Коллективная оборона – путь к укреплению национальной безопасности Японии?

Аналитика
«Нормализация» Японии продолжается

Усиливающаяся нестабильность в Азиатско-Тихоокеанском регионе в очередной раз побудила японское правительство вернуться к обсуждению проблемы трактовки понятия «коллективной обороны» и его отражения в Конституции страны.

Так, 15 мая 2014 г. экспертная группа под руководством Чрезвычайного и Полномочного Посла Сюндзи Янаи представила премьер-министру Синдзо Абэ доклад, содержащий анализ данной проблемы, а также определенные рекомендации по совершенствованию национального законодательства, касающегося деятельности Сил самообороны Японии[1]. Публикация этого доклада ознаменовала собой начало новой дискуссии в правительственных кругах по вопросу допустимости участия японских воинских подразделений в коллективной обороне и расширения их полномочий по применению силы в рамках международных миротворческих операций.

Создание экспертной группы с целью анализа влияния существующих самоограничений на развитие политики безопасности Японии было инициировано Абэ еще 2006–2007 гг., в период его первого премьерского срока[2]. Итогом работы группы стал доклад, представленный в 2008 г. В нем,  в частности, рассматривались 4 сценария,  в которых существующее ограничение не позволило бы адекватно реагировать на ситуацию, связанную с: защитой американских военно-морских судов в открытом море; перехватом баллистических ракет, направленных на США; использованием оружия японскими подразделениями в ходе международных миротворческих операций; поддержкой других стран, участвующих в таких операциях[3].

В нынешней версии доклада рассматриваются уже 6 конкретных примеров, учитывающих сложившуюся обстановку в области безопасности в регионе, которые содержат основания как для новой интерпретации Конституции в сфере военных ограничений, так и для совершенствования соответствующего законодательства. Так, например,  речь может идти о новых законодательных актах касательно так называемых «серых зон»,  т.е. ситуаций, которые не являются прямым вооруженным нападением[4].

В Вашингтоне уже выразили свое одобрение инициированной в Японии дискуссии по вопросу коллективной обороны[5]. Данная проблема сегодня фактически стоит во главе угла запланированного на конец 2014 г. пересмотра Руководящих принципов японо-американского сотрудничества в области обороны 1997 г.[6] Действительно, снятие Токио запрета на участие в коллективной обороне позволило бы Силам самообороны оказывать поддержку союзникам в конфликтах на море, осуществлять перехват баллистических ракет, направленных на Соединенные Штаты, и применять другие меры по защите сил третьих стран, участвующих в совместных с Японией операциях[7]. Именно поэтому Вашингтон крайне заинтересован в том, чтобы кабинет С. Абэ принял решение о возможности участия страны в коллективной обороне.

Кроме того, помимо потенциального расширения военного сотрудничества с Соединенными Штатами, новая интерпретация Конституции открывает дорогу для более глубокого сотрудничества и с другими партнерами – европейскими странами, странами Юго-Восточной Азии, Индией, Австралией.

Так, еще в 2012 г. Филиппины и Вьетнам подписали с Японией соглашения о сотрудничестве в оборонной сфере, подразумевавшие регулярный обмен делегациями, боевую подготовку личного состава ВС, установление связей в оборонной промышленности, оказание гуманитарной помощи, обеспечение морской безопасности[8]. В июле 2013 г. состоялась первая за долгое время встреча министров обороны Японии и Филиппин, а уже в следующем месяце – аналогичная встреча с главой вьетнамского военного ведомства[9]. Первостепенным аргументом для дальнейшего расширения сотрудничества со странами ЮВА является, безусловно, обострение отношений Японии с Китаем и необходимость обеспечения свободы судоходства в регионе, чему, в свою очередь, по мнению японских руководителей, препятствует КНР.

Кроме того, насыщенная программа европейского турне премьер-министра Абэ (с 29 апреля по 8 мая 2014 г.) показала намерение японской стороны расширять оборонное сотрудничество и с Европой. В ходе визита была подписана Программа индивидуального партнерства и сотрудничества между Японией и НАТО, достигнуты договоренности об увеличении военных обменов с Испанией, укреплении сотрудничества в области морской безопасности с Португалией, принято решение о начале переговоров по подготовке совместного соглашения с Францией о разработке военной техники, а также о создании нового формата «2+2» для встреч министров иностранных дел и обороны Японии и Великобритании.

Активность нынешнего японского премьер-министра на поприще расширения международных экономических и оборонных контактов страны свидетельствует о твердом намерении укрепить позиции Японии, в том числе за счет пересмотра  существующих подходов к выработке оборонной политики.

Однако в самой Японии недовольны возможной новой интерпретацией Конституции не только оппозиционно настроенные партии, но и партнеры Либерально-Демократической партии по правящей коалиции – Новая Комэйто. Основной причиной беспокойства политических деятелей и общественности является возможное втягивание Японии в «чужие» конфликты, если будет принято решение о допустимости участия национальных подразделений в коллективной обороне. Кроме того, остается неясным, что в случае принятия новых интерпретаций будет означать японский пацифизм, неизменную приверженность которому декларирует Абэ.

И все же стоит отметить, что процесс пересмотра роли и места Японии в обеспечении национальной и международной безопасности начался достаточно давно. Линия на укрепление Сил самообороны, на расширение сферы их деятельности, включая зарубежное присутствие (операции по поддержанию мира под эгидой ООН, поддержка сил США и других союзников в Афганистане и Ираке, а также миссии по борьбе с пиратами), проводится не первый год. Политика как Либерально-Демократической партии, так и Демократической партии, сменившей у власти ЛДПЯ на короткое время, осуществляется в одном русле. В этом смысле предлагаемые нынешними японскими властями изменения в законодательном оформлении оборонной политики страны являются столь же революционными, сколь и ожидаемыми как внутри Японии, так и вовне.



[1] Report of the Advisory Panel on Reconstruction of the Legal Basis for Security // Prime Minister of Japan and His Cabinet. URL: http://www.kantei.go.jp/jp/singi/anzenhosyou2/dai7/houkoku_en.pdf  (дата обращения – 27.05.2014).

[2] Sakoda R. Japan and Collective Self-Defense: An American Perspective // CSIS Japan Chair Platform. Nov. 13, 2013. URL: http://csis.org/files/publication/131113_Sakoda_JapanSelfDefense_JapanPlatform.pdf (дата обращения – 27.05.2014).

[3] Ibid.

[4] Report of the Advisory Panel on Reconstruction of the Legal Basis for Security.

[5]U.S. welcomes debate on collective self-defense // Jiji Press. URL: http://the-japan-news.com/news/article/0001285566 (дата обращения – 27.05.2014).

[6] Gaens B. Japan’s New Security Policy. Breaking Away From the Post-War Regime? // The Finnish Institute of International Affairs. FIIA Briefing Paper 148. Feb. 2014. URL: http://www.fiia.fi/en/publication/393/japan_s_new_security_policy/ (дата обращения – 27.05.2014).

[7] Ibid.

[8] Gray G.P. Japan’s Defence Build-up and its Meanings for Asia // European Institute for Asian Studies. Briefing Paper 2013/3. Sept. 2013. URL: http://www.eias.org/sites/default/files/EIAS_Briefing_Paper_2013-3_Gray.pdf (дата обращения - 27.05.2014).

[9] Ibid.