ЕАЭС в условиях хронической стагнации мировой экономики

Мы в СМИ
Как развиваются торговые отношения союза с третьими странами

Евразийский экономический союз с момента создания вызывал много споров и дискуссий не только среди государств-участников. За рубежом многие восприняли его как некий «ответ Западу». Однако в последнее время представители стран еврозоны больше сосредоточены на внутренних проблемах, чем на конкуренции с евразийским объединением. На этом фоне продолжаются не только интеграционные процессы внутри объединения, растет интерес со стороны третьих стран к созданию зон свободной торговли с ЕАЭС.

Хроническая стагнация может усилить популистские призывы

После референдума о выходе Великобритании из ЕС вопросов к интеграционным процессам стало еще больше. Так, в своем октябрьском докладе МВФ «Перспективы развития мировой экономики» 2016 года авторы напоминают об угрозе того, что хроническая стагнация, особенно в странах с развитой экономикой, может усилить популистские призывы к введению ограничений на торговлю и иммиграцию. В связи с этим главный экономист и экономический советник МВФ Морис Обстфельд считает, что подобные ограничения будут препятствовать повышению производительности, экономическому росту и нововведениям. «Жизненно важно защитить перспективы расширения интеграции торговли. Попытки повернуть время вспять в сфере торговли могут лишь усилить и продлить нынешние трудности мировой экономики», — сказал Морис Обстфельд.

Ориентир на интеграцию

Тем временем пока ЕС решает свои проблемы и определяет вектор политической и экономической деятельности, ЕАЭС ищет возможности для увеличения международного товарооборота. На днях премьер Р Ф Дмитрий Медведев отметил, что порядка 40 стран заинтересованы в создании зоны свободной торговли с ЕАЭС. Вместе с тем он согласен, что«не все эти переговоры в скором времени завершатся подписанием документов, но, тем не менее, потенциал создания зон свободной торговли и, соответственно, участия на российском рынке и на других понятен». Собственно, интерес к ЗСТ с союзом высказывали ряд государств, среди них Турция, Сирия, Индия, Иордания и прочие страны. Не против присоединиться к союзу и ряд бывших республик СССР. Об этом ранее заявил Игорь Шувалов, первый вице-премьер правительства РФ. «У нас есть понимание, что некоторые страны могут подключиться из бывших советских республик, и они в том или ином формате говорят открыто, что при решении определенных проблем они станут членами союза», — отметил тогда Игорь Шувалов. Он подчеркнул, что сейчас мировые страны ищут новые пути развития посредством интеграции.

Если вопросы интеграции и волнуют мировое сообщество, то бизнес в первую очередь заинтересован в возможностях развития и выходе на новые рынки. Но на фоне экономического спада, по данным того же МВФ, в этом году мировая экономика вырастет на 3,1%, в следующем рост составит 3,4%, объем торговли неуклонно падает. Не исключением станет и ЕАЭС. По словам Арины Мордвиновой, эксперта Уральского центра РИСИ, сегодня в торговле государств Евразийского экономического союза с третьими странами прослеживается ряд ключевых тенденций. Во-первых, в первом полугодии 2016 года продолжилось снижение общих показателей. За два квартала внешнеторговый оборот просел на 20%.

«Во-вторых, в результате ухудшения конъюнктуры мировых товарных рынков и развертывания кризисных явлений в национальных экономиках объемы экспортных поставок снижаются быстрее показателей импорта. Так, например, за исключением продовольствия и текстиля, продемонстрировавших незначительный рост около 3%, сократились все товарные группы экспорта ЕАЭС. Причем больше всего просели традиционные статьи поставок за рубеж: минеральные продукты (на 35%), химическая промышленность (на 27%), металлы (на 19%). В товарной структуре импорта снижение по отдельным категориям не превышает 15%», — пояснила эксперт РИСИ.

В-третьих, по ее мнению, под влиянием «санкционной войны» России и Запада и падения стоимости сырья на мировых рынках постепенно снижается роль основных торговых партнеров ЕАЭС. Общая доля ЕС сократилась с 50% до 47% внешнеторгового оборота союза. Торговля с Германией, на которую приходится 8% товарооборота объединения, продемонстрировала падение в 20%. Сокращение взаимодействия прослеживается по большинству торговых контрагентов. Исключением из общей тенденции стал рост товарооборота с малыми государствами (Лихтенштейн), странами Африки (Уганда, Судан), частью арабских стран (Иран) и с Юго-Восточной Азией (Индонезия, Вьетнам).

Арина Мордвинова отмечает, что на текущем этапе наблюдаются главным образом негативные тренды в развитии торговых отношений ЕАЭС с третьими странами. Однако, несмотря на ощутимое сокращение показателей, зарубежные государства, безусловно, проявляют интерес к деятельности ЕАЭС и рассматривают объединение в качестве торгового партнера. Пока наиболее существенные шаги сделаны в сфере расширения взаимодействия в азиатском направлении: запущена зона свободной торговли с Вьетнамом, обсуждаются перспективы объединения китайской концепции экономического пояса Шелкового пути и евразийской интеграции. Но в самой Европе тенденции неоднозначны: бизнес выступает за сближение с объединением, тогда как Брюссель продолжает антироссийскую политику, затрагивающую все страны ЕАЭС.

По ее словам, в общей сложности все препятствия, с которыми сталкивается на пути своего развития евразийская интеграция, можно разделить на две группы: внутренние и внешние. К первой сейчас относятся неблагоприятная конъюнктура мировых рынков сырья, остающегося основой экспорта стран объединения; замедление темпов роста мировой экономики, обострение политической обстановки и антироссийские санкции.

К внутренним факторам стоит отнести падение потребительского спроса, экономический кризис в странах союза, девальвацию национальных валют, широкий перечень существующих таможенных изъятий, разногласия по вопросам будущего развития ЕАЭС и перспектив введения единой валюты. Углублению интеграции препятствуют также периодические конфликтные ситуации между участниками объединения, например, торговые войны России и Казахстана в 2015 году. При этом влияние внешних факторов остается определяющим. Именно их воздействие привело к возникновению ряда внутренних проблем, включая развитие кризисных явлений.

«Несмотря на все это, на сегодняшний день ЕАЭС достиг определенных успехов на пути выстраивания интеграционного объединения. В первую очередь устранены основные торговые барьеры и общий рынок, пусть с рядом изъятий, но уже функционирует, обеспечено свободное перемещение рабочей силы. Кроме того, созданы площадки для обсуждения позиций сторон, сформирована существенная нормативно-правовая база. К успехам союза можно отнести и широкую осведомленность частного сектора и властей о преимуществах ведения бизнеса в рамках ЕАЭС. Тем не менее указанные достижения пока носят преимущественно формальный характер, а оценку реальных экономических последствий создания союза осложняет негативное влияние внешних факторов», — считает Арина Мордвинова.

Задание на свободную торговлю должны писать не чиновники, а предприниматели

В своем сентябрьском выступлении Вероника Никишина, министр по торговле Евразийской экономической комиссии, отметила, что в рамках развития экспортного потенциала регионов страны необходимо в первую очередь урегулировать режимы торговых операций.

«В настоящий момент в мире происходит серьезный процесс регионализации. Если посмотреть на Юго-Восточную Азию, то мы видим, что страны этого региона в течение последних 20 лет заключили между собой ряд соглашений о торговле. Это не просто соглашения с отменой пошлин. Это соглашения, которые позволяют компаниям, торгующим друг с другом в регионе, иметь гораздо более конкурентный режим торговли, чем существующий у российского экспортера. Производители из РФ для того чтобы выйти на этот рынок, должны преодолеть ввозную таможенную пошлину в 20−30%. Поэтому с точки зрения конкурентоспособности российскому экспорту приходится преодолевать серьезный входной барьер. Не хватит никакого субсидирования процентной ставки, чтобы сделать нашу продукцию конкурентоспособной без системных изменений», — подчеркнула представитель ЕЭК.

По мнению Вероники Никишиной, для выхода экспортеров на новые рынки необходимо развивать сеть соглашений между странами о свободной торговле. «Развитие сети соглашений о свободной торговле обеспечит качественные изменения условий для несырьевых товаров, а также позволит в разы увеличить экспорт фактически бесплатно для бюджета. Если мы собираемся развивать несырьевой экспорт, подобные соглашения смогут помочь преодолеть не только входной барьер на рынок в виде снижения пошлин, но и усилить нетарифную либерализацию экспортных операций. Поэтому, если мы хотим иметь эффективный драйвер для роста нашего экспорта, мы должны всерьез задуматься о двусторонней отмене ввозных пошлин. Для этого нам нужно сформировать экспортные интересы по конкретным товарам. Создать определенную карту интеграции и понять, какие страны и на каких условиях нам были бы интересны и что мы должны за это заплатить», — уверена Вероника Никишина.

По ее словам, на данный момент апробировать этот подход ЕЭК предлагает в сотрудничестве с такими странами, как Израиль, Корея, Египет, Сингапур, Индия, Иран, где на сегодняшний день формируется экспортная и импортозамещающая повестка.

Однако она предупредила, что бизнес должен активнее сотрудничать с ЕЭК. «Чтобы получить эффективное соглашение о свободной торговле, задание на него должны писать не чиновники, а предприниматели, заинтересованные в экспорте товаров и услуг. Нам же все время говорят: нам ничего не надо, только пошлины не снижайте. Мы призываем представителей как крупного, так и среднего бизнеса направлять в Евразийскую экономическую комиссию информацию о том, с какими странами они заинтересованы в сотрудничестве, с какими барьерами они сталкиваются на рынках этих стран, какие проекты они хотели бы реализовать в странах. Мы настоятельно просим предпринимателей занимать проактивную позицию и сотрудничать с ЕЭК, для того чтобы сделать соглашения о свободной торговле максимально эффективными», — считает Вероника Никишина.

экономика ЕАЭС кризис