Саид Амиров пытался покончить с собой, чтобы избежать позора на суде

Мы в СМИ
Саид Амиров пытался покончить с собой в следственном изоляторе, он порезал вены и был доставлен в больницу. Опальный экс-мэр Махачкалы выжил. В больнице были предприняты беспрецедентные меры безопасности. Врачи признали, что от таких ран подозреваемый в убийстве бывший чиновник вполне мог умереть, но все же остается вероятность, что раны были нанесены лишь в "знак протеста" условиям, созданным для него в следственном изоляторе. Мужчина передвигается на коляске, а камеры не рассчитаны на инвалидов. Состояние Амирова усугубляется депрессией, которую, как передают СМИ, зафиксировали окружающие, подозреваемый говорит тихо и не раз от него слышали, что он не хочет жить. Попытка самоубийства была предпринята, чтобы избежать позора – на суде могут открыться такие факты, о которых Амиров не хотел бы говорить, считает эксперт Российского института стратегических исследований Аджар Куртов.

Поступок Амирова выглядит несколько странным, поскольку он не дождался окончания суда и вынесения приговора в следственном изоляторе, когда еще не закончено следствие, когда вина не доказана. Если учитывать, что виновность доказывает только суд и только суд признает виновным, и если отбросить все версии с тем, что он не сам нанес себе вред, а ему помогли, то это свидетельствует о том, что, по всей видимости, его вина видна настолько несомненно, что он понимает, что контраргументов в свою защиту у него нет. И под конец своей жизни, а он все же пожилой человек, он потерпел фиаско и, наверное, этот груз ответственности перед своими близкими и родственниками он решил унести с собой, не дожидаясь еще большего публичного позора, что было бы точно, потому что в ходе следствия будут оглашены какие-то обстоятельства, которые станут достоянием журналистов. Потому Амиров выбрал такой путь – печальный финал человека, который преступил, по всей видимости, закон.

Вообще, подсудимый Амиров, конечно, болен, по заверениям врачей, но я не думаю, что он хотел навредить себе еще больше – ведь выйти по состоянию здоровья после совершения тяжких преступлений - это достаточно проблематично, такой шанс теоретически всегда существует, но говорить о нем до вынесения обвинительного заключения судебной инстанции очень и очень сложно. Российская пеницитарная система имеет крен больше в сторону репрессивного подхода, чем в сторону гуманитарного, поэтому вряд ли этот шанс был бы реализован в отношении Амирова.

Безусловно – Амиров был знаковой фигурой в Дагестане с очень большими связями в столице республики, это существенная величина, даже если мы не будем касаться всех тех сведений, которые относятся к криминальной стороне его жизни. Власти, новые власти в республике, недавно назначенные, пошли на достаточно резкие шаги, я даже не ожидал, что будут такие резкие шаги произведены в столь короткий период. Какая-то политическая воля сверху у этих новых властей существует. Но о чистке элит говорить еще рано, потому что, по сути дела, мы не однократно видели попытки смены высшего руководства на Северном Кавказе, и очень часто они не кончались конструктивным финалом в том смысле, что было очень много примеров, когда этих назначенцев Москвы просто местные политические элиты буквально "съедали", не давали им возможность проводить ту политику, которую хотел от них видеть федеральный центр. Пока что говорить о примере Дагестана как о начале крупномасштабной чистки, я думаю, преждевременно. Нужно смотреть, как удастся в самом Дагестане стабилизировать ситуацию, потому что один человек, какой бы влиятельный он ни был, ни в легальной, ни в криминальной среде погоды он не делает. Надо посмотреть, как будут дальше развиваться события.

Да, Амиров был "непотопляемым мэром", но не надо думать, что он был царем и богом. Силовики, когда брали Амирова, опасались не гражданского восстания, а вооруженных людей. Бывали же ситуации в Дагестане, когда при новых назначениях федеральных чиновников из Москвы их не пускали в ведомства, их не пускала толпа, которая была агрессивно настроена и вооружена огнестрельным оружием. Поэтому с учетом этого была применена излишняя осторожность и излишний силовой компонент при задержании этого человека.

Если будут дальнейшие попытки сменить руководителей разных звеньев, как политических, так и правоохранительных, можно будет говорить об обновлении в республике. Должна быть перестановка влияния, по крайней мере, на это рассчитывает федеральный центр, и новое назначение ректора говорит о том, что большего запаса управленческих кадров, которым бы мог доверять центр, нет в республике. В любом случае большинство людей, которые в самой республике находились последние 20 лет, они, как правило, уже встроены в ту систему клановых отношений, которая сложилась. Назначать мэром того, кто руководил учебным заведением, довольно-таки странное решение. Я не хочу ничего плохого сказать в отношении бывшего ректора, но мэрская работа - это работа другого рода, чем управление даже таким заведением как Республиканский университет. Это говорит о том, что все-таки людей, на которых могли бы положиться, нет, и это серьезно. Помимо этого, в Дагестане существует хрупкий баланс различных этносов, которые очень внимательно следят, чтобы этот баланс не был нарушен, и иногда этот баланс не позволяет даже имеющегося чиновника, хорошего управленца назначать на ту или иную должность. И это назначение может баланс этнический подорвать.

Теперь "подводные камни": версии о деятельности Амирова появились самые разные, многие видят американский след везде, где только можно. Если он и был, то он не был прямым – то есть явно рассчитывать, что это была какая-то американская креатура, недальновидно. Это относится к конспирологическим теориям, которые я не разделяю. Что касается израильского следа, то это то же самое, если прослеживать усиливающиеся связи между соседним с Дагестаном, Азербайджаном и Тель-Авивом - да, там возрастание связей действительно присутствует, но дагестано-израильский след, в большей степени, - необдуманная фантастика.

Эксперт РИСИ Аджар Куртов для Накануне.RU     

http://www.nakanune.ru/articles/17842