О рисках банковского сектора в условиях долгового крисиза европейских стран

Аналитика
В быстром распространении кризиса по средиземноморским странам Европы существенную роль сыграла недооцененка их страновых рисков участниками международного финансового рынка. Ухудшает ситуацию в банковской сфере и государственная политика, направленная на сокращение бюджетных расходов, что ведет к сокращению ликвидности всей финансовой системы...

С.В. Каратаев, кандидат экономических наук,

старший научный сотрудник сектора конъюнктуры мировых рынков Центра экономических исследований РИСИ

Кризисные процессы, происходящие в европейских странах, традиционно связывают с чрезмерной долговой нагрузкой ряда государств – членов ЕС, что  в условиях ухудшающейся экономической конъюнктуры привело к  неконтролируемому росту стоимости новых заимствований и, как следствие, невозможности самостоятельного обслуживания имеющейся задолженности. Проблемы  пострадавших  государств, однако, были вызваны более глубинными причинами – внутренними экономическими диспропорциями, а также длительной несбалансированностью доходов и расходов государственных бюджетов, для покрытия дефицита которых и использовались заемные средства. В результате, к определенному моменту стоимость обслуживания внешней задолженности увеличилась до величины, которая сама по себе стала существенной для бюджетов кризисных стран. А сокращение экономического роста, вызвавшее соответствующее снижение бюджетных поступлений, привело к невозможности  погашения текущих платежей и предопределило начало кризиса.

В быстром распространении кризиса по средиземноморским странам Европы существенную роль сыграла и недооцененность их страновых рисков со стороны участников международного финансового рынка. Переоценка экономической ситуации в Европе со стороны инвесторов и рейтинговых агентств, последовавшая сразу после первой волны кризиса, привела к существенному росту ставок и сокращению возможности по рефинансированию задолженности на внешних рынках не только для самих государств, но и для местных банковских и коммерческих структур. Продолжающееся сокращение экономики, падение деловой активности, навязанное кредиторами снижение государственных расходов лишь ухудшили их финансовые возможности и в свою очередь привели к еще большим проблемам с обслуживанием имеющейся задолженности.

Таким образом, параллельно с кризисом на уровне государственных заимствований, начались сложности и в банковском секторе, в котором стал увеличиваться дефицит капитала кредитных организаций. В результате, государственные органы и в Греции, и в Ирландии, и в Испании, и в других пострадавших странах были вынуждены выступать в роли кредитора проблемных банков и наращивать их ликвидность. Причем необходимость государственного рефинансирования банковской системы проявилась практически во всех странах, охваченных кризисом, что говорит о наличии устойчивой связи между двумя этими явлениями.  Обращает на себя внимание и тот факт, что оценка финансовой надежности, проводимая международными рейтинговыми агентствами в последнее время, представляется чрезмерно жесткой, в том числе в отношении коммерческих банков. Так, снижение рейтингов уже коснулось и шведских банков, и австрийских и даже германских, несмотря на стабильность местных банковских систем и сейчас, и в кризисные 2008-2009гг. Следовательно, при наличии даже минимальных негативных факторов в деятельности российских банков и финансовой системы РФ в целом, подобные оценки, существенно осложняющие деятельность любых заемщиков на международных рынках, будут приняты и в отношении российских банковских и коммерческих структур. Тем более, что Россия не без оснований изначально воспринимается ими как  государство потенциально подверженное рискам появления кризисных явлений в силу высокой зависимости от ценовой конъюнктуры сырьевых рынков ограниченного числа товаров, таких как нефть, газ, металлы.

В настоящее время в Европе складывается единообразная практика по регулированию банковского кризиса – во всех случаях государство идет на рекапитализацию проблемных банков, причем это совпадает с рекомендациями и ЕС, и международных финансовых организаций. Происходит это по целому ряду внешних и внутренних причин: необходимость повышения доверия к банковской системе со стороны вкладчиков, препятствование разрастанию кризиса, высокая доля государственных обязательств в портфелях банков, а равно как и высокая доля задолженности этих банков перед иностранными кредиторами. Последнее представляется немаловажным при выработке международными институтами рекомендаций по оказанию государственной помощи пострадавшим банкам, ведь их дефолт усугубит проблемы в банковской сфере и других государств в связи с понесением дополнительных потерь при списании задолженности.

Ухудшает ситуацию в банковской сфере государственная политика, направленная на сокращение бюджетных расходов, что ведет к сокращению ликвидности всей финансовой системы. Так, несмотря на некоторую стабилизацию ситуации на государственном уровне: принятие правительствами Испании, Греции, Португалии и других государств жестких бюджетных ограничений позволили сократить им размер бюджетного дефицита, банковский кризис лишь усиливается. Помощь банковскому сектору Греции уже оказывается со стороны Европейского сообщества на сумму в несколько десятков миллиардов евро. Ранее Ирландия была вынуждена занять у международных кредиторов свыше 60 млрд. евро в том числе для рефинансирования местных банков. Португалия стоит перед необходимостью рекапитализации трех крупнейших банков на сумму более 6 млрд. руб.  Кипр в связи с необходимостью восстановления ликвидности своего крупнейшего банка скорее всего будет вынужден в ближайшее время обратиться к помощи ЕС, так как внутренних резервов для оказания поддержки проблемному банку на сумму 1,8 млрд. евро у государства нет. Испания, уже вложив 4,4 млрд. евро в одну из крупнейших местных банковских групп Bankia, рассматривает возможности дальнейшей помощи в восстановлении ликвидности на сумму до 19 млрд. евро. Всего же, по оценкам экспертов, сумма дополнительного финансирования, необходимого испанской банковской системе, составляет порядка 50-90 млрд. евро. Эти расходы придется понести государству, что лишь будет способствовать дальнейшему росту стоимости заимствований, усугубляя в целом ситуацию на финансовом рынке и снижая доверие к любым заемщикам. Состояние испанских банков настолько плохое, что для препятствования разрастанию кризиса вопросы их финансирования рассматриваются уже на уровне ЕС даже несмотря на то, что существуют законодательные препятствия для прямого финансирования банков из кризисных фондов Евросоюза. То есть кризисные явления в банковском секторе своих государств-участников воспринимается Евросоюзом с неменьшим опасением, чем, собственно, первоначальный суверенный долговой кризис.

Все эти обстоятельства необходимо учитывать и России, где риски проявления кризисных явлений достаточно высоки, а надежность банковского сектора вызывает определенные сомнения. Так, недавнее снижение мировых котировок нефти сразу оказало серьезное воздействие на российские финансовые рынки, вызвав существенное падение фондовых и валютных показателей. Влияние внешних факторов на отечественные рынки было и ранее достаточно велико. Однако до тех пор, пока они были в большей степени связаны с финансовыми и долговыми проблемами государств Евросоюза, а не основывались на ценовой конъюнктуре мировых сырьевых рынков, их воздействие было ограничено. Хотя и тогда оно показывало высокорисковую оценку вложений в российские активы со стороны иностранных участников. Последние события лишь подтвердили то, что в условиях кризиса государств Евросоюза появление негативных явлений в российской экономике в первую очередь скажется на отечественной финансовой системе, и, в частности, на банковском секторе, где недоверие иностранных инвесторов существенно ограничит доступ российским кредитным организациям к новым заимствованиям на международных рынках капитала, а также к рефинансированию существующих обязательств, которые уже в несколько раз превышают сумму всего российского государственного внешнего долга.