Когда даже космос меркнет перед расизмом

Аналитика
Илья Юрьевич Кравченко Илья Кравченко
Проблематика борьбы с расизмом и полицейским произволом в США переросла в своеобразный фарс

За прошедшие недели в США произошло по-настоящему знаковое событие – впервые с 2011 года астронавты смогли добраться до МКС, используя летательный аппарат, полностью спроектированный и сделанный в Соединенных Штатах. Казалось, что в условиях постепенного возвращения к нормальной жизни после пика пандемии коронавируса, североамериканцы смогут сплотиться и воспылать потерянным чувством гордости за свою страну. Тем более, что этим активно воспользовались в истеблишменте страны, причем как в кругах сторонников действующего президента Д.Трампа (он лично присутствовал на месте запуска ракетоносителя), так и его оппонентов, преимущественно демократов.

Однако, этого не случилось. Более того, «героев астронавтов» Д.Херли и Р.Бенкена (как их представляют местные СМИ), сменил герой совсем иного формата. Им стал чернокожий охранник и водитель грузовика Д.Флойд, который был убит белым полицейским 25 мая в Миннеаполисе в штате Миннесота. А сразу после этого убийства начались массовые митинги, превратившиеся в беспорядки в течение нескольких дней.

Самое парадоксальное, что упомянутые ранее астронавты оказались на обочине нынешней новостной повестки, в том числе, и по той причине, что они белые и успешные, что не очень-то хорошо вписывается в идеологическую канву митингующих. Более того, прямая трансляция прощальной церемонии, на которой присутствовали мэр Миннеаполиса и ряд сенаторов-демократов, оказалась более рейтинговой, чем запуск летательного аппарата, впервые созданного в результате государственно-частного партнерства в США.

Вместе с тем проблема расизма – одна из наиболее сложных и глубоких для американского сознания. Уже более 155 лет (с окончания Гражданской войны, ставшей самой кровопролитной в истории Соединенных Штатов Америки) этот вопрос так и не был решен, как не старались многочисленные лидеры социальных движений, президенты и религиозные проповедники.

Единственное, к чему удалось прийти в последние годы, – загнать расизм далеко в подкорку граждан, сделав из него проблему, которая как бы есть, о которой все говорят, но реальных сдвигов не происходит. Отчасти это вполне объяснимо: мало кто из политиков или общественных деятелей готов брать на себя ответственность и рисковать своей карьерой, особенно перспективой потерять голоса избирателей.

В качестве примера стоит привести президентство Б.Обамы, первого чернокожего главы Белого дома и, как его назвали в прессе, «надежду угнетенных поколений». На протяжении своего первого срока он провел несколько крупных реформ в таких сферах как здравоохранение и образование. Однако проблему расизма он так реально и не затронул.

После переизбрания Обамы в 2012 году афроамериканцы надеялись, что на этот раз президент уж точно всерьез возьмется за решение столь наболевшего вопроса. Но второй срок 44-го главы Белого дома ознаменовался началом в 2014 года масштабной кампании за снос памятников погибшим сторонникам Конфедерации, вызванный очередными случаями полицейского произвола в отношении чернокожих. И мало кого волновало (да и сейчас вряд ли волнует), что практически все монументы были возведены родственниками жертв Гражданской войны, а расположены они преимущественно на кладбищах и на территории частных учреждений.

С приходом в Овальный кабинет Д.Трампа, расистские высказывания которого подогрели и без того пылающий котел, американское общество радикализировалось и поляризовалось еще сильнее. Этим, безусловно, попытались воспользоваться оппоненты 45-го президента США, и активно раскручивали образ главы Белого дома, как ярого сторонника ультраправых и пренебрежительного отношения к афроамериканцам. Закономерно, что уже летом 2017 года все это привело к волне массовых протестов и столкновений в ряде городов, в основном в штатах Вирджиния и Северная Каролина.

Однако, к желаемому результату (серьезному снижению рейтингов Трампа) эти события не привели, и оппоненты президента переключились на скандальное «вмешательство в выборы» и прочие темы. Вместе с тем, те столкновения серьезно повлияли на активизацию не только «ядерного электората» Трампа, но и лиц крайне левых убеждений. Число политически и социально активных так называемых центристов стало заметно снижаться. А проблема расизма продолжала ждать своего момента, чтобы вновь актуализировать американскую новостную повестку.

Стоит отметить, что в сегодняшней ситуации основной причиной многочисленных протестов и столкновений с полицией стал не расизм как таковой, а пандемия коронавируса. Вернее, сложнейшая за последние десятилетия экономическая ситуация в США, связанная с рекордной безработицей, преимущественно в сфере услуг (где работают очень много афроамериканцев и представителей этнических меньшинств). Тем самым сначала мирные демонстрации быстро переросли в беспорядки и стычки с полицией, на которые охотно провоцировали как раз представители бедных слоев населения.

В результате протесты привели к введению комендантского часа во многих американских городах (в том числе Нью-Йорке и Вашингтоне), закрытию федеральных тюрем (впервые за 25 лет), а также привлечению к подавлению массовых беспорядков бойцов Национальной гвардии США практически во всех крупных очагах столкновений.

Примечательно, что, как и в случае с протестами 2017 году, бывший глава Белого дома Обама вновь обратился к митингующим с поддержкой. И если в первый раз он ограничился сообщением в Twitter, то совсем недавно, 3 июня, воспользовался виртуальной встречей со своими сторонниками и указал на важность в нынешней ситуации «заставить людей во власти чувствовать себя неуютно». Между тем, подобный шаг является отходом от существующей традиции, по которой бывший президент не комментирует политическую деятельность нынешнего. Поможет ли это охладить пыл протестующих? Безусловно нет. Наоборот, уже можно наблюдать как существенный рост общего числа митингующих, так и увеличение территориального охвата массовых акций.

Разумеется, в беспокойный предвыборный год (который всегда характеризуется напряженной социально-политической обстановкой) демократы и республиканцы, консерваторы и либералы, чернокожие и белые – все пытаются продвинуть свою электоральную повестку. На этом фоне массовые акции протеста выгодны каждому участнику избирательного процесса. Но особого внимания заслуживает тот факт, что в нынешней ситуации многократно возрос именно популизм. Во многом это заслуга самого Трампа, продемонстрировавшего эффективность такой тактики при выстраивании коммуникативной стратегии поведения с американцами.

Однако в последние дни использование проблематики борьбы с расизмом и полицейским произволом переросло в своеобразный фарс. Так, известный модельер-афроамериканец В.Абло извинился перед мародерами, которых он пристыдил в социальных сетях, за то, что не одобрял их методы протеста. Или, например, мэр Вашингтона М.Боузер решила переименовать участок 16-й улицы перед Белым домом в Black Lives Matter Plaza, в честь одноименной организации и одного из ключевых лозунгов протестующих. А крупное (и преимущественно центристское) издание USA Today вполне серьёзно допускает возможность бойкота ток-шоу про полицейских.

Вместе с тем своеобразным символом нынешней ситуации стало массовое коленопреклонение противников расизма и полицейского произвола. Традиционно американцы, преимущественно чернокожие, делали это в знак протеста против несправедливости государственной системы в США, не способной реализовать основные положения конституции страны и побороть дискриминацию. Но суть этого явления в его сегодняшнем виде стала приобретать иную коннотацию на фоне растущего популизма. Как следствие, в президентство Трампа белые американцы по сути стали виновны перед черными в том, что их предки были угнетателями, рабовладельцами и именно они не смогли полностью интегрировать афроамериканцев в общество. Тем самым, преклоняющие колено, солидаризируются с потомками рабов и сегрегации.

Реализуемое при Трампе в основном игроками Национальной футбольной лиги, которые преклоняли колено во время исполнения гимна, такое явление в последние недели развилось в нечто по-настоящему социокультурное. Ведь теперь это стали делать не только непосредственно протестующие, но и некоторые отправленные на подавление массовых беспорядков бойцы Национальной гвардии США, начальники полиции в ряде городов, представители поп-культуры и ведущие политики. Процесс преклонения колена в нынешнем его виде превратился в своего рода элемент идентичности американцев: либо ты «за» и являешься либералом и сторонником свободы и т.п., либо ты «против» и априори становишься на сторону консерваторов и приверженцев сильной государственной машины.

Сама по себе постановка вопроса таким образом неизбежно усиливает и без того радикальные и полярные настроения в обществе. В этих условиях желание набирать на коленопреклонении легких политических очков в перспективе может привести к довольно серьезным негативным последствиям, стать своего рода миной замедленного действия, причем не столько для действующего главы Белого дома, сколько для президентов грядущих лет.

Многие американские социологические агентства на фоне протестов констатируют снижение рейтингов Трампа и серьезную поддержку митингующих среди рядового населения. В то же время, надо иметь в виду опыт выборов 2016 года, когда подавляющее большинство политологов и социологов прогнозировали уверенную победу кандидата от демократов Х.Клинтон. Однако исход тех событий мы прекрасно знаем. Хотя это вовсе не означает, что не стоит верить социологическим данным. Проблема лишь в том, что опросы часто показывают следствие происходящих в глубине общества событий, констатируют и пытаются уловить настроение среди граждан. Но расизм для американцев – тема настолько болезненная и сложная, что многие попросту скрывают свое истинное отношение к проблеме. Однако, если нынешние события получат серьезное развитие, а также покажут свою эффективность для политтехнологов (причем обеих партий), то восприятие расизма может выйти на совершенно новый уровень. И далеко не факт, что это хоть как-то поможет разрешить этот настолько наболевший вопрос.

США