей». Сербский президент заявил, что она «открывает абсолютно новую страницу в сербско-русских отношениях, идет ли речь о культурном, религиозном или экономическом сотрудничестве».

 

Н.В. Бондарев, кандидат исторических наук,

старший научный сотрудник отдела евроатлантических исследований РИСИ

11 сентября 2012 г. президент Сербии Томислав Николич встретился с российским Президентом Владимиром Путиным в черноморской правительственной резиденции «Бочаров ручей». Подводя итог продолжавшейся около сорока минут встрече, сербский президент заявил, что она «открывает абсолютно новую страницу в сербско-русских отношениях, идет ли речь о культурном, религиозном или экономическом сотрудничестве». Признавая важность данной встречи для диалога двух государств, мы, тем не менее, не можем согласиться со столь бравурной ее оценкой. Ибо практический результат переговоров, несмотря на весь энтузиазм Николича, в общем и целом оказался равен нулю…

Обе переговаривающиеся стороны были, что называется, во всеоружии. Российскую строну, помимо В. Путина, представляли глава МИД Сергей Лавров, министр энергетики Александр Новак, советник Президента по внешней политике Юрий Ушаков и спецпредставитель Президента по связям с соотечественниками Александр Бабаков. Николича сопровождали министр иностранных дел Сербии Иван Мркич и министр природных ресурсов Милан Бачевич, а также консультанты, советники, представители сербского бизнеса. То есть по составу участников переговоры можно считать более чем представительными, в отличие от прошлой встречи Путина и Николича, имевшей место в кулуарах съезда Единой России четыре месяца назад. Тем более прискорбно, что никаких практических договоренностей на переговорах достигнуто не было.

В начале встречи Путин отметил положительную динамику в товарообороте между Россией и Сербией в прошлом году и некоторый спад в текущем году, что Николич объяснил «объективными трудностями в сербской экономике, например выборами». Российский президент констатировал, что российские компании «Лукойл» и «Газпром-нефть» являются крупнейшими налогоплательщиками в Сербии и вообще активно участвуют в сербской экономике, а Николич заверил российского коллегу, что так будет продолжаться и впредь. В свою очередь Николич выразил благодарность Путину за активное участие России в праздновании столетия сербской авиации в Белграде, а также за участие самолетов российского МЧС в тушении лесных пожаров. Николич также сообщил российскому президенту, что проходившие в преддверии встречи президентов консультации представителей российских и сербских Министерств обороны и Министерств энергетики прошли успешно, переговаривающиеся стороны выработали единую программу действий, «дорожную карту». В заключение президент Сербии заявил: «Я ожидаю начала работ по строительству «Южного потока» через Сербию. Представители России и Сербии считают, что это могло бы быть в начале декабря, и поскольку у них не хватает смелости, они попросили меня пригласить вас принять участие в открытии этих работ. Так что я прошу вас приехать на открытие строительства Южного потока». На приглашение поучаствовать в разрезании ленточки В. Путин, как сообщают российские и сербские СМИ, утвердительно кивнул.

Тот же набор проблем и тот же перечень достижений были озвучены двумя президентами на итоговом брифинге. Николич в очередной раз упомянул об «исторической» любви сербского народа к России и о том, что он чувствует «огромную поддержку» от всех представителей российской власти, с которыми ему довелось общаться. Путин подчеркнул большое значение Сербии для транзита российской нефти и газа в Европу, а также культурную и религиозную близость двух стран. После чего кто-то из присутствующих журналистов задал российскому президенту вопрос об антироссийских высказываниях кандидата в президенты США от Республиканской партии Ромни, и Путин охотно отступил от повестки дня, подробно рассказав о своем отношении к означенному политическому деятелю. В новостные сводки крупнейших международных агентств предсказуемо попало только высказывание Путина о Ромни, зачастую вообще без упоминания о встрече российского и сербского президентов. И это вполне понятно, поскольку кроме приглашения Николичем Путина на торжественный старт строительства сербской ветки «Южного потока» рассказывать, практически, не о чем. Причем даже по поводу срока начала строительных работ пока ничего определенного сказать невозможно.

В общем, ни «прорыва», ни «абсолютно новой страницы в билатеральных отношениях», о которых говорил Николич, мы не наблюдаем. Если уж совсем откровенно, на этой встрече не было вообще ничего нового и ничего существенного, принципиально важного. Для Николича встреча была важна как возможность пополнить свое президентское портфолио официально сертифицированными совместными фотографиями с Путиным. Российский президент чрезвычайно популярен на Балканах, причем процент симпатизирующих Путину существенно превышает количество собственно «русофилов», выступающих за как можно более тесное сотрудничество с Россией. Для Николича, позиционирующего себя  в качестве «первого русофила Сербии», факт встречи с Путиным и пресс-материалы этой встречи являются краеугольным камнем дальнейшей политической карьеры. А были или нет во время переговоров значимые подвижки и важные договоренности, в принципе, не столь существенно…      

Проблема Томислава Николича состоит в том, что ему, по большому счету, нечего предложить российской стороне в качестве гарантии дружбы, благонадежности, политической и экономической лояльности. Предыдущий сербский кабинет, сформированный президентом Борисом Тадичем и его партией ДС, будучи совершенно прозападным по своей политической направленности, никак не препятствовал продвижению российских инвестиций в Сербию. После покупки «Газпром-нефтью» компании «NIS» - «Нефтяная индустрия Сербии» в экономике региона не осталось крупных объектов для российских финансовых вложений. Некоторые попутчики Николича по политической борьбе, представители радикально-правых партий, во время предвыборной гонки много говорили о необходимости реприватизации в Сербии. После победы Николича эти разговоры плавно сошли на нет.

При этом, в некоторых случаях реприватизация ключевых для экономики страны объектов происходит сама собой, классический пример этого – металлургический комбинат в Смедерево, купленный в свое время концерном «US Steel», но через три года возвращенный американцами правительству Сербии, по причине тотальной, абсолютной нерентабельности. В сербской прессе регулярно всплывает информация о возможной покупке комбината крупными международными компаниями, помимо прочих речь шла о российской «Северстали». Однако эта информация нам представляется сомнительной -  погрязший в долгах комбинат вряд ли сможет заинтересовать российских инвесторов. Еще один пример потенциального объекта российских инвестиций – корпорация «Железные дороги Сербии». На встрече в «Бочаровом ручье» шла речь о возможности многомиллионных российских инвестиций в сербские железные дороги, однако этот вопрос обсуждается уже много лет и вряд ли в ближайшее время сдвинется с мертвой точки. По большому счету, речь идет о воссоздании так называемого «коридора №10», то есть железнодорожной магистрали Любляна-Загреб-Белград, главной транспортной артерии социалистической Югославии. Эта магистраль, при определенных вложениях, может стать стержнем всей экономической жизни Западных Балкан, а ее ответвление на Салоники и другие порты севера Греции - обеспечить транзит грузов в лишенные выхода к морю государства Центральной Европы. Проблема в том, что бесперебойное функционирование «коридора №10» подразумевает совместные действия всех перечисленных пост-югославских государств, а это пока представляется маловероятным.     

На фоне не слишком результативных переговоров Путина и Николича, особый интерес вызывают сообщения об отзыве из Белграда в связи с уходом на пенсию российского посла Александра Конузина. На прощальном приеме у российского посла президент Сербии публично признал, что Конузин внес большой личный вклад в его победу на выборах. И это не пустые слова. Бывший посол РФ в Сербии открыто поддерживал консервативные, антизападные силы в сербской политике, регулярно выступал в СМИ с заявлениями по поводу «недостатка патриотизма» у сербской политической элиты. Конузин входил в десятку самых влиятельных политиков в Сербии, его называли «Лучшим сербом года», его портреты украшали обложки сербских политических журналов. Он был живым опровержением пропагандистского тезиса сербских либералов о том, что русофильские силы в стране настолько маргинальны, что Россия их не ценит и всерьез не воспринимает. Когда Николич говорит о том, что «ощущает огромную поддержку от всех представителей российской власти, с которыми общается» подразумевается, прежде всего, именно Конузин.

Как сложится российско-сербский диалог после отъезда Александра Конузина из страны, сегодня сказать сложно. Многое будет зависеть от личности нового российского представителя в Сербии. Николичу же, очевидно, необходимо пересмотреть modus operandi своих переговоров с российской стороной. Позирование на фоне Президента России, не сопровождающееся какими-либо конкретными договоренностями, не долго сможет поддерживать репутацию Николича на необходимом уровне. Причем, если раньше возможное непонимание между лидерами двух государств можно было снять, задействовав серьезно интегрированного в сербскую политическую жизнь Александра Конузина, то после его отъезда из Белграда это будет значительно более тяжело осуществить…

При этом, критикуя отсутствие реального наполнения в российской политике Томислава Николича, мы никоим образом не подвергаем сомнению правильность взятого новым сербским руководством курса на сближение с Россией. Дела на Балканах плохи, это совершенно очевидно любому стороннему наблюдателю. Греческий кризис подточил и без того довольно проблематичное единство Евросоюза, ЕС буквально трещит по швам и единственное спасение для него лучшие политические и экономические умы Европы видят во внутренней сегрегации, огораживании «старой Европы» от «новой Европы». По большому счету, Греции, Болгарии, Румынии и новоиспеченному участнику ЕС, Хорватии, светит судьба полу-колоний, сырьевых придатков, рынков сбыта. Единственным способом не попасть в кабалу к малому кругу участников ЕС, «старому Старому Свету» для Балкан является укрепление политических и, прежде всего, экономических связей с Россией, Китаем, «пробуждающимися» экономиками Юго-Восточной Азии и Латинской Америки.

Так что, в общем и целом, президента Сербии Томислава Николича можно поздравить с тем, что движется он пусть и не слишком уверенно, возможно не вполне осознанно, но в правильном направлении. Таковым направлением в сфере энергетики для балканских государств уверенно можно назвать большую диверсификацию энергетических потоков, работу с различными импортерами, выход на новые экспортные и реэкспортные рынки, возможно большее разнообразие энергоносителей (электроэнергетика,  углеводороды), не исключая и «зеленую энергетику», но, безусловно, не как основную опору энергетической безопасности страны. Возможно к декабрю месяцу, на который планируется визит Путина в Сербию (пока только на уровне устной договоренности) Николич сможет предложить своему российскому коллеге не только ножницы для разрезания торжественной ленточки, но и конкретную программу по дальнейшему развитию экономического сотрудничества двух стран, прежде всего в энергетической сфере.