Миграционная политика России будет идти в сторону ужесточения

Мы в СМИ
Доклад Игоря Белобородова, советника директора РИСИ

АПН начинает публикацию материалов круглого стола по теме национальной и миграционной политики в России, проведенного в пресс-центре АиФ в рамках презентации доклада Института национальной стратегии «Регулирование иммиграции. Международный опыт и перспективы России. Отчет о круглом столе - "ИНС: Экономический кризис обострит этнические риски". Выступление Романа Силантьева "Ситуация в российском исламском сообществе улучшилась".

Белобородов Игорь, демограф, советник директора РИСИ:

В 2014 году Россия очень четко показала, что миграционная политика будет идти в сторону ужесточения, упорядочивания.

Конец года подарил нам такую интересную операцию, называется она «Мигрант», 100 тысяч человек было задержано, из них более 5 тысяч было выдворено за пределы страны. В целом же по итогам года, если не ошибаюсь, 1 миллион 100 тысяч было выдворено.

Эта история продолжится, потому что в условиях внешнего давления легче всего спровоцировать внутренние беспорядки, легче всего задействовать межнациональный фактор. Это бесспорно. Пошли слухи, причем с экспертными комментариями, о том, что пошел сильный отток мигрантов. Я все-таки предпочел бы повременить, поскольку этот отток может носить исключительно сезонный характер. Ритейл в январе, как известно, ожидает спад, даже таксисты говорят о временном спаде.

Финансовый кризис однозначно спровоцировал денежный отток, это еще одна из сторон интенсивной, массовой миграцию в Россию, по которой мы то ли вторые, то ли по новым данным третьи уже после Германии как принимающая сторона по валовому объему миграции. И, если в 2013 году этот легальный отток составлял около 22 миллиардов долларов, то в 2014 будет между 25 и 30 миллиардами долларов.

Кстати, еще один момент, который может быть препятствием для выезда это все-таки стоимость билетов. Поскольку мигрантам, которые оказались в ситуации неплатежеспособности, особенно это касается Средней Азии, им просто будет сложно выехать из России, и мне кажется, что здесь, скорее всего, стратегия выживания в сложившихся, уже действующих многочисленных миграционных сетях, она как раз-таки подсказывает пересидеть в России, подождать, что бы, если действительно человек на мели. Но ужесточение продолжается, могу вам сказать, что идет проверка в наших внутренних органах, органах ФМС не только людей с иностранным гражданством, но и тех выходцев, например, из стран Средней Азии, которые приняли гражданство 15-20 лет назад, это мне известно абсолютно точно.

На этом фоне некоторые наши внешние политические или внешние экономические шаги выглядят как попытка обеспечить сокращение миграции. Например, решили простить Узбекистану долг 850 миллионов долларов, что, на мой взгляд, может трактоваться, в том числе как компенсация выдворений в страну, являющуюся крупнейшим миграционным донором для России.

В целом же, что касается рекомендаций, безусловно, мне остается вслед за коллегами поддержать идею селективной миграции, в том числе по половому признаку, если в нынешнем потоке у нас преобладают мужчины на 80-90%, безусловно, мне кажется, стоит обратить внимание на женскую миграцию, тем более, что в целом ряде ниш она будет востребована.

Думаю и убежден, что мы не можем одинаково подходить ни законодательно, ни просто логически к миграции таких категорий, как потомки от смешанных браков, либо межнациональные семьи, это принципиально.

Безусловно, нужна селекция по квалификационному признаку. Я бы даже, так сказать, тоже рекомендовал обратить внимание не только на студентов, не столько на студентов, потенциал миграционный, образовательной миграции у нас вообще никак не реализован, к сожалению, хотя обладаем неплохой образовательной структурой, которую ждет секвестр в силу внутренних демографических причин.

Кстати, именно образование, тем более высшее, является наилучшим механизмом адаптации, что у нас недооценено.

Мне кажется, что начинать процедуру отбора необходимо уже со старших классов средней школы со стран исходов, то есть, отличники или люди, подающие надежды, должны иметь право, если не внеконкурсного, то, по крайней мере, некоторого льготного поступления в российские ВУЗы, по крайней мере, мне кажется, что мы в этом заинтересованы.

Безусловно, этнический аспект, безусловно, языковой, но и все это, мне кажется, должно быть выражено все-таки в некой бальной системе, как это происходит до сих пор в Канаде. Иначе очень сложно это оценивать, не имея каких-то, действительно, цифровых критериев. В рамках Евразийского союза, таможенного союза, очевидно, потребуется унификация и, на мой взгляд, наиболее подходящая за основу модель миграционной политики сегодня наблюдается  Казахстане, к сожалению, наш коллега Марат Шибутов не смог приехать, но готова ли к этому Белоруссия.

Если с Россией, так сказать, еще возможны какие-то дискуссии, думаю, что убедительных аргументов у нас уже, так сказать, вполне достаточно. Вот что с Белоруссией, непонятно. Скорее всего, это будет некая политическая преграда. Хотя и Белоруссия, и Казахстан с разных сторон являются вот такими миграционными воротами, где очень сложно отследить миграционный поток.

Казахстан в силу протяженности границ, то есть, в силу своих географических особенностей, Белоруссия в силу, так сказать, того, что этот поток просто не контролируется. То есть, граница фактически открыта. Обратил бы ваше внимание на потенциальную конфликтность некоторых векторов внутренней миграции, мне кажется, что в следующем году должно быть создано некое подразделение в рамках ФМС, которое занималось бы непосредственно вопросами внутренней миграции.

Все социологические вопросы показывают, что некоторые категории эмигрантов, из Белоруссии, Украины, Молдавии, воспринимаются лояльно, в то же время миграция, к примеру, с Северного Кавказа воспринимается максимально конфликтно. То есть, наиболее конфликтно воспринимаются только представители Средней Азии, и то не всегда. То есть, наряду с миграционной политикой политика оседлости тоже должна вестись. И, к сожалению, по итогам года могу констатировать, что выросла эмиграция из страны за 4 года приблизительно в 4 раза. Если раньше это было до 50 тысяч выездов, сейчас это уже цифра, приближающаяся к 200 тысячам человек. Вот такие итоги года, спасибо.