Россия без Кавказа – это не Россия

Мы в СМИ
Беседа представителей Северо-Осетинского отделения партии «Единая Россия» с начальником сектора кавказских исследований РИСИ Яной Амелиной посвященная современным вызовам и решению наиболее острых кавказского региона.



На фоне всеобщей антикавказской истерии, уже традиционно следующей за каждым общественно-политическим потрясением в стране, мнения экспертов, способных непросто оценить ситуацию изнутри, но также поделитьсясвоим видением решения наиболее острых проблем региона, справедливо вызывают интерес и представляют особую ценность.О том, какие современные вызовы могут помешать полноценному развитию региона и грозит ли нам сегодня новая война, мы поговорили с начальником сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований Яной Амелиной.


- Трудно в разговоре с Вами обойти тему распространения ра­дикальных религиозных течений. Но тут, согласитесь, очень важно и сложно не навредить. Ведь на территории нашей республики испокон веков уживались люди абсолютно разных вероиспове­даний. Создается впечатление, что на современном этапе нас просто искусственно пытаются столкнуть лбами, научить друг друга ненавидеть...


- Вы правы, действительно, людей разных мировоззрений - религиоз­ных в первую очередь - сегодня пы­таются не просто поссорить, а про­тивопоставить друг другу. И тут важно отметить, что подобные явле­ния можно наблюдать не только на примере ислама или радикального ислама, но и православия. Я говорю о той атаке на православную цер­ковь, которая последние несколько месяцев развивалась на наших гла­зах. Понятно, что внутренне сплочен­ное российское общество - отнюдь не то, что интересует врагов наше­го государства. Раздрай и постоян­ные споры гораздо предпочтитель­нее. А лучше всего добиться сило­вого противостояния. И, к сожале­нию, для этого действительно ис­пользуют радикальные религиозные идеи самого разного толка.


- Но за этим стоят какие-то внешние силы, или мы способны сами взорвать эту ситуацию из­нутри?


- Сложный вопрос. Конечно, имен­но мы сами, я имею в виду - члены нашего общества, являемся провод­никами тех или иных идей. Но отку­да к нам приходят эти мысли, из ка­кого пространства? Они ведь далеко не всегда рождаются внутри россий­ского общества. Понятно, что те же идеи радикального ислама возникли не в Северной Осетии и не на Се­верном Кавказе в принципе. Другое дело, что их носителями в итоге ста­новятся реальные люди, которые на­селяют именно эти регионы.


- Северный Кавказ часто назы­вают наиболее слабым звеном в российском государстве. Нас­колько регион действительно, по Вашему мнению, уязвим. И мо­жет ли не самая здоровая обста­новка на Кавказе способствовать дестабилизации ситуации в стра­не в целом?


- Северный Кавказ, с одной сто­роны, безусловно, является доста­точно проблемным регионом. С дру­гой - эти территории населяют точ­но такие же люди и граждане нашей страны, как и в других регионах Рос­сийской Федерации. Никаких особых отличий, кроме определенных на­циональных особенностей, нет. А те, что присутствуют, отнюдь не фаталь­ны, как это пытаются представить недоброжелатели Кавказа. К сожа­лению. мы видим, как определенные силы, назовем их недобросовестны­ми политиками и политологами, прежде всего, в Москве, пытаются сделать из Кавказа какой-то жупел, который якобы развалит Россию, ко­торый пред­ставляет ка­кую-то серьез­ную опасность или просто опасность. Я не то. чтобы вижу в Кавказе то,что Россию спасет, это тоже бы­ло бы преувеличением...


- Он не более уязвим, чем все остальные регионы?


- Во-первых, это действительно так, хотя здесь имеются свои специ­фические линии напряженности. Во- вторых, очень многие люди на Кав­казе являются государственниками и патриотами России в гораздо большей степени, нежели многие из тех, кто живет в центральной Рос­сии. Если гово­рить об уязвимости этого региона, не удивительно, что именно здесь расцветают религиозный радика­лизм и многие другие вещи, с кото­рыми федеральное правительство пока не знает, как справиться. Опас­ности и правда есть, и они. несом­ненно, очень серьезны.


- Вы, можно сказать, наблюда­ете за нами в динамике. Не пер­вый год занимаетесь проблема­тикой данного региона, посеща­ете республики Северного Кавка­за. Какие тенденции и изменения в общественно-политической жизни здесь для Вас наиболее очевидны?


- Если брать Северный Кавказ в целом, то мы наблюдаем постепен­ное смещение общества (в одних республиках это происходит бы­стрее и заметнее, в других - мед­леннее) в сторону большей ре­лигиозности. В первую очередь, речь об ислам­ской, нередко исламистскойсоставляющей. Осо­бенно остро этот вопрос стоит в республиках, расположенных по со­седству с Северной Осетией. Тен­денция к некой клерикалиэации об­щественно-политической жизни явно присутствует.


И второй мо­мент, на кото­рый хотелось бы обратить внима­ние, - это про­цесс обособления Северного Кавказа от Российской Федерации как таковой. Эта тенденция явно подпитывается не только доморо­щенными и недалекими идеологами отделения Кавказа от России, отчего становится только еще более опас­ной. Вот два фактора, при грамот­ном использовании которых наши враги пытаются разбить страну. Все остальное - следствия: и та же гру­зинская активность, и многие другие вещи, которые сейчас стали для нас с вами очевидны. Если Россия поте­ряет Северный Кавказ, ей будут гро­зить полный распад и разрушение. Она просто перестанет существо­вать как Россия, потому что Россия без Кавказа - это не Россия.


- Многие российские полито­логи сходятся во мнении, что гру­зинское руководство наверняка попытается развернуть новую во­енную кампанию против Южной Осетии. Некоторые эксперты да­же заявляют, что Саакашвили нужна война хотя бы потому, что он не хочет покидать свой пост. Как бы Вы прокомментировали подобные заявления?


- Я бы,пожалуй, согласилась с этой точкой зрения. И дело здесь не только в том,что Саакашвили не хо­чет покидать свой пост, хотя он вов­се не собирается уходить и, в любом случае, останется од­ной из главных фигур в совре­менной структу­ре грузинской власти и соответственно сохранит свое влияние на вну­триполитические процессы в стране. К тому же, не стоит забывать, что это человек, который давал клятву на могиле Давида Строителя, поста­вив перед собой четкую цель: вос­становить «территориальную целостность Грузии». И сколько бы не пытались назвать всю эту процедуру формальностью, для него - это очень серьез­ный момент, такая идея фикс. Другой вопрос, что «восста­новления территориальной целостности» можно добить­ся только силовым путем. Южная Осетия и Абхазия в состав Грузии возвращаться не собираются. Попробовать вернуть их можно только си­лой. Но даже когда на терри­ториях этих государств не размещались полноценные российские базы, грузинской армии не удалось решить эту задачу. На что президент Гру­зии надеется сейчас, для нормального человека оста­ется загадкой. Но то, что он действует не по логике, а по парадоксу, понятно уже, на­верное, всем. Поэтому попытки си­лового разрешения этой невыполни­мой задачи не исключены и даже весьма вероятны.


- В последнее время прави­тельство Грузии особое внима­ние уделяет восстановлению от­ношений с республиками Север­ного Кавказа. И это происходит на фоне активного обсуждения феномена так называемого «гру­зинского чуда», о котором сегод­ня не рассуждает только лени­вый. Присутствует ли грузинское влияние в регионе и насколько оно может быть велико?


- Безусловно, оно присутствует, и, закрывая глаза на рост этого самого «грузинского» влияния на Северном Кавказе, мы просто упускаем оче­видное. Пытаться оценить его коли­чественно довольно сложно. Оно скорее качественно. Для многих жи­телей Северного Кавказа Грузия се­годня становится этаким примером для подражания. Именно «Грузия как пример» есть основной «тренд» ре­гионального политического сезона. Если политика нашего государства в регионе не претерпит никаких изме­нений, это влияние будет только на­растать. Даже несмотря на то, что Грузия, формируя свой курс в отно­шении Северного Кавказа, постоян­но допускает очень серьезные ошиб­ки. Но если с нашей стороны целе­направленная, стратегически выве­ренная политика практически отсут­ствует, а со стороны грузинского ру­ководства она все же планомерно реализуется, то важно понимать, что любая политика все-таки результа­тивнее ее отсутствия.


- Правильно ли мы поняли Ва­шу мысль: российская сторона данную проблему сегодня замал­чивает или вовсе ее не замеча­ет?


- Скажем так: этой проблеме не уделяется должного внимания. Не вырабатываются меры противодей­ствия росту грузинского влияния. Пожалуй, этот вопрос даже не до­статочно анализируется, не говоря уже о каких-то реальных мерах про­тиводействия.

Источник: Региональное отделение политической партии «Единая Россия» по республике Северная Осетия-Алания