Важные решения денежных регуляторов в США и России

Аналитика
Действия Банка России, на первый взгляд выбивающиеся из общемировой тенденции по стимулированию экономического роста, в действительности должны помочь снять некоторые дисбалансы, накопившиеся в российской экономике, и в частности предотвратить надувание пузыря на рынке потребительского кредитования.

 

Н.Н. Трошин,
старший научный сотрудник сектора международных экономических организаций Центра экономических исследований РИСИ
 

13 сентября завершилось двухдневное заседания комитета по открытым рынкам ФРС США, на котором было принято давно ожидаемое рынками решение о новой программе по выкупу государством в лице ФРС активов у частных лиц и организаций (так называемом третьем раунде количественного смягчения), что приведет к «накачке» денег в экономику. В тот же день Банк России, вопреки прогнозам большинства экспертов, решил повысить процентные ставки по своим операциям на четверть процентного пункта, в том числе ставку рефинансирования. Таким образом, если американский регулятор пошел по пути дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики в целях стимулирования экономического роста и снижения безработицы, то российский Центробанк, напротив, решил ужесточить свою политику дабы не допустить раскручивания спирали инфляции.

Возникает вопрос об эффективности принятых в США и России мер.

С одной стороны действия ФРС существенно укрепили аппетит инвесторов к рискам, став последним звеном в цепи недавних решений, направленных на восстановление стабильности на мировых финансовых рынках. На пресс-конференции глава ФРС Бен Бернанке специально подчеркнул, что принятые меры будут способствовать росту фондового рынка, что позволит большинству американцев (до 80% из них имеют ценные бумаги) почувствовать себя богаче. Это должно побудить их больше тратить, и в результате увеличение потребительских расходов позволит ускорить рост экономики США. В самом деле, фондовые индексы в США выросли после решения ФРС на 1,5% - 1,6%. Вслед за ними рост перекинулся на азиатские площадки и Россию, где индекс РТС прибавил более 6%. Но распространится ли этот рост на реальную экономику, – остается под вопросом. Кроме того, в США в ближайшее время должны прекратить свое действие ряд налоговых льгот при одновременном резком сокращении бюджетных расходов. Это так называемый фискальный обрыв, и если американским конгрессменам в очередной раз не удастся договориться о взаимоприемлемом решении, он может оказать существенное влияние не только на экономику США, но и в целом на ситуацию с долговым кризисом в мире. Между тем новых инструментов в запасе у ФРС уже нет. Зато организованное столь вовремя ралли на фондовых рынках вполне может позволить Б.Обаме победить на предстоящих президентских выборах.

Иначе складывается ситуация в экономике России. Инфляция в сентябре вышла за верхний предел объявленного правительством коридора, составив на 10 сентября 2012г. 6,3% в годовом исчислении. Этот сигнал можно было бы проигнорировать, сославшись на немонетарный характер роста (цены выросли главным образом из-за неурожая в сельском хозяйстве), если бы не увеличение базовой инфляции до 5,5%. Как известно, рост цен ведет к увеличению инфляционных ожиданий, и Банк России решил заранее их погасить. Однако рядом экспертов высказываются опасения, что это ужесточение денежно-кредитной политики может привести, по крайней мере в краткосрочном плане, к дальнейшему замедлению темпов роста российской экономики. Из пресс-релиза Банка России, однако, следует, что денежный регулятор считает риски рецессии менее значительными по сравнению с ростом инфляции. Думается, что такая позиция обоснована: безработица в России находится на минимальном уровне, а на рынке розничного кредитования, как свидетельствует августовская статистика, продолжается резкий рост, что говорит о сохранении устойчивого внутреннего спроса – основы для дальнейшего экономического роста.

Таким образом, действия Банка России, на первый взгляд выбивающиеся из общемировой тенденции по стимулированию экономического роста, в действительности должны помочь снять некоторые дисбалансы, накопившиеся в российской экономике, и в частности предотвратить надувание пузыря на рынке потребительского кредитования.

На этом фоне остается неясной логика действий Министерства финансов. Со второй половины лета оно активизировало заимствования на внутреннем рынке. С учетом того, что госбюджет в январе-августе этого года оставался профицитным (превышение доходов над расходами достигло более 529,4 млрд. рублей), такое наращивание заимствований может иметь только одну цель: создать дополнительную «подушку безопасности» на случай второй волны глобального финансового кризиса. В результате большая часть ликвидности, предоставляемой Центробанком, абсорбировалась в резервный фонд, не поступая в реальную экономику. При этом важно принять во внимание, что, привлекая средства с рынка под ставку около 8% (в зависимости от срока погашения), Министерство финансов затем размещает «временно свободные» средства бюджета на депозиты в банки под ставку немногим более 6%. Представляется, что создание «подушки безопасности» за счет заемных средств ведет только к увеличению бюджетных расходов, в то время как предотвращение кризисных явлений настоятельно требует их сокращения.