Сегодня выбор стоит так: Евросоюз или Сербия?

Новости
Окончание беседы старшего научного сотрудника РИСИ Н.В. Бондарева с сербским журналистом, политологом, главным редактором интерент-портала «Новая Византия» Джуро Билбия.

Первая часть интервью.

Вторая часть интервью.

Давайте попробуем разобраться с патриотами истинными и мнимыми. Почему так много сторонников у Томислава Николича и его партии прогрессистов? Почему сербские избиратели так быстро забыли, что он предал Воислава Шешеля и расколол партию радикалов, забыли его прозападные высказывания последних лет?

О Николиче. Николич на днях посетил ФРГ и там публично заявил, что Германия является, цитирую, «историческим стратегическим союзником Сербии». Не партнером даже, а именно союзником, причем историческим! А как же первая и вторая Мировые войны, в которых Сербия страдала именно из-за принципиального нежелания быть союзницей Германии? Многовековое противостояние с империей Габсбургов, которая есть ни что иное, как филиал Германии? Ничего хорошего сербы от Германии не видели за всю свою историю. И вдруг такое высказывание Николича…

Что касается секрета его популярности и имиджа патриота, который ему удается поддерживать, то тут все просто. Во-первых, это влияние СМИ, прежде всего телевидения. Как я уже говорил, все телеканалы в Сербии контролируются Тадичем и близкими к нему людьми. Тадич и его кураторы из Брюсселя и Вашингтона кровно заинтересованы в том, чтобы не дать реальной оппозиции, то есть Сербской радикальной партии и ДСС Коштуницы, набрать хоть сколько-то значимое число голосов. Поэтому из Николича усиленно лепят сербского патриота. Люди по-прежнему верят всему, что им говорят по телевизору… Белградские оппозиционные печатные издания, в которых разоблачается истинная сущность Николича и ему подобных политических хамелеонов, до сербской провинции, к сожалению, не доходят. Вот и о заявлениях, которые Николич делал в Германии, в Сербии известно очень малому числу людей, только тем, кто следил за немецкими СМИ.

Во-вторых, Николичу, к сожалению, удается разыгрывать «русскую карту». Николич постоянно заявляет, что из всех сербских политиков и государственных деятелей именно он теснее всего и ближе всего связан с российским руководством. В частности, Николич заявил, что уже получил официальное приглашение на инаугурацию российского президента, и обязательно будет там присутствовать, так как Путин, цитирую, «его друг». Я пытался разобраться, получал Николич такое приглашение или нет, и если получал, то в каком качестве, но так и не смог получить в России достоверную информацию на этот счет. Если Николича действительно пригласили на инаугурацию Путина, и именно в личном качестве, то это, по меньшей мере, странно…

Электорат Николича – это бывшие сторонники радикалов, потерявшиеся в новых политических реалиях, плюс аполитичные в целом люди, которым просто надоела нынешняя власть. Есть даже и такие избиратели, которые голосуют за партию Николича потому только, что в будущем от этой партии будет проще избавиться, чем от партии Тадича, по принципу «чем хуже – тем лучше». Такой вот у Николича электорат…

Сегодня все политические силы в Сербии, и правящая партия, и оппозиция, видят политический выбор Сербии как выбор между Евросоюзом и Косово. Насколько такое противопоставление, по вашему мнению, оправдано?

Это не соответствует действительности, и вот почему. Выбор между Евросоюзом и Косово уже был сделан – на выборах 2008 г. И выбор этот, к сожалению, был сделан не в пользу Косово, а в пользу Евросоюза. Попытки сделать вид, что мы еще можем выбирать, с Косово или с ЕС, это просто политическая близорукость или хуже, самообман. Выбор был сделан четыре года назад и содеянного уже не вернешь. Сегодня выбор стоит так: Евросоюз или Сербия? Мы выбираем между членством в ЕС и собственно Сербией – нормальной, национальной, суверенной. Властные партии и коалиции ничего против того, чтобы Сербия была протекторатом, не имеют.

С Косово же власти Сербии распрощались в тот момент, когда разошлись пути партий Тадича и Коштуницы. Неготовность пожертвовать Косово вынудила Коштуницу положить на стол премьер-министерский мандат и уйти в оппозицию. Тогда же произошёл раскол в Сербской радикальной партии и та часть, которая теперь называется прогрессистами, во главе с Николичем, высказалась за «европейские ценности» и «демократию». После этого судьба Косово была предрешена.

Косово для Сербии потеряно навсегда?

В Сербии всегда будет некое количество национально мыслящих политиков, для которых Косово не потеряно и не может быть потеряно. Беда в том, что те, кто призывает бороться за Косово любой ценой, осознавая историческую и национальную ценность этой земли, сейчас не имеют в Сербии серьезного политического веса. Более того, с каждым днем таких политиков становится все меньше. Это партия радикалов, прежде всего. Партия Коштуницы, которая выступает с той позиции, что Косово нужно оставить в качестве замороженного конфликта, наподобие кипрского. С другой стороны мы имеем Николича, шансов у партии которого сформировать новое правительство намного больше, чем у радикалов и ДСС, равно как и все партии из коалиции Тадича. Они хором утверждают, что вопрос с Косово лишь обременяет Сербию в политике, считают, что вопрос Косово необходимо решать как можно быстрее и, фактически, любой ценой, только обосновывают эту необходимость по-разному.

Нужна значительная перемена в расстановке сил, чтобы Сербия публично и однозначно заявила, что по доброй воле никогда никому Косово не отдаст. Такой политической силы в Сербии сегодня нет. Тот же Коштуница, несмотря на свои заявления, к реальным шагам по защите Косово не готов. Радикалы тоже осторожничают. Я очень надеюсь, что наши политики не посмеют выбросить упоминания о Косово из Конституции, формально отказавшись от этой земли. Пусть этот конфликт разрешается своим чередом. Будем реалистами – в конце концов, Косово у нас почти наверняка отнимут. Но нельзя допустить, чтобы отнятие Косова происходило с формального согласия власти.

Косово – это не просто 14-15% всей территории страны. Нигде в Европе нет такой концентрации сакральных христианских объектов – монастырей и церквей, как в Косово. Вдумайтесь только: до 2004 года в Косово существовало более 1500 церквей и монастырей. На этом маленьком клочке земли на задворках Европы... Косово - это самая важная историческая часть сербской национальной территории, которая сравнима по значению резвее что с Палестиной для евреев. Добровольная отдача Косово бывшим боевикам, разбогатевшим на наркотраффике и торговле человеческим органами, будет несмываемым позором для Сербии на тысячи лет вперед…

Тяжело заканчивать нашу беседу на столь грустной ноте, но приходится. Мы надеемся, господин Билбия, что наша беседа будет продолжена в ближайшее время. Особенно интересно было бы встретиться после майских выборов в Сербии и посмотреть, насколько мы оказались близки к истине…

Я с нетерпением жду нашей следующей встречи!