Анна Глазова: Курдский фактор может помешать триумфу Эрдогана

Мы в СМИ
Результаты предстоящих выборов в Турции зависят от позиции этнического меньшинства   12 июня в Турции состоятся парламентские выборы, победу на которых, основываясь на данных социологических опросов, предсказывают правящей Партии справедливости и развития (ПСР), возглавляемой премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. При этом уверенность самого Эрдогана в победе настолько велика, что во время одного из предвыборных выступлений он даже поклялся оставить пост лидера ПСР, если его партии не удастся сформировать однопартийное правительство.

Результаты предстоящих выборов в Турции зависят от позиции этнического меньшинства

Анна Владимировна Глазова - ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований, кандидат филологических наук.


12 июня в Турции состоятся парламентские выборы, победу на которых, основываясь на данных социологических опросов, предсказывают правящей Партии справедливости и развития (ПСР), возглавляемой премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. При этом уверенность самого Эрдогана в победе настолько велика, что во время одного из предвыборных выступлений он даже поклялся оставить пост лидера ПСР, если его партии не удастся сформировать однопартийное правительство. Однако на результаты голосования существенное влияние может оказать курдская проблема.

Правительство Эрдогана вполне осознает ту важную роль, которую при проведении выборов играют турецкие курды, составляющие пятую часть населения страны. Достаточно вспомнить, что на прошедших в марте 2009 года муниципальных выборах ПСР получила неожиданно низкую поддержку турецких курдов, которые предпочли отдать свои голоса прокурдской Партии демократического общества.

Результаты тех выборов заставили правительство Эрдогана сделать выводы и в конце 2009 года объявить о начале реализации плана по демократическому решению курдского вопроса, получившего название «Курдская инициатива». Конкретной реализацией этой инициативы стало принятие законов, разрешающих теле- и радиовещание на курдском языке, открытие курдских школ, а также получение образования на курдском языке. Кроме того, правительство объявило о подготовке программы социально-экономического возрождения юго-восточных провинций Турции, на реализацию которой было выделено 12 млрд. долл.

В рамках этой инициативы руководство страны объявило, что проблему курдского терроризма необходимо решать невоенными методами, а несколько месяцев назад Эрдоган открыто признал, что турецкие власти ведут переговоры с отбывающим пожизненный срок в тюрьме Абдуллой Оджаланом – лидером левоэкстремистской Рабочей партии Курдистана, на протяжении 30 лет ведущей вооруженную борьбу против турецких властей.

В результате переговоров стороны заключили между собой соглашение о том, что правительство предпринимает ряд шагов по либерализации положения курдов, а РПК приостанавливает боевые действия до проведения парламентских выборов. Руководство РПК даже заявляло о возможности сделать прекращение огня бессрочным в том случае, если демократическое решение курдской проблемы Турции будет реально претворяться в жизнь.

Подробности достигнутых сторонами соглашений не разглашались, однако, по информации некоторых турецких СМИ, Оджалан подготовил и передал турецким властям собственный проект программы решения курдского вопроса, так называемую «дорожную карту».

Однако в марте РПК объявила об отмене моратория на ведение боевых действий. В мае боевики РПК совершили нападение на кортеж Эрдогана, а затем террористический акт в Стамбуле. Кроме того, в преддверии выборов лидеры РПК выступили с заявлением о возможности активизации вооруженных действий в стране после 15 июня.

Что могло послужить причиной фактического срыва мирных переговоров? Вероятнее всего, здесь сыграла свою роль совокупность как внутренних, так и внешних факторов.

Говоря о внутренних факторах, следует отметить, что, согласно социологическим опросам, более половины населения Турции выступает против проведения переговоров с сепаратистской РПК и опасается расчленения страны по национальному признаку.

Против варианта мирного урегулирования, предложенного правящей партией, также выступают политическая оппозиция и часть военной элиты. Одна из оппозиционных партий – Партия националистического движения – даже обвинила правительство в предательстве национальных интересов и в уступках террористам.

Диалог официальной Анкары с Оджаланом мог быть сорван и внешними силами, которые пытаются использовать курдский фактор в целях оказания давления на Анкару. Турецкие курды наряду с курдскими меньшинствами Ирана, Сирии и Ирака активно используются США и Израилем в их региональной политике. Официальный Тель-Авив на протяжении нескольких десятилетий развивает отношения с курдами в рамках так называемой периферийной стратегии, которая предусматривает формирование противоборствующего альянса вокруг арабских государств путем сотрудничества с неарабскими странами и этническими группами. Следует заметить, что обострения политических отношений между Турцией и Израилем часто сопровождаются усилением активности боевиков РПК. Так, вскоре после инцидента с флотилией Free Gaza в ряде турецких населенных пунктов произошли террористические акты, ответственность за которые взяла на себя РПК. Учитывая резко ухудшившиеся отношения между Израилем и Турцией на данном этапе, не исключено, что Израиль активизировал свои связи с курдскими сепаратистами с тем, чтобы через них дестабилизировать ситуацию в Турции.

Источник: Независимая газета