Государство ослабило борьбу с педофилами

Мы в СМИ
– Преступников-педофилов становится больше, потому что они поняли, что, несмотря на жесткие заявления и изменение законодательства, все-таки ничего страшного им не грозит. Причина в том, что государство недостаточно контролирует эту сферу, – убежден член общественного совета журнала РИСИ «Проблемы национальной стратегии», член Попечительского совета «Регионов России», Президент фонда «Русский предприниматель» Сергей Писарев. Эксперт рассказал «Регионам России» о том, почему люди, на общественных началах включившиеся в борьбу с педофилами, заслуживают уважения и поддержки. Напомним, что недавно представители движения «Оккупай-педофиляй. Екатеринбург» выложили в интернет видеозапись поимки человека, подозреваемого в педофилии.

– По первым известиям, конечно, трудно судить, что произошло. Необходимо дождаться заявления следственных органов. Хотя нет особых оснований не доверять ребятам из «Окупай-педофиляй», утверждающим, что они задержали педофила. Но пока нет и стопроцентной уверенности, что задержанный человек является преступником.

Если предположить, что все на самом деле обстоит так, как это освещается в СМИ, то по этому поводу можно сказать следующее. У нас в Екатеринбурге еще три года назад началась акция «Награда за голову педофила», и если бы следственные органы подтвердили факт преступления человека, пойманного ребятами из «Оккупай-педофиляй», то мы предложили бы им премию за то, что они сделали. На поощрение такого рода действий выделено уже больше двух миллионов рублей, однако деньги выделяются, только если судом доказано, что человек, подозреваемый в педофилии, на самом деле преступник.

При этом не понятно, почему некоторые представители государственных структур, в том числе силовых, не испытывают особой радости при упоминании «Окупай-педофиляй», а даже в какой-то степени ставят ребятам в вину их деятельность. Если кто-то из простых граждан задерживает карманника в магазине, ему говорят спасибо за то, что он проявил заботу о правопорядке. А когда общественность подключается к борьбе с педофилами, почему-то у некоторых лиц это вызывает неприятие. Лично для меня загадка, неужели вор-карманник более опасен для общества, чем извращенец-педофил? Думаю, что к попыткам общественности справиться с маньяками нужно относиться с еще большим пониманием и благодарностью, чем когда дело касается поимки карманника или угонщика машины.

Очевидно, что сейчас педофилия переходит в интернет-среду. Получается, что, с одной стороны, удалось значительно сократить уличную преступность в этой сфере, в том числе при помощи общественности и закона, ужесточающего наказание за эти преступления. С другой стороны, изгнанные с улиц извращенцы теперь уходят в интернет-сети и пытаются разными способами добраться до детей уже там. Таким образом, наибольшую опасность будет представлять как раз интернет, тем более что все больше детей уходят туда от игр на улице и живого общения. К сожалению, не без участия родителей дети все больше превращаются в придаток к компьютерам, и повышается вероятность того, что они однажды нарвутся на извращенцев.

Конечно, есть спорные ситуации – если человеку 17 лет и 10 месяцев, и его опасные знакомства попадают под статью о педофилии, а после 18 лет ситуация становится совершенно иной. Но в первую очередь мы говорим о преступлениях, связанных с совсем маленькими детьми, когда никаких спорных вопросов нет.

Я вспоминаю разговор на эту тему с одним главврачом, который 10 лет назад работал в скорой помощи. У него до сих пор невольно выступают слезы на глазах, когда он вспоминает, какие дети ему доставались, после того как они попадали в руки маньяков. Поэтому вопрос о борьбе с педофилами по-прежнему серьезный, и поверхностные замечания некоторых деятелей здесь неприемлемы. Эту беду нельзя сравнивать с наркоманией или коррупцией. На наш взгляд, такие преступления по-прежнему входят в категорию самых страшных преступлений, которые совершаются человеком. Можно понять возмущенную общественность: если у людей нормальная психика, и они понимают, что такое извращенец-педофил, то среди них всегда будут появляться люди, своими силами останавливающие преступников.

В свое время предлагалось ввести смертную казнь для маньяков, убивающих малышей для своего удовольствия. Я думаю, что к этой теме нужно вернуться. Мы видим в СМИ, что чаще всего детишек убивают и насилуют те, кто уже делал это. Выходит, что лишение преступника свободы – это отложенное убийство малыша. Научно доказано, что если педофилу дают не пожизненный срок, не кастрируют и не расстреливают его, то после отбывания наказания он все равно замучает чьего-то ребенка. Все это понимают, но делают вид, что ничего не происходит, а государство в таких случаях не обеспечивает безопасность наших детей и, по сути, создает ситуацию «отложенного убийства» невинного ребенка.

К слову сказать, вышел закон об ужесточении наказания для педофилов, в котором в том числе предполагается их химическая кастрация, но я не знаю ни одного случая, когда эта мера бы применялась, и это тоже настораживает. Когда начали говорить об ужесточении наказаний, педофилы стали совершать намного меньше преступлений, но потом напряжение спало, и преступники поняли, что ничего страшного им не грозит, и опять начали вылезать из своих нор. Я думаю, это говорит о пока еще недостаточном государственном контроле этой сферы. Уменьшить количество подобных преступлений могли бы как раз  серьезные  «показательные» наказания, но их почему-то нет.

Источник: Регионы России