I Srbi bi izabrali Rusiju pre nego EU

Мы в СМИ
Tamara Guzenkova, zamenik direktora Ruskog instituta za strateška istraživanja - tink-tenka koji radi pod pokroviteljstvom predsednika Rusije Vladimira Putina i savetuje ga po mnogim pitanjima - i jedan od najvećih ruskih eksperata za pitanje Ukrajine, kaže za Nedeljnik da su pravi planovi Vašingtona u Ukrajini po svaku cenu zaustaviti Rusiju u njenom ekonomskom razvoju i osujetiti proces evroazijskih integracija. Evropske prestonice za sada pružaju Vašingtonu geopoliti~ke usluge na štetu svojih interesa Piše Marko Prelević.

1. Корреспондент „Еженедельника“ из Рима, Желько Пантелич, открыл сербскому обществу, что США вели „двойную игру“ на Украине, и что они нарочно натолкнули Европейский Союз на конфликт с Россией. Сможет ли ЕС вырваться из этого „американского объятия“ и наладить отношения с Москвой, так как Европа с Россией не могут друг без друга?

То, что Брюссель оказался в значительной степени пешкой в большой американской игре на постсоветском пространстве, не вызывает сомнений. Теперь, наблюдая за тем, что происходит на Украине, особенно очевидными  становятся истинные планы Вашингтона – во что бы то ни стало остановить Россию  в ее экономическом развитии и сорвать процесс евразийской интеграции. Украина в этих планах оказалась заложником, а если называть вещи своими именами, то просто «пушечным мясом», с помощью которого  США намереваются сделать всю самую грязную и опасную работу. Конечно, американцы рассчитывают на поддержку европейцев, подталкивая их к обострению отношений с Россией. Пока Европа вяло этому сопротивляется,  демонстрируя грозную риторику и при этом пытаясь ограничиться декоративными санкциями. Но надо понимать, что у США есть немало рычагов для принуждения ЕС к союзничеству. Кстати, разрыв или, по крайней мере, заметное охлаждение отношений между ЕС и Россией также входит в планы Вашингтона. Так что Брюссель, Берлин и другие европейские столицы пока оказывают геополитические услуги Вашингтону в ущерб своим интересам   

2. Очень часто говорится об участии неонацистов и эктремистов в новом украинском правительстве. Почему США и европейские партнеры закрывают глаза на такую опасность?

По очень простой причине. Потому что эти праворадикальные экстремистские силы буквально пылают ненавистью ко всему русскому. Потому что с их помощью можно реализовывать свои планы, плюя на какие-то бы ни было правовые основания. Потому что, опираясь на них, создается иллюзия сыграть свою игру по-быстрому. Потому что это неукоснительное правило – награждать за выполненное задание своих «сукиных сынов». При этом одиозные боевики Правого сектора (знают ли они об этом или нет) будут сметены в  «интересах дела». Кроме того, и это самое неадекватное и иррациональное в позиции США и Европы, сценаристы событий на Майдане, видимо исходят из того, что экстремизм неонацистского толка гораздо менее опасен для них, чем Россия. К сожалению, история уже показывала, к чему это может привести.     

3. Какие американские игроки являются главными на Украине и что, согласно информации, которой Вы владеете, Вашингтон обещал тем, кто участвовал в демонстрациях на Майдане?

Кто главный, а кто второстепенный из американских игроков на Украине – вопрос, по-моему, второстепенный. По одной простой причине – это «командная» игра, где роли, функции, пределы компетенции и мера публичности или конспиративности строго определены и координируются. Посол Пайет и замгоссекретаря Нуланд – публичные фигуры, которые берут на себя часть негатива и критики. И это их работа – отвлекать общественное мнение от деятельности множества инструкторов, консультантов и прочих специалистов, которыми буквально прошиты все структуры киевской власти. Надо сказать, что на начальных этапах они умело использовали настроения отчаяния и протеста граждан Украины, многие из которых пришли на Майдан из личных побуждений.

4. Даже некоторые европейские и американские комментаторы согласны с тем, что не надо было провоцировать Россию и между прочим говорят и о русофобии в СМИ перед началом и во время Олимпийских игр в Сочи, несмотря на „олимпийскии дух“, который сам по себе пропагирует примирение. Думали ли они и, если да, то почему, что В.В. Путин не будет реагировать на провокации?

Вы знаете, в последнее время мне довольно часто приходится слышать с разных сторон мнение о том, что так называемая советология или по-нынешнему руссология находится в глубоком кризисе и не адекватно отражает реалии сегодняшнего дня.  Складывается такое впечатление, что многие специалисты по России отягощены какими-то фобиями, опираются на устаревшую или фрагментарную информацию  или просто выполняют политический заказ. Ну в самом деле, к каким завидным постоянством происходят различного рода бойкоты и провокации специально под Олимпиаду. Так было и в 1980-м, и в 2008-м, и в в 2014-м. Ну, ведь это, по крайней мере, тупо, не просчитать реакции российского руководства на провокации в разгар своих, а не чужих (!) Олимпийских игр. Пекинская Олимпиада, как видим, ничему не научила.   И, конечно, расчет был совсем на другое:, на то, что Россия проглотит и отмену закона о языке, и разговоры об ускоренном вступлении Украины в НАТО, и недвусмысленные намеки на денонсацию  соглашений о ЧФ, Это теперь Яценюку в Вашингтоне пишут тексты о расширении прав регионов, о  сохранении закона о языке Кивалова и Колечниченко и о неприкосновенности УПЦ МП.  А ведь начиналось все с прямо противоположного. 

5. Существует ли сценарий, по которому Россия согласится сотрудничать с новым украинским правительством? Какие будут последствия таких разговоров?

Россия четко выразила свою позицию. Она отражена в заявлении МИД России о Группе поддержки для Украины от 17.03.2014. В нем  предложено сформировать компактную Группу поддержки для Украины в составе, приемлемом для всех украинских политических сил.  МИД России предлагает:

Незамедлительно выполнить обязательства, содержащиеся в Соглашении об урегулировании ситуации на Украине от 21 февраля 2014 г., по изъятию нелегального оружия, освобождению незаконно занятых зданий, улиц и площадей, а также по организации объективного расследования актов насилия в декабре 2013 г. – феврале 2014 г.

Созвать по решению Верховной Рады Украины конституционное собрание с равным представительством всех украинских регионов для подготовки новой федеративной конституции. В этой Конституции предлагается заложить следующие положения

– русскому языку наряду с украинским будет предоставлен статус второго государственного языка, а остальным языкам – статус в соответствии с Европейской конвенцией о региональных языках и языках меньшинств;

– регионы будут самостоятельно прямым голосованием избирать органы своей законодательной и исполнительной власти и иметь широкие полномочия, отражающие культурно-историческую специфику каждого из них, в вопросах экономики и финансов, социальной сферы, языка, образования, внешних межрегиональных связей, при обеспечении защиты прав национальных меньшинств, проживающих в каждом субъекте федерации;

– будет запрещено и наказуемо вмешиваться в дела церкви и в межконфессиональные отношения.

Проект конституции выносится на всенародный референдум.

По-моему, это взвешенные и разумные предложения, к которым следовало бы прислушаться, вместо того чтобы судорожно и явно «назло» подписывать с  не реформированной, разоренной, разделенной, да еще и управляемой нелегитимным правительством  Украиной соглашение об ассоциации. 

6. Прокомментируйте возможность федерализации Украины, в которой не только Крым, но и восточные части Украины получат намного более широкую автономию, так как об этом часто можно слышать.

События стремительно меняются. Крым уже может не беспокоиться по поводу своего статуса в составе Украины, так как теперь это российский регион. И у него другие заботы и совершенно другие перспективы. А вот что касается остальных – за федерализацию, как мы видим, нужно бороться. Киев бросился возвращать в унитарное лоно восставшие регионы. Здесь киевские политики не брезгую ничем. Посулы экономической самостоятельности регионам соседствуют с откровенно карательными акциями в отношении их. Декларация о намерениях урегулировать отношения с Россией сочетаются с рытьем глубоких рвов по периметру российской границы. Чему верить?

7. Многие российские чиновники, но и, между прочим, бывший немецкий канцлер Герхард Шредер, сравнили ситуацию в Крыму с референдумом на Косово и Метохии. Видите ли и Вы в этом сходство?

Я вижу в этом несходство. В Косово ведь никакого референдума не было. Народ не спросили. А некие чиновники из Брюсселя разработали план. И один из них получил Нобелевскую премию.

8. Существует ли опасение, что Россия признает независимость Косово, чтобы доказать ее принципиальность в соблюдении права народа на самоопределение?

Нет, Россия не намерена признавать Косово. Именно потому,  что его появление как раз и связано с нарушением международных прав и свобод.

9. Насколько далеко продвинулась идея о Таможенном, т.е. Евразийском союзе? Может ли он на самом деле стать экономическим и политическим конкурентом ЕС?

Насколько я знаю, Таможенный и Евразийский союзы вовсе не планировались в качестве альтернативы и уж тем более конкурента ЕС. Задача заключается в другом – в создании понятных, универсальных, прозрачных правил экономического взаимодействия в рамках  большого региона, каковым является постсоветское пространство. Причем многое делается с учетом стандартов  ЕС, с тем, чтобы это создавало и расширяла базу сотрудничества.   

10. Чему может Сербия научиться из всего того, что происходило и происходит на Украине?

Не торопитесь. Не бойтесь худшего, потому что многое из худшего у вас уже произошло. Не поддавайтесь на посулы и щедрые обещания. Верьте только делам. Не предавайте свою историю. Будьте сербами. 

11. Вам кажется, что Белград переоценивает возможную экономическую и политическую пользу от Брюсселя, а недооценивает то, что нам могла бы предложить Москва?

Знаете, над этим вопросом  можно было бы размышлять в отношении тех стран, которые обладают подлинным, а не фиктивным суверенитетом, у которых самостоятельная внешняя политика.  В этом случае правительства могли бы более последовательно отстаивать свои национальные интересы и больше прислушиваться к голосу своих граждан, а не к бюрократам, олицетворяющим  некое коллективное тело и разум Европы. В последнее время мне довольно часто приходится бывать в странах еврозоны. И нередко то там, то здесь я слышу: «Мы – маленькая страна, и у нас нет своей внешнеполитической линии.  Мы строго  следуем за общей политикой Евросоюза».

12. Вы думаете, что в Сербии, в сербском народе, мог бы произойти раскол если бы однажды перед нами стоял вопрос,  «Брюссель или Москва»? Каково Вы думаете было бы отношение  граждан Сербии на этом „референдуме“?

Я думаю, что референдум мог бы показать политикам, на чьей стороне сердца и симпатии многих сербов. И думаю, что это и сейчас не секрет – на стороне России.