Туманные перспективы военно-технического сотрудничества США и Казахстана

Аналитика
США оказались менее надежным партнером, чем могли предполагать в республике

В августе 2013 г. министр обороны Казахстана Адильбек Джаксыбеков подписал в Вашингтоне новый план военного сотрудничества с США на 2013-2017 годы, который должен стать основой отношений сторон в области безопасности в предстоящие пять лет. Приоритетом взаимодействия военных ведомств двух стран должна стать обновленная программа подготовки спецподразделений, участие США в модернизации ВПК Казахстана и дальнейшее поддержка КАЗБРИГа. 

Большие планы

Стоит вспомнить, что это уже третий план военного сотрудничества США и Казахстана. Первый был подписан в сентябре 2003 г., а в феврале 2008 г. он был обновлен и продлен на пять лет до 2012 г. Финансирование документов распределено между Пентагоном и Госдепартаментом США.

Усилия американской стороны изначально были сосредоточены на трех направлениях: закреплении на западе страны с целью обеспечения безопасности каспийских нефтяных месторождений, в разработке которых участвуют корпорации из США; создании в РК подразделений по стандартам НАТО, способных участвовать в операциях Альянса за рубежом; стимулировании реформы ВС Казахстана по западному образцу, включая внедрение американской военной техники и корректировку военной доктрины. В более широком контексте Пентагон на фоне объявленной войны с международным терроризмом предпринял амбициозные шаги к подрыву положения России как монопольного партнера Казахстана в оборонной сфере и продвижению к ее границам своей инфраструктуры. 

Каспийский форпост

Прежде всего, повышенное внимание Вашингтон уделил каспийскому направлению, мотивируя это необходимостью защиты нефтяных промыслов от терроризма. Военное проникновение на Каспий открывало для США перспективы контроля трансконтинентальных коммуникаций и доступа к запасам углеводородов, а также возможности для усиления изоляции Ирана и снижения влияния России. Осенью 2003 г. Пентагон выдвинул инициативу «Каспийский страж» по переоснащению и переобучению специальных, пограничных и береговых подразделений, в первую очередь, Азербайджана и Казахстана, а также координации их действий под американским патронажем, ориентировочной стоимостью более 100 млн дол.

Позиция Казахстана относительно этой программы была изложена в ходе закрытых консультаций в Астане в январе 2006 г. и заключалась в том, что ее реализация возможна, но для этого необходимо согласие России. В свою очередь Москва выступила категорически против вмешательства США в вопросы безопасности на Каспии и выдвинула альтернативную концепцию «КАСФОР». Позднее позиция Казахстана была подтверждена президентом Н. Назарбаевым в документах саммитов прикаспийских государств 2007 и 2010 гг., что еще более отдалило перспективу старта масштабного военного проекта Пентагона в районе Каспийского моря и подтолкнуло его сосредоточиться на более локальных инициативах, в частности связанных с подготовкой казахстанских спецподразделений. К тому времени стремление американского командования играть более весомую роль в каспийском регионе, наряду с другими факторами, стимулировало здесь рост напряженности и гонку вооружений, в которую включился и Казахстан, приступивший к строительству собственного военно-морского флота. 

Поставка вооружений

Другим направлением сотрудничества Казахстана и США стала поставка вооружений и военной техники (ВВТ) с декларируемой целью повышения мобильности ВС республики. На первом этапе стороны согласовали обширный перечень совместных мероприятий и номенклатуры ВВТ, а в Военную доктрину Казахстана 2007 г. было включено положение о переходе отдельных компонентов военно-оборонительной системы РК на образцы вооружений по стандартам НАТО, что можно было интерпретировать как возможный постепенный отказ республики от российских ВВТ. Однако возникшие впоследствии проблемы с выполнением американской стороной своих обязательств привели к сворачиванию ряда программ и исключению названной формулировки из новой Военной доктрины Казахстана 2011 г.

К 2010 г. Соединенные Штаты за свой счет передали Казахстану 114 армейских вездеходов HMMWV (в гражданской комплектации – «Хаммер») различных модификаций, включая 45 бронированных. В первую очередь ими был укомплектован КАЗБРИГ, что должно было повысить оперативную совместимость этого подразделения с НАТО. В декабре 2011 г. американские вездеходы были замечены при выполнении полицейских функций в Жанаозене, что, однако, не вызвало видимую негативную реакцию администрации США.

Успех программы HMMWV подтолкнул МО Казахстана запросить у США в качестве военной помощи также восемь вертолетов Huey II (модернизированный UH-1H «Ирокез»). Однако из-за ведомственной несогласованности и перебоев с финансированием поставка вертолетов к началу 2010 г. была сорвана, а возникшие с реализацией контракта трудности привели к снижению доверия казахстанского командования к США как военно-техническому партнеру.

Проблемы вокруг Huey II поставили под вопрос будущее другого и наиболее крупного американо-казахстанского военно-технического проекта. В 2006 г. Минобороны РК направило в Вашингтон запрос о возможном приобретении к 2013 г. шести военно-транспортных самолетов C-130 «Геркулес», ориентировочной стоимостью 210-265 млн дол. Поскольку сумма сделки, выходила за рамки американских программ помощи, ее, по всей видимости, предполагалось осуществить на условиях софинансирования. Разрешение Конгресса на сделку было получено к концу 2009 г., но в дальнейшем переговоры затянулись, в т.ч., вероятно, из-за срыва вертолетного контракта. Сложная судьба проекта и отсутствие информации о нем в открытых источниках к 2013 г. может свидетельствовать о его полном замораживании или значительном переносе сроков реализации.

Не проявили себя американские поставщики ВВТ и в открытой конкурентной борьбе. В мае 2010 г. Казахстан впервые в Центральной Азии провел международную выставку вооружений KADEX-2010, участие в которой приняли американские компании Raytheon и General Dynamics. В мае 2012 г. прошла вторая выставка KADEX-2012. Однако по итогам обоих мероприятий не известно о подписании американцами крупных контрактов.

Помимо негативного опыта тормозящее воздействие на продвижение американской техники на рынок вооружений Казахстана оказали такие факторы, как льготные предложения России в рамках ОДКБ; растущая конкуренция в т.ч. со стороны союзников по НАТО; условия по локализации производства части комплектующих на территории РК.

В результате, на сегодняшний день США занимают локальный сегмент, в основном ограниченный программами укомплектования отдельных казахстанских военный подразделений. Америка оказалась менее надежным партнером, чем могли предполагать в республике. К тому же Белый Дом сокращает масштабы военного присутствия в Афганистане, а Россия интенсифицирует военное строительство в рамках ОДКБ, что  делает перспективы американо-казахстанского ВТС еще более туманными.