С Президентом Тягнибоком Украина может забыть о европейском будущем

Мы в СМИ
Замдиректора Российского института стратегических исследований Тамара Гузенкова посетила Донецк с презентацией своего нового издания на тему изложения истории Второй мировой войны в учебниках Украины и других стран постсоветского пространства.

Тамара Гузенкова историк, политолог, автор ряда книг, в том  числе – о Юлии Тимошенко. Считается в Москве авторитетным экспертом по Украине. При этом избегает резких оценок, стараясь выглядеть дипломатичной. Накануне последних парламентских выборов правильно спрогнозировала высокий результат ВО «Свобода».

Тамара Гузенкова рассказала какие изменения претерпело преподавание истории в украинских школах при министре образования Табачнике и ответила на другие вопросы корреспондента Gazeta.ua

- Материал для книги «Расскажу вам о войне...» вы закончили собирать в 2010 году. А отслеживали как при Табачнике и Януковиче поменялось преподавание истории в школах?

- В нашей книге есть подраздел об учебниках 2011 года. Тут все выступления и филиппики против националистов Дмитрия Владимировича Табачника, который инициировал изменения. Тут и ссылки на современные переписанные учебники Ладиченко, Щупака, Гупана... То, что сейчас используется. Сложный очень вопрос. Есть искушение сказать, что изменения носят декоративный характер, но это не так. Предельно важно, что возвращено на страницы учебников понятие Великая Отечественная война. Все-таки изменены оценки роли и значения ОУН-УПА. Конечно,современное украинское образование от этого ни в коем случае не отказывается, но оценки становятся более нейтральными. Если вы читали когда-нибудь Летопись ОУН-УПА, многотомное издание, то в некоторых учебниках такое впечатление, как будто тексты взяты из этих летописей. В учебнике Турченко 2008 года посвящена 371 строка ОУН-УПА, а в учебнике Гупана 2011 года – 98. В три раза меньше! Казалось бы ерунда, а на самом деле... Партизанскому движению в учебнике Турченко было посвящено всего 32 строки, а у Гупан – 178. Беспощадную критику советских партизан и сочувственно-оправдательный тон в отношении украинского националистического движения сменили более взвешенные оценки. Один из учебников содержит в себе иллюстративный материал из советского плакатного искусства. Казалось бы мелочь, а на самом деле существенно. Мы по разному можем относиться к советскому наследию, но СССР существовал, и Украина находилась в его составе. Использование военного плаката - это как бы признание, что Украина являлась частью СССР. А посмотрите Ладиченко - Всемирная история за 2003 год. Здесь рабочий и колхозница в виде Статуи Свободы на самой обложке. Проржавленный, полусгнивший рабочий и абсолютно белая, непорочная американская Свобода – и уже больше ничего не нужно описывать, эта обложка говорит о приоритетах. Я построчно буквально сравнивала учебники Ладиченко 2003 и 2011 года. Что там происходит? Все грубости, перекосы убираются, но на 90 процентов текст сохраняется тот же самый. Методический трюк заключается в том, что если текст слишком сочувственный к советскому союзу, он уравновешивается критическими дополнительными материалам. Там: подумай, прочитай это... История переписывалась, переписывается и будет переписываться. А школьные учебники – воплощение государственной истории. Их контролирует власть. Есть контр-история и есть история памяти – история масового сознания, которая менее всего подвержена фальсификациям. История ОУН-УПА была контр-историей, а теперь превратилась в государственную, но подвергается сейчас определенной корректировке.

- Как относитесь к идее создания общего учебника России и Украины?

- Сама по себе идея неплохая, но трудноосуществимая. Общие учебники это большая проблема, тем более, когда мы находимся в острой стадии своей собственной национальной идентификации. В острой стадии! Французы и немцы написали общий учебник, но он у них особой популярности не имеет.

- В чем вы видите концептуальную ошибку учебников истории Украины?

- Важно отказаться от комплекса жертвенности, от представления, что Украина всегда, во все исторические века была жертвой, что ее всегда раздирали, всегда на ее територии сражались и реализовывали свои геополитические интересы. Это тупик, который сказывается так, что у подрастающего поколения сужается исторический горизонт. Дети пессимистически смотрят в будущее, им кажется, что они в заведомо проигрышном положении. Этот комплекс нужно в себе преодолевать. Вся официальная история Украины описывается как история вне России, вне ее цивилизации, сепарируется, является контр-историей российской истории  - ОУН-УПА, Переяславская рада... Не знаю, насколько это болезненно для вас, но я с горечью об этом говорю. Если рассматривать историю Украины как не историю России, тогда получается, что великим украинским наследием является битва при Крутах... Украина оказывается вне поля широкого исторического цивилизационного контекста. Что касается ОУН-УПА, в 1997 году Леонид Данилович Кучма не нашел ничего лучше, чем назначить комиссию Верховной Рады, которая позаседала и пришла к выводу, что СС-Галичина не является военными преступниками, с них снялась вина за участие на стороне фашистов. Процесс лакировки – наверное, не то, что нам сейчас нужно. Элементы критического отношения к своей истории, элементы покаяния – это то, чего нам очень сильно не хватает.

- Как бы вы рассказали украинским школьникам историю ОУН-УПА - оценка этого движения, видимо, ключевой вопрос?

- Из числа ключевых. Я бы рекомендовала признать, что часть этого движения была на стороне фашизма. Не корректно признавать их истинными героями войны, в отличие от советских красноармейцев, которые порой преподносятся как пушечное мясо и солдаты, которые тупо выполняли приказы. Это была по сути гражданская война внутри украинского социума. Когда различные группы населения выступали друг против друга. Не корректно и неправильно полностью снимать вину с СС-Галичина. ОУН-УПА была не однородной, это было сложное явление. Реабилитация  основана на том, что эти общественные силы выступали за создание независимого украинского государства. Если эта позиция является доминантой, точкой отсчета, тогда можно абсолютно отрицательно оценивать вклад в военный период части общества, которая не имела отношения к ОУН-УПА – оценивать как то, что предавало национальную идею. В морально этическом отношении становится неважно - был ли ты в составе фашистской армии, поскольку во главу угла кладется идея национального украинского государства. Получается, что цена за это государство может быть любая. Любая! В том числе формирование фашистских подразделений.

- Вы предсказывали, что Олег Тягнибок войдет в парламент. Как вы объясняете причину роста влияния «Свободы» и каков ваш прогноз относительно ее будущего?

- Это закономерный процесс. Националистические силы давно пытались пробиться в парламент. А пробились потому, что Украина является на уровне Конституции унитарным государством, а на самом деле – государство, раздробленное на свои удельные княжества. Где каждый регион как бы осуществляет политику, которую считает нужным, а Киев закрывает глаза в обмен на лояльность. Поэтому в первые созывы Рады туда националисты заходили поодиночке – Степан Хмара, Ярослава Стецько, Левко Лукьяненко. Потом они воспользовались потенциалом и харизмой Юлии Тимошенко и влились в эту партию. И вот начался следующий закономерный этап. Когда эти силы оформились и благодаря безусловному протекционизму в западных регионах (прежде всего во Львове) смогли освоить местные советы и объединиться настолько, чтобы попасть в парламент. Большой процент, который получили «свободовцы» – это голосование не столько за, сколько против кого-то. Судя по тому, как они себя сейчас ведут в парламенте, есть вероятность, что они начнут терять позиции. Мне кажется, им как силе это не идет на пользу.

- А почва для развития националистических настроений в украинском обществе есть?

- Обнищание населения, экономические проблемы - это почва. Но Украина позиционирует себя как европейское государство. А в Европе фашиствующие элементы (а тягнибоковцев можно назвать фашиствующими) – это считается все-таки нехорошо, в Германии это преступление... И если Украина видит себя европейским государством, она не может иметь такого Президента как Тягнибок. В противном случае она может забыть о своем европейском будущем.

 Источник: Газета.ua