Аждар Куртов: Россия проигрывает битву за Украину

Мы в СМИ
Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии», эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов в интервью ИА IslamNews рассказал о перспективах развития ситуации на Украине. 

– Аждар Аширович, в свете последних событий на Украине, чего нам ждать, к чему готовиться?

– Сейчас еще рано говорить, но совершенно очевидно, что нерешительность президента Украины, который не выполнил свои конституционные обязанности – не ввел ЧП в условиях, когда в столице бесчинствовали радикалы и экстремисты, которые не только использовали огнестрельное оружие в столкновениях с силами правопорядка, но и нападали на квартиры и частных лиц, привела к тому, что милиция, видя, что ее подставляют, не решают использовать эффективные средства защиты, перестала верить этой власти и активно выполнять ее приказы. 

С другой стороны, правящая Партия регионов тоже показала себя в этой критической ситуации не лучшим образом, и те люди, которые туда проходили в целях карьерного роста либо извлечения каких-то осязаемых прибылей, стали дезертировать, покидать ряды партии. Кроме того, на президента Украины оказывалось внешнее давление. В итоге Янукович, по сути, пошел на поводу у противоборствующих сил. Причем это не надо изображать победой народа, поскольку 5 тысяч радикалов Правого сектора, составлявших основные отряды протестующих, наиболее активно использовавших вооруженные методы борьбы на площадях и улицах Украины, конечно же, весь народ Украины не представляют. 

В любом случае, произошло то, что произошло. Сейчас декларирован возврат к конституции 2004 года. По всей видимости, если это будет проведено в кратчайшие сроки, это будет обозначать новый виток нестабильности на Украине, и ничего больше. Ведь конституция 2004 года учреждала парламентско-президентскую республику, а парламентско-президентская республика хороша в тех государствах, где общество, политический класс и основные общественно-политические силы соблюдают правила игры, прежде всего, не выходят за рамки правовых установок. Все последние события Украины показали, что вот этого обязательного условия на Украине не существует. Соответственно, можно точно предполагать, что те выгоды, которые дает парламентская республика, не будут реализованы. Нет общественного консенсуса, есть силы, которые легко обращаются к насилию, чем бы они это не оправдывали. И я думаю, так же, как эта конституция 2004 г. не стабилизировала ситуацию в середине нулевых, так же она не будет способствовать стабилизации ситуации и ныне.

– Сейчас звучит много прогнозов о возможном распаде Украины. Вы разделяете эти опасения?

– Пока однозначный прогноз затруднителен – все будет зависеть от очень многих обстоятельств, в частности, от силы противодействия регионов востока Украины. Но я бы не сказал, что эта сила очень явная. Несмотря на то, что и в Харькове сформирован некий фронт, и власти Крыма делают заявления о возможности выхода из состава Украины, думаю, это пока что игра на публику. Вполне возможен вариант, что единство Украины сохранится, причем под эгидой новых властей.

А эти новые власти, возможно, и не будут представлены триумвиратом Яценюк – Кличко – Тягнибок, от имени которых оппозиция все последнее время вела переговоры и с представителями Европейского Союза, и с президентом Украины. 

– Тем более что, как поговаривают, упомянутый вами триумвират на самом деле давно не контролирует Майдан…

Радикалы не считаются с рафинированными – если говорить о Яценюке и отчасти о Кличко – лидерами официальной оппозиции. То, что подписывалось триумвиратом, Правым сектором не выполнялось. Когда-то большевики в России стояли на совершенно таких же позициях неисполнения любых документов. На выборах во Всероссийское учредительное собрание в целом по стране победили эсеры, но большевики с этим не посчитались, и, в конце концов, Учредительное собрание было разогнано, а часть его членов были физически уничтожены большевиками. И была установлена диктатура. 

Это логика политической борьбы: революция всегда сметает тех политиков, которые на начальном этапе вроде бы руководят процессом. Так было во время французской революции, так было и в 17 году. И очень часто, к сожалению, у власти оказываются радикальные силы. Эти радикальные силы на Украине есть – тот же Правый сектор, блок организаций с идеологией западенства, которой характерна, во-первых, ненависть к России, во-вторых, восприятие Украины как государства, где должны быть установлены порядки, характерные для западных областей страны. 

Побеждая в столице, радикалы навяжут всей остальной Украине свои правила – в том числе, правила избирательного процесса. Выборы будут проводиться под их диктатом и с соответствующими результатами. Восток Украины может сопротивляться, но насколько он готов к активному сопротивлению, сейчас пока сказать сложно. Я не вижу сильных выступлений на Востоке, несмотря на то, что транслирует российское телевидение. Пока что, к большому сожалению, ситуация на Востоке такова: да, они не принимают изменения в Киеве, но сами в своей массе не готовы действовать так же жестко, решительно, цинично и жестоко, как действуют представители западной Украины. Всегда побеждает не тот, кто объективно прав или кто сильнее, а тот, в ком есть решительность. Перевороты всегда совершает активное меньшинство. Радикальное активное меньшинство. Большевики, которые были меньшинством, навязали свою позицию всей гигантской Российской империи! Нечто подобное сейчас повторяется на Украине.

– И что произойдет дальше?

– Я думаю, что если это произойдет (а это все же более вероятный сценарий, чем распад страны), тогда Украина некоторый период времени будет пребывать в состоянии переформатирования всей своей жизни, от идеологии до экономики, на тех позициях, которых придерживаются эти крайние радикальные правые силы Западной Украины. Очевидно, что то, что будет выполнено в ближайшее время – подписание договора об ассоциированном членстве с Европейским Союзом – по крайней мере, в экономической сфере приведет к очень тяжелым последствиям. Европа в настоящее время не готова давать огромные средства, которые нужны Украине хотя бы для поддержания своего народно-хозяйственного комплекса. Европа будет праздновать победу, поскольку эта победа связана с ее чаяниями: то есть с обретением огромного 45-миллионного рынка сбыта товаров, что очень кстати для находящейся в кризисе промышленности ЕС. То есть они получают возможность для создания новых рабочих мест на своей национальной территории, на территории государств ЕС, а Украина в этом случае фактически ничего не получает, кроме смены политического класса.

– Получается, что Россия теряет Украину, которая окончательно выпадает из зоны геополитического влияния Москвы, а та спокойно будет на это смотреть?

– По факту, это так и происходит. Верить в это не хочется, но увы. Реально это так. В конце концов, любой беспристрастный наблюдатель видит, кто встречается с президентом Украины – это представители ЕС. Не российский президент и министр иностранных дел, не российские послы. Значит, другая сторона оказывает влияние на решения президента Украины. 

– Янукович уже, по сути, «хромая утка», уходящая персона…

– Я же говорю о реальности сегодняшнего дня. Это означает, что российское влияние на развитие ситуации на Украине куда меньше, чем влияние представителей ЕС. Российское руководство в этих условиях пыталось соблюсти правовую чистоту. В этом смысле российская позиция безупречна, если считать, что не нарушен устав ООН, нормы международного права. Но по факту противная сторона – представители ЕС и США – все это нарушали, и нарушали цинично, и за ними оказалась победа. А победителей, как известно, не судят. Россия, действительно, битву за Украину может проиграть, и, скорее всего, проиграет, если сохранит свою красивую позицию активного невмешательства. 

– Если Россия проиграла Западу Украину еще при относительно «пророссийском», как было принято считать, Януковиче, дальше точно ничего хорошего ждать не приходится…

– Я не считаю, что Янукович был пророссийским президентом. Все четыре президента Украины – начиная с Кравчука, а также Кучма, Ющенко и нынешний – имели серьезные разногласия с РФ. Ни один из этих президентов не подписал устава СНГ. Это очень примечательный факт. То есть де-юре Украина, начиная с Кравчука, не являлась полноправным членом СНГ. Они всегда пытались сидеть на нескольких стульях, всегда пытались отдалиться от России в знаковых вопросах политики на постсоветском пространстве. Поэтому и Янукович в этом смысле пророссийским президентом не был. 

Потом, именно при нем сохраняли действие все те обязательства, которые принимались еще при Кучме, по форсированному развитию отношений с НАТО. Именно при Януковиче были подписаны документы о возможности продвинутых отношений с ЕС. Вот это как-то совершенно не вяжется с термином «пророссийский президент». Да, при Януковиче были подписаны Харьковские соглашения, но фактически украинская сторона не собиралась их выполнять, ни по газовой проблематике, ни по условиям пребывания Черноморского флота в Крыму. Да, это был имиджевый шаг, но шаг, не говорящий о том, что был совершен явный разворот в сторону улучшения отношений с Россией, или же в сторону вступления в Таможенный Союз или в СНГ. 

– Может ли Янукович попросить политубежища в России, если ситуация для него начнет развиваться по самому пессимистическому сценарию?

– Конечно, может попросить, юридических препятствий к этому нет. Но при этом надо иметь в виду одно существенное обстоятельство: вся логика его поведения (в частности, тот факт, что он не отдал приказы, которые по конституции обязан был отдавать) может объясняться тем, что его финансовые интересы – его счета, счета его родственников, его покровителей, тех олигархов, которые дергали за ниточки и в свое время привели его к власти – они находятся отнюдь не в России, а где-то в западных банках. И, возможно, угроза замораживания этих счетов и вынудила Януковича занять такую пассивную позицию и, в конце концов, отдать власть в руки противоборствующей стороны. Если это так, вопрос, что он предпочтет: политическое убежище в России или же гарантированное присутствие где-то в Западной Европе. Вполне возможно, что те самые послы, которые вели с ним переговоры в Киеве, обсуждали и эти темы тоже. Давили на него угрозой замораживания счетов и обещали ему покровительство в случае ухода и передачи власти оппозиции. 

– Возвращаясь к крымской ситуации: как вы ее видите в дальнейшем?

– Все-таки, если говорить честно, я не очень уверен в перспективах откола Крыма от Украины – выхода из состава Украины и, тем более, вхождения его в состав РФ. Последние десятилетия Крым существовал как территория, которая извлекала основные доходы не из сельского хозяйства, и, тем более, не из эксплуатации природной ренты (в Крыму нет ни крупных нефтяных, ни газовых, ни золотых месторождений). Крым существовал за счет санаторно-курортного лечения, то есть за счет туризма. В случае откола он сможет существовать как отдельное государство, эксплуатируя туристический кластер? Конечно, не сможет. Мы прекрасно видим по странам ЕС, более развитым, с более многопрофильной экономикой, таким, как Греция, Испания, что даже их настиг кризис. А Крым как современное государство не сможет обеспечить массу функций, у него нет надлежащих средств. 

Дальнейшее вступление Крыма в РФ тоже пока слабореализуемо, хотя бы по той простой причине, что в РФ не принят нормативный акт, который бы регулировал этот процесс. Нет закона о вступлении какой-то другой территории в состав РФ. Напомню, что к руководству России неоднократно поступали обращения от разных территорий, от Приднестровья, от Южной Осетии, с просьбой принять эти территории в состав России. Но они всегда получали отказ. Думаю, что отказ по политическим причинам последует и в случае с Крымом.

– Часть крымских татар хотела бы более активно дружить с Россией! Вот «Милли Фирка» заявляет о готовности потеснить «западенцев» из крымскотатарского меджлиса! Может ли Россия поддержать своих союзников, и насколько весомой может быть их роль в обозримом будущем? 

– В период кризисов всегда пытаются пропиариться политические силы, которые не пользуются большой электоральной поддержкой. У простого обывателя в такие периоды мозги набекрень, все гадают – что же будет дальше, и обыватель готов прислушиваться к заявлениям самых разных политиков. И политики это очень часто эксплуатируют. Но рассуждать о том, что крымские татары могут перевесить чашу весов в политике Украины или же в политике России на Украине, мне кажется, не очень серьезно. Тем более что в Крыму, действительно, есть разные по своим политическим предпочтениям силы, представленные крымскими татарами.