Интересы Европейского Союза в Киргизии

Аналитика
Центральноазиатская политика европейских государств предопределена такими задачами ЕС как получение доступа к природным ресурсам, уменьшение зависимости от России как экспортера и транзитера углеводородов, а также создание пояса безопасности от угроз терроризма, экстремизма и наркотрафика.

 

М.А. Лихачев,

научный сотрудник Уральского регионального информационно-аналитического центра РИСИ (Екатеринбург),

кандидат юридических наук





Центральноазиатская политика европейских государств предопределена такими задачами ЕС как получение доступа к природным ресурсам, уменьшение зависимости от России как экспортера и транзитера углеводородов, а также создание пояса безопасности от угроз терроризма, экстремизма и наркотрафика. Инициативы Брюсселя в Кыргызстане подчинены этим приоритетам.

Республика, не располагающая значительными запасами нефти и газа, богата золотом и некоторыми видами редкоземельных элементов. Европейский бизнес одним из первых пришел в сектор золотодобычи Киргизии, но постепенно растерял свои позиции, столкнувшись с реалиями ведения дел в центральноазиатской стране и возросшей конкуренцией с другими иностранными компаниями. Сегодня европейские фирмы представлены в основных проектах лишь фрагментарно.

Самое крупное золотоносное месторождение в стране «Кумтор», на долю которого в 2011 г. пришлось 11,7% ВВП и 51,1% экспорта Киргизии, эксплуатируется международным консорциумом «Centerra Gold Inc.», где присутствуют и европейцы. Среди акционеров компании значатся, помимо Кыргызстана (пакет «Кыргызалтын» – 33%), инвесторы из Канады (25%), США (24), стран ЕС (17%) и других стран (1%). С 1995 г. Centerra сотрудничает с Европейским банком реконструкции и развития по кредитной линии. Ожидается, что объем финансирования ЕБРР, которому принадлежит 1% в капитале концерна, за период с 2010 по 2013 гг. превысит 110 млн евро.

Активы месторождения неоднократно пересматривались по инициативе руководства республики, добившегося в 2009 г. почти двукратного увеличения киргизской доли с 17 до 33%. После революционных событий 2010 г. давление со стороны Бишкека усилилось: выдвигаются обвинения в нарушении экологического законодательства, предлагается повысить налоговые ставки, подогревается недовольство местного населения. Негативный опыт сотрудничества с Кыргызстаном европейские инвесторы получили и по другим крупным месторождениям, в частности «Талды-Балык Левобережный» и «Джеруй», которые покинули британские «Orsu Metal Corporation» и «Oxus Resources Corporation», австрийская «Global Gold».

В результате в условиях острой конкурентной борьбы с казахскими, российскими и китайскими компаниями в области золотодобычи бизнес ЕС занимает скромное место. Главным препятствием на пути расширения европейских инвестиций по-прежнему остается политическая нестабильность, сопровождающаяся попытками пересмотра ранее достигнутых концессионных соглашений и стремлением решить внутренние бюджетные проблемы за счет иностранных компаний.

Еще менее привлекательна для европейских инвесторов гидроэнергетика Киргизии. Их отпугивает нерешенность водно-энергетической проблемы в ЦА и географическая отдаленность Кыргызстана от европейских рынков. К тому же любой гидроэнергетический проект в регионе обретает политический характер, тогда как самому Евросоюзу не удается даже занять консолидированную позицию по водной теме. Ситуацию осложняет фактическая неплатежеспособность киргизских потребителей при необходимости значительных капиталовложений в сектор и ограниченных экспортных возможностях.

Европейцы осуществляют в Киргизии в основном отдельные программы по реабилитации энергосистемы страны: Германский банк развития KfW финансирует ремонтные работы киргизской «Северэлектро» в объеме 33,6 млн евро; Швейцарское бюро по сотрудничеству выделяет 24,4 млн евро на восстановительные процедуры на Ат-Башинской ГЭС. В некоторых реабилитационных проектах задействованы французские компании Mecamidi и Ineo.

Важным направлением сотрудничества ЕС и Киргизии является финансовая помощь. Европейский банк реконструкции и развития в настоящее время реализует в республике около 20 проектов с общим финансированием более 60 млн евро по различным направлениям: энергоэффективность и охрана окружающей среды, информационные технологии, сфера услуг. Только в 2012 г. Бишкек рассчитывает на помощь от Европарламента в объеме до 30 млн евро. В течение 2011-2012 гг. Правительство республики получит грантов на сумму 28 млн евро от Германского банка развития KfW и Германского общества международного сотрудничества.

Однако ввиду высокой коррумпированности власти, зачастую рассматривающей подобную финансовую поддержку как инструмент личного обогащения, значительная часть помощи не достигает своих адресатов. Недавно проведенная проверка по линии программы Глобального фонда по борьбе со СПИДом, осуществляемой за счет ЕС и США, выявила многочисленные нарушения: нецелевое использование средств, а также многократное завышение цен на закупаемые медицинские товары. Подобные нередкие факты вынуждают иностранных доноров финансировать гуманитарные проекты посредством международных и иностранных институтов, а не через республиканское правительство, что вызывает недовольство руководства Киргизии.

По оценкам киргизских экспертов, европейские структуры сыграли немалую роль и в революционных событиях 2005 г., где взаимодействовали с американскими НПО. Европейцы были широко включены в работу «Internews», оказывавшей поддержку оппозиционным СМИ. Роль «инструкторов революции» выполняли сотрудники швейцарской НПО «Cimera». Аналитическая работа на местах была сконцентрирована в «International Crisis Group», финансируемой США со штаб-квартирой в Брюсселе. В 2005 г., несмотря на многочисленные факты нарушений в ходе президентских выборов, на которых президентом республики выбран лидер оппозиции – К. Бакиев, Европарламент и ПА ОБСЕ поторопились признать выборы справедливыми и состоявшимися. В отличие от событий 2005 г. в ходе революционного переворота 2010 г. Запад занял более сдержанную позицию, явно не желая терять в лице президента К. Бакиева и его проамерикански настроенного сына Максима надежных партнеров. Последний в октябре 2012 г. задержан английскими властями. Вряд ли М. Бакиев будет выдан Бишкеку: США также запрашивают его экстрадицию по обвинениям в мошенничестве с ценным бумагами и воспрепятствованию правосудию. Причем между Лондоном и Вашингтоном, в отличие от Киргизии, заключено соответствующее двусторонне соглашение.

Остаются без реакции европейских властей выявленные коррупционные схемы киргизского АзияУниверсалБанка с участием американских, австрийских и английских финансовых учреждений и британских компаний, позволявшие выводить значительные суммы из страны. Дотационный характер государственного бюджета Кыргызстана и высокая зависимость от европейской финансовой помощи значительно упрощает политический диалог с ЕС, вынуждая Бишкек закрыть глаза на некоторые разногласия с Брюсселем.

Другим направлением киргизо-европейского сотрудничества выступает сфера безопасности. Здесь, как и в других центральноазиатских республиках, ЕС при содействии ООН реализует программы BOMCA (по управлению границами) и CADAP (по борьбе с наркотрафиком). Проекты предполагают институциональную реформу, ряд инфраструктурных инициатив и профессиональное обучение сотрудников киргизской погранслужбы. В рамках BOMCA в с. Новопокровка был построен новый учебный центр с общежитием общей стоимостью 1,2 млн дол., в с. Ленинское – межведомственный кинологический учебный центр Государственной таможенной службы Киргизии, в Бишкеке – учебно-лабораторные помещения для службы по карантину растений, ветеринарной и санитарной служб. В международном аэропорту «Манас» создано подразделение по профилированию наркотиков, с весны 2012 г. активно ведутся ремонтные работы на нескольких КПП и погранзаставах.

Несмотря на ряд объективных факторов – таких, как неурегулированность правового статуса границы в Ферганской долине (между Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном), дестабилизирующая приграничную ситуацию близость к Афганистану, недостаточно развитая инфраструктура, эффективность проводимых европейцами мероприятия остается крайне низкой еще и по причине коррумпированности власти и сотрудников погранслужбы. На пограничных переходах процветают мелкие поборы, новое оборудование приходит в негодность без надлежащего ремонта и квалицированной эксплуатации, функционирующая техника зачастую простаивает без дела. Киргизия остается главным каналом поставки афганских наркотиков, поступающих через слабоохраняемую границу с Таджикистаном протяженностью 870 км. Город Ош давно обрел дурную славу крупного накопительного пункта наркотиков, далее поставляемых в столицу Бишкек или же в Казахстан и Россию.

Однако финансовая помощь в рамках малоэффективных программ позволяет обеспечить ЕС свое присутствие в наиболее чувствительных областях госуправления. Неоднократно проводились совместные с Федеральным ведомством криминальной полиции Германии и полицейским ведомством республики семинары. В июне 2010 г. был заключен Меморандум о взаимопонимании между BOMCA и ЦАРИКЦ (Центральноазиатский региональный информационный координационный центр), созданный при поддержке стран НАТО для «координации» антинаркотической борьбы в регионе. В целом стратегические инициативы ЕС в области безопасности осуществляются преимущественно в русле американской политики и стратегии обеспечения присутствия сил Североатлантического альянса в Центральной Азии. Посольство ФРГ в Бишкеке выполняет функции контактного центра НАТО.

Значительное присутствие европейцев ощущается в гуманитарной сфере. Особую активность здесь проявляет Германия, учитывая более чем 100-летнюю историю проживания немцев в Киргизии. В республике работают такие немецкие НПО, как Фонд Ханнса Зайделя, Фридриха Эберта, Служба старших экспертов, Немецкая ассоциация народных университетов, Академия Немецкой волны, Институт Гете, а также Фонд Датской церковной помощи, правовая клиника «Адилет». В рамках европейской программы EIDHR регулярно проводятся диалоги по правам человека, семинары по проблемам гражданского общества, предметом дискуссии в которых является правозащитная ситуация в стране. Примечательно активное участие в подобных мероприятиях представителей центральной (даже на уровне министерств) и местной властей наряду с активистами действующих европейских НПО.

Правозащитная деятельность обеспечивает необходимые рычаги воздействия на руководство республики. К тому же НПО, наряду с европейскими образовательными проектами (Tempus, Erasmus, немецкая DAAD) – важное средство воспитания лояльных, западноориентированных элит и молодежи.

Таким образом, европейское участие в экономике Киргизии ограничивается отдельными проектами в сфере гидроэнергетики. Попытки утвердиться в области золотодобычи в качестве самостоятельных инвесторов не увенчались успехом. Более ощутимая активность европейцев по линии финансовой помощи, в сфере безопасности и гуманитарного сотрудничества, несмотря на свою порой сомнительную эффективность, обеспечивает реализацию политических интересов Брюсселя и обычно находится в фарватере американских интересов.