О визите премьер-министра Турции в Москву

Аналитика
Визит турецкого премьер–министра Р. Эрдогана в Москву (12-13 января 2010г.) можно назвать одним наиболее значимых событий в политической жизни России с начала года.

А. В. Глазова

и. о. руководителя отдела исследований современной Азии

Визит турецкого премьер–министра Р.Эрдогана в Москву (12-13 января 2010г.) можно, пожалуй, назвать одним наиболее значимых событий в политической жизни России с начала года.


В интенсивной повестке дня переговоров в Москве на первый план вышли две главные проблемы: вопросы торгово-экономического взаимодействия между двумя странами, а также решение региональных проблем, включая перспективы урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Безусловно, результаты обмена мнениями по второму вопросу учитывались в ходе состоявшейся 25 января 2010 г. в Сочи встречи президентов России, Армении и Азербайджана по проблеме Нагорного Карабаха.

Важной темой переговоров стало экономическое сотрудничество двух стран, прежде всего в области энергетики. В ходе переговоров были продолжены консультации относительно работ над крупными совместными энергетическими проектами, принципиальные договоренности по которым были достигнуты во время визита В.Путина в Анкару в августе прошлого года. Напомним, что тогда стороны подписали протоколы о сотрудничестве двух стран в нефтяной и газовой сферах.


В частности, в протоколе о сотрудничестве в газовой сфере турецкая сторона обязалась предоставить РФ разрешение на проведение изысканий по проекту газопровода "Южный поток" в своих территориальных водах. По итогам последних переговоров в Москве было подтверждено, что работа по "Южному потоку" идет по графику, экологическая экспертиза завершена на 100%, геологические и технические исследования завершены на 85-90%. Кроме того, была достигнута договоренность, что до 10 ноября 2010 года Турция завершит необходимые оценки и выдаст разрешение на прокладку «Южного потока».


В ходе переговоров в Москве также обсуждалось участие России в строительстве нефтепровода Самсун-Джейхан. В октябре прошлого года российские НК "Роснефть" и АК "Транснефть" подписали в Стамбуле меморандум о взаимопонимании, предполагающий возможность создания совместного предприятия по реализации этого проекта. Кроме того, согласно протоколу о сотрудничестве двух стран в нефтяной сфере была создана рабочая группа для изучения возможности ресурсной базы для нефтепровода и транспортных параметров проекта. Доля российского участия в строительстве трубопровода обсуждались на переговорах Р. Эрдогана с Д. Медведевым. Не исключено, что турецкая и итальянская компании рассмотрят возможность 50%-го участия российской стороны в проекте в обмен на гарантии поставок нефти. По итогам переговоров российская сторона  предложила заключить трехстороннее межправительственное соглашение между Турцией, Россией и Италией, так как эти три страны являются участниками как проекта нефтепровода Самсун - Джейхан,  так и проекта газопровода "Южный поток".


Характерным является то, что на протяжении последних лет, стремясь укрепиться в роли транзитного центра, Турецкая республика активно лоббирует прокладку основных трубопроводных маршрутов для транспортировки энергоресурсов на мировые рынки через свою территорию. Если достигнутые в Москве договоренности будут реализованы, это еще более приблизит Турцию к превращению в важный транзитный энергетический центр регионального и мирового уровня.

Как отметил президент Д. Медведев по итогам встречи с Р.Эрдоганом, российско-турецкие отношения - это сотрудничество стратегических партнеров, и важнейшее место в нем занимает энергетика. Это неудивительно, с учетом того, что Россия обеспечивает примерно 70% от общего объема потребности Турции в газе.


Стороны поставили задачу к 2015 году повысить товарооборот до 100 млрд. долларов. Задача амбициозная, однако с учетом динамики роста этого показателя в течение последних лет (за исключением кризисного 2009 года), -  вполне достижимая.


 На переговорах в Москве также были затронуты региональные проблемы, в том числе касающиеся урегулирования многолетнего карабахского конфликта. Чтобы понять, почему именно нагорно-карабахский конфликт был в центре внимания лидеров двух стран, следует вспомнить, что  в октябре прошлого года в Швейцарии Турция и Армения подписали  протоколы о нормализации двусторонних отношений. Однако вскоре стало понятно, что на пути к ратификации протоколов возникли серьезные препятствия.


Эти препятствия в первую очередь связаны с позицией турецкого руководства, рассматривающего возможность нормализации двусторонних отношений лишь в контексте прогресса в решении нагорно-карабахского конфликта. Такое положение дел объясняется, во-первых, оппозицией внутри самой Турции, которая рассматривает нормализацию армяно-турецких отношений как отказ от национальных интересов; во-вторых, оно спровоцировано жесткой реакцией Азербайджана, который уже пригрозил пересмотреть условия и цены за транзит азербайджанского газа через территорию Турции. По заявлению президента Азербайджана И.Алиева, тарифы на транзит газа через Турцию на 70% превышают рыночные цены. При этом Азербайджан продает свой газ Турции по цене, составляющей треть от мировых цен. Кроме того, официальный Баку недвусмысленно намекает на возможность изменения приоритетов и во внешней политике. Речь идет о  расширении стратегического партнерства с сопредельными странами, прежде всего, с Россией и Ираном. Принимая во внимание все эти факторы, становится очевидным, что охлаждение отношений с Азербайджаном является крайне нежелательным для турецких властей.


В данном контексте становится понятным, почему турецкий премьер во время визита в Москву убеждал своего российского коллегу в необходимости более активного участия России в процессе карабахского урегулирования. Без прорыва в этом вопросе трудно продвигаться по пути нормализации армяно–турецких отношений, так как швейцарские протоколы, скорее всего, будут ратифицированы парламентом Турции только после решения территориального спора между Арменией и Азербайджаном.


Российская сторона, со своей стороны, понимает, что в вопросе Нагорного Карабаха вряд ли удастся сохранить существующий статус-кво и территориальный спор между Арменией и Азербайджаном так или иначе необходимо решать. Однако сделать это мирным путем возможно только при условии активного взаимодействия между странами-участниками конфликта и членами Минской группы ОБСЕ во главе с Россией. Об активной роли нашей страны в этом процессе говорит целая серия консультаций с лидерами Армении и Азербайджана, которые были проведены после визита турецкого премьера: 14 января глава МИДа С.Лавров посетил Ереван, 18 января президент Армении С.Саргсян прибыл в Москву, а 25 января состоялась трехсторонняя встреча президентов России, Армении и Азербайджана.


Итоги визита Р.Эрдогана в Москву подтверждают, что отношения России и Турции действительно выходят на уровень стратегического партнерства, их укрепление безусловно будет оказывать заметное влияние на динамику политико-экономической и военно-стратегической ситуации в регионе.