Российско-турецкие отношения: партнерство в условиях международной нестабильности

Аналитика
Отношения между Россией и Турцией демонстрируют «наличие иммунитета» не только к региональным разногласиям, но и к неблагоприятной международной конъюнктуре

Государственный визит президента В.В. Путина в Анкару 1 декабря 2014 г. стал новым свидетельством устойчивого развития российско-турецких отношений последних лет.  Москва и Анкара подтвердили наличие политической воли к углублению сотрудничества, в основе которого лежат объективные экономические и геополитические интересы. Вопреки пессимистическим прогнозам и неоднозначному историческому багажу, отношения между Россией и Турцией демонстрируют «наличие иммунитета» не только к региональным разногласиям, но и к неблагоприятной международной конъюнктуре.   

Более того, есть все основания утверждать, что в условиях международной нестабильности взаимная заинтересованность России и Турции в партнерстве только возросла. Об этом говорит и тот факт, что за несколько дней до приезда российского президента в Анкару по инициативе турецкой стороны статус визита был повышен до самого высокого уровня - государственного. Представляется, что это не просто дружественный жест со стороны турецкого руководства в адрес российских партнеров, но и сигнал некоторым западным странам, не так давно обсуждавшим, приглашать ли президента России на саммит Большой двадцатки. Это позволяет недавно занявшему президентское кресло Р.Т. Эрдогану заявить о намерении действовать независимо от Запада в вопросах, отвечающих национальным интересам Турции.

Визит президента Путина в Анкару был приурочен к пятому заседанию российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня, представляющего собой новый успешно действующий формат взаимодействия между двумя странами. Российского президента сопровождали десять министров,  которые встретились со своими турецкими коллегами в ходе совместного заседания кабинетов министров двух стран. Итогом встречи стало подписание целого пакета документов, большая часть которых касается расширения двустороннего сотрудничества в торгово-экономической и энергетической сферах. Атомная отрасль, поддержка малого и среднего бизнеса, энергосбережение, инвестиции, расширение торговли в национальных валютах, социальное обеспечение и занятость, борьба с преступностью, - возможно, не все из достигнутых соглашений носят прорывной характер, однако планомерная диверсификация сфер российско-турецкого взаимодействия сама по себе является показателем того, что стороны рассматривают друг друга в качестве долгосрочных партнеров.

Именно в этом контексте нужно воспринимать слова президента Путина о том, что Россия может помочь Турции создать собственную атомную отрасль (к чему давно стремится Анкара), а не просто построить АЭС на турецкой площадке Аккую (хотя и сам по себе этот проект является фундаментальным). В этой связи планируется расширение сотрудничества в области подготовки в России турецких кадров для атомной отрасли и смежных отраслей.

Два «газовых заявления» В.В. Путина в Турции вызвали активную реакцию в российских и зарубежных СМИ.

В первом говорилось о том, что в связи с отсутствием разрешения со стороны Болгарии Россия приостанавливает проект «Южный поток» (российский газопровод, который должен был пройти по дну Черного моря через исключительную экономическую зону Турции и направиться в страны Европы через Болгарию). Действия Болгарии объясняются давлением Еврокомиссии, подталкивающей членов ЕС к антироссийским шагам.

Во втором заявлении сообщалось о готовности Москвы к строительству еще одной трубопроводной системы, по которой российский газ пойдет в Турцию, и к созданию на турецкой территории «газового хаба» для потребителей в Южной Европе.

Очевидно, что это вовсе не «шантаж Европы», как поспешили окрестить заявления президента некоторые зарубежные комментаторы, а защита национальных интересов России, одновременно открывающая новые возможности энергетического сотрудничества между Москвой и Анкарой. Такая перспектива соответствует стратегическим планам Турции - превратиться в «энергетический хаб» мирового значения, используя свое выгодное геополитическое положение между основными производителями и потребителями нефти и газа.       

Важным событием для российско-турецких отношений стала договоренность об увеличении на 3 млрд. кубометров объема поставок в Турцию российского газа по газопроводу «Голубой поток». Анкара не боится «газовой зависимости» от Москвы, которая не раз доказывала, что является надежным и ответственным партнером.

В то же время готовность России снизить цену на поставляемое в Турцию голубое топливо на шесть процентов с начала 2015 г. является шагом навстречу турецкой стороне и отражает понимание сложностей, с которыми сталкивается растущая турецкая экономика, почти полностью зависимая от импорта энергоресурсов, оплата которых является значительным финансовым бременем.   

В числе перспективных задач - расширение импорта сельхозпродукции из Турции. Это направление получило дополнительную актуальность после того, как Россия отреагировала на антироссийские санкции, введя ограничения на покупку европейской продукции.

Стороны заинтересованы в увеличении туристического потока из Турции в Россию. В настоящее время число турецких туристов, посещающих Россию, совсем невелико - порядка 115 тыс. человек. Эта цифра несопоставима с количеством российских туристов, посещающих Турцию (более 4 млн. человек в 2013 г.). Российско-турецкое взаимодействие в этой сфере на фоне возрастающего интереса к России среди турок может обогатить перспективы развития российской туристической отрасли. 2016 год объявлен перекрестным годом туризма в Турции и в России.  

В тот период, когда США и ЕС стремятся организовать «экономическую блокаду» России, Москва и Анкара подтвердили намерение увеличить торговый оборот до отметки 100 млрд. долларов (в настоящий момент эта цифра превышает 30 млрд. долларов). На повестке дня стоит подготовка договора о зоне свободной торговли. Турция уже входит в число ведущих торговых партнеров Москвы. В свою очередь Россия занимает второе место во внешней торговле Анкары.

В случае реализации намеченных планов произойдет беспрецедентный рост взаимной заинтересованности и взаимной зависимости двух стран, что создаст уникальную ситуацию в российско-турецких отношениях и, без сомнения, изменит расстановку сил в глобальном масштабе. Не случайно президент В.В. Путин уже сейчас называет отношения двух стран «многоплановым продвинутым партнерством».

Россия и Турция - две евразийские державы, жизненное пространство которых не ограничено евроатлантическими рамками. Об этом свидетельствует активная роль Москвы в интеграционных процессах в Евразии, к которым Анкара проявляет все возрастающий интерес (в первую очередь, к ШОС, уже предоставившей Турции статус «партнера по диалогу»). Особые отношения между Москвой и Пекином так же, как активизация связей между Турцией и Китаем, являются проявлением того же «евразийского мышления».

 Геополитические приоритеты Москвы и Анкары связаны с поддержанием стабильности в Черноморско-Каспийском регионе на основе взаимодействия между Россией и Турцией. Логика развития российско-турецкого сотрудничества на Черном море строилась вокруг задачи недопущения военно-политического доминирования там внерегиональных стран. В этом смысле прямое вмешательство Запада в украинский конфликт угрожает национальной безопасности не только России, но и Турции.

Актуальная региональная проблематика обсуждалась в ходе двусторонней встречи президентов России и Турции - ситуация в Сирии, события в Ираке, иранская проблема, положение крымских татар и кризис на Украине. Подходы сторон к ряду вопросов по-прежнему носят несовпадающий характер, однако после встречи оба президента отметили взаимное доверие, лежащее в основе российско-турецких отношений, выразили намерение предпринимать совместные шаги для урегулирования международных проблем и уверенность в том, что углубление сотрудничества двух стран необходимо для региональной стабилизации.