Неоязычество в современной России: идеология, распространение, влияние на молодёжь

Новости

24 февраля 2012 года в столице Татарстана состоялось заседание Казанского экспертного клуба Российского института стратегических исследований (РИСИ) на тему «Неоязычество в современной России: идеология, распространение, влияние на молодежь». Мероприятие было организовано Приволжским центром региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ и прошло в формате научной конференции.

 

Исследователи религиозной жизни в современной России обратили внимание на появление такого явления как неоязычество, под которым стоит понимать религиозное учение, создаваемое искусственно городской интеллигенцией из отрывков древних верований с целью возрождения национальной духовности и самобытности, а на самом деле это вытекает в создание идеологии для социальной и политической общности в духе национализма. При этом эксперты разделяют язычество и неоязычество: в первом случае это явление так или иначе присутствует в традиционной национальной культуре любого народа в виде определенных обрядов и действий, при этом, как правило, не воспринимаются самим населением как языческие. Неоязычество представляет собой как раз конструирование религиозного учения путем выдумывания его идеологии и ритуальной практики, причем имеет всегда ярко выраженный этноцентризм, порой принимающий шовинистические формы.

 

В России это явление получило в постсоветский период определенное развитие, когда стали в русской среде появляться родноверие, а среди татар и других тюркских народов страны – неотенгрианство.

 

Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов выступил с докладом «Неотенгрианство в постсоветском Татарстане: идеология, ритуальная практика, персоналии», в котором он осветил проблему неоязычества среди татар. По мнению эксперта, это явление стало возникать на волне политического национализма 1990-х годов в регионе, когда часть татарских националистов трактовало «национальное возрождение» татар именно как возврат к доисламским верованиям – тенгрианству. Однако, мало имея (как и неоязычники в среде других народов) письменных источников, откуда можно было получить информацию о самом тенгрианском вероучении и его ритуально-обрядовой практики, татарские неоязычники взялись за его конструирование.

 

Зачинателем неотенгрианства в Татарстане был один из лидеров Союза татарской молодежи «Азатлык» Рамай (Рамазан) Юлдашев, который стал на практике проводить неоязыческие обряды, для чего с 2000 года организовал в Арском районе Татарстана возле дер.Камаево летний полевой лагерь «Тан батыр» («Богатырь зари»), куда ежегодно вывозил татарскую молодежь для проповедования среди нее неотенгрианства и проводил языческие жертвоприношения барана, сформировав целую ритуальную практику: стреляние из лука, метание копья, конные скачки, обвод барана семь раз вокруг костра перед принесением в жертву, кропление кровью.

 

Информационную поддержку неотенгрианству в Татарстане оказывал Дамир Шайхетдинов из Набережных Челнов, который стал издавать неотенгрианскую газету «Безнен Юл» («Наш путь»). А теоретическую базу неотенгрианства сформулировав Рафаэль Безертинов, автор работ про древнюю тюркскую историю, изложенную им в своих псевдонаучных книгах. Для неотенгрианцев характерны русофобия (так, к примеру, Рамай Юлдашев с удовольствием приглашает в свой лагерь «Тан батыр» марийских или чувашских неоязычников, но никогда не приглашает, к примеру, русских родноверов, мотивируя это тем, что, дескать, «для русских характерен синдром старшего брата», не объясняя в чем это конкретно заключается). Для неотенгрианства характерен пантюркизм и неприязненное отношение к России. Как любит говорить идеолог неотенгрианства Рафаэль Безертинов, «у татар в России всего 5% интересов, а, к примеру, с Манчжурией или Монголией 50%».

 

Продолжая тему современного неотенгрианства, заведующий Отделом образования и науки Духовного управления мусульман Валиулла Якупов остановился на исламофобской составляющей этого явления. Неотенгрианцы видят, по их мнению, рабскую психологию татар в исламе и призывают их отказаться от него в пользу выдуманного ими нового религиозного учения. Ущербность неотенгрианства заключается в том, что это явление пользуется популярность у 20-30 представителей светской интеллигенции, и его появление стоит рассматривать как крайние формы одичания национализма. Стоит отметить, что тезис, который нередко выдвигают неотенгрианцы, что именно ислам как «семитская религия», якобы формируя у татар рабскую психологию, и поэтому у татар до сих пор нет независимого своего национального государства, абсолютно не состоятелен: независимые Казахстан, Азербайджан или Узбекистан позиционируют себя не как тенгрианские государства, а как исламские. И ислам им не мешал в образовании своих государств.

 

Директор музея «Природа, история и культура Самарского края» Елена Лемешева рассказала о русском неоязычестве – родноверии – в Поволжье. По мнению самарского религиоведа, адепты неоязычества зачастую маскируют свою деятельность под различные культурные центры народных промыслов, когда в каком-нибудь кружке по лепке из глины детям рассказывают про языческих богов древних славян. В подобных кружках часто работают психологи. Люди – прежде всего из семей с низким уровнем дохода – часто нуждаются в помощи. В православии они не всегда находят адекватную поддержку – церковь трактует бедность и другие жизненные трудности как испытания, посланные свыше, и предлагает человеку самому с этим бороться. В общине неоязычников, напротив, принято помогать друг другу – как советами, так и деньгами.

 

Председатель Общества ревнителей истории г. Казани Василий Ордынский рассказал о неоязыческих настроениях среди молодежных субкультур Татарстана, в частности, скинхедов. Выяснилась интересная закономерность: среди «бритоголовых» есть и этнические татары, которые (даже имея татарские имена и фамилии, когда оба их родителя – татары) разделяют учение русского неоязычества.

 

Магистр кафедры социальной и политической конфликтологии Казанского национально-исследовательского технологического университета Марат Исхаков выступил с докладом «Антисемитизм в русском неоязычестве». Неоязыческую идеологию используют представители самых разных движений и групп — от «народных целителей» до военизированных радикал-националистов. Их внимание к языческим культам, по мнению конфликтолога, не случайно: ломка традиционных взглядов на мир — необходимое условие для социальных потрясений.

 

Подводя итог заседанию Казанского экспертного клуба РИСИ, его участники сошлись во мнение, что неоязычество не отражает массовые чаяния как русских, так и татар, которые видят духовное возрождение не в конструируемых новых религиозных культах. Имея ярко выраженный этноцентризм в своем учении, который порой принимает такие дикие формы как антисемитизм, русофобия, национал-сепаратизм, неоязычество стремится к подрыву традиционных для народов России религий таких, как православие и ислам, что приводит в итоге к размыванию мировоззрения населения и архаизации сознания граждан, что подрывает основу духовной безопасности страны.