Западные страны уже не раз использовали блокады против России

Аналитика
Опыт морской блокады в начале ХIХ века для Архангельска оказался положительным

Восточная или Крымская война знаменита не только обороной Севастополя, годовщину начала которой мы будем отмечать в сентябре, или бомбардировкой Соловецкого монастыря, годовщину которой мы отмечаем 19 июля.[1] Помимо чисто военных операций, Англия и Франция в 1854 – 1855 гг. осуществляли морскую блокаду России с тем, чтобы ослабить ее экономику и тем самым уменьшить ресурсы, которые российское правительство могло использовать для ведения войны.

Англия уже использовала морскую блокаду против России в начале XIX века. Тогда Россия, после поражения под Фридландом в июне 1807 г., вынуждена была заключить с Францией соглашение о союзе. По его условиям Россия обязывалась закрыть свои порты для английских кораблей. Таким образом, Англия оказалась практически полностью отрезанной от европейского рынка, где она сбывала свои товары. По мнению Наполеона это должно было подорвать английскую экономику и лишить британское правительство возможности финансировать войну.

В ответ Англия объявила блокаду всего побережья Балтики, фактически запретив нейтральным судам заходить в российские порты. В этот период (1808-1811 гг.) Архангельск оставался единственным морским портом России, куда могли приходить иностранные торговые суда. Крейсерские операции, осуществляемые английским военно-морским флотом на Белом море, не смогли оказать существенное влияние на торговое судоходство. Если в 1802-1807 гг. от Архангельска и Онеги ежегодно отходило в среднем 223 судна, то в 1808-1811 – 238. Большую роль в поддержании торгового мореплавания в этом регионе сыграли американские купцы.

До 1808 г. в Архангельск пришло всего два корабля под американским флагом (по одному в 1802 и 1807 гг.). В этом же году их число составило 15 (в том числе 14 судов без груза) или 17% от всех пришедших кораблей. При этом на долю американских кораблей приходилось 25% от всего тоннажа пришедших судов. В 1809 г. количество пришедших американских кораблей возросло до 22 (из них 10 без груза), однако их доля снизилась до 13%.

Разумеется какая-то часть американских кораблей, как и других судов под нейтральным флагом (в частности папенбургских, количество которых также резко увеличилось в эти годы) использовались англичанами для контрабандного ввоза своих товаров. Но все же велико было число и таких кораблей, которые привозили «колониальные товары» (сахар, кофе, хлопок) не из английских колоний, а из Соединенных Штатов.

В результате резко возрос объем импорта, привозимого по Белому морю. Если в 1802-1807 гг. он в среднем составлял около 450 тыс. руб. в год, то в 1808 г. увеличился до 900 тыс. рублей. В 1809 г. импорт превысил 5 млн. руб., в 1810 г. – 9 млн., а в 1811 г. немного не дотянул до 14 млн. рублей. Большая часть привезенных товаров затем реэкспортировалась, но уже через сухопутную границу, в Европу, так как там цены на «колониальные» товары выросли сильнее, чем в России, что давало возможность покрывать транспортные издержки. Таким образом Россия впервые в своей истории присоединилась к посреднической торговле, что позволило в известной мере компенсировать потери на Балтике, где английский военно-морской флот имел больше возможностей воздействовать на торговое мореплавание.

Одновременно с ростом импорта происходило и увеличение экспорта. Часть кораблей приходила в Архангельск без груза, намереваясь здесь закупить российские товары, цена которых на европейских рынках и, особенно в Англии, также значительно повысилась. В 1802-1807 гг. ежегодная стоимость экспорта составляла в среднем 3,8 млн. руб. В 1808 г. она снизилась до 2,3 млн. руб., но уже в 1809 г. возросла до 7,1 млн. руб., чему немало способствовал хороший урожай льна, одного из основных экспортных товаров. В 1810 г. экспорт увеличился до 11,4 млн. руб., однако в 1811 г. вновь сократился до 9 млн. руб., на этот раз под воздействием экономического кризиса, который охватил Англию и Францию.

Таким образом, первый опыт морской блокады оказался для Архангельска в целом положительным, недаром современники называли 1810 г. «золотым годом» архангельской торговли и говорили о втором рождении Архангельского торгового порта в эти годы.

Иначе складывалась ситуация в ходе Восточной (Крымской) войны. На этот раз Англия и Франция выступали в качестве союзников, однако между ними не было согласия относительно ряда юридических вопросов, связанных с морской блокадой. Долгое время Англия отказывалась даже обсуждать внесение каких-либо изменений в морской кодекс, составляющий правовую основу для морской блокады. Теперь надо было вести переговоры с французами, чтобы как-то сблизить позиции. Необходимо было также учесть интересы нейтральных стран и в первую очередь Швеции, находившейся в то время в унии с Норвегией, которая активно торговала с Россией как раз через Архангельский порт.

Нужно было учесть интересы и собственного купечества. Если доля Франции в торговле с Россией была, в общем, не велика (на нее приходилось порядка 3% российского экспорта), то для англичан торговля с Россией имела куда большее значение. В 1851 г., например, Англия импортировала российских товаров на 39,1 млн. руб. и экспортировала в Россию своих на 26,6 млн. руб., что составляло соответственно 41% российского экспорта и 26% импорта. К тому же следовало иметь в виду специфику русско-английских торговых отношений, заключавшуюся в том, что английские купцы кредитовали своих русских контрагентов, которые закупали для них большую часть товаров еще зимой до начала навигации. Иначе говоря, если бы англичане не смогли вывезти уже купленные товары, то они понесли бы значительные убытки.

На Белом море эти проблемы усиливались отсутствием у французов серьезного опыта плавания в северных морях. В результате их эскадра в составе двух кораблей (фрегата и брига) смогла присоединиться к английской, находившейся в Белом море с 19 июня 1854 г. и насчитывавшей три корабля (фрегат и два винтовых шлюпа), только 11 августа. Через день официальное уведомление о блокаде Архангельского порта было предъявлено российским властям, а уже 22 сентября 1854 г. англо-французская эскадра покинула российские воды.

Тем не менее, в навигацию 1854 г. на Белом море, которая продолжалась с 23 мая по 31 октября, объем российского импорта и экспорта по сравнению с 1851-1853 гг. снизился на 19,8% и 23,1% соответственно (до 238,8 и 4 023,9 тыс. рублей). Во многом это снижение объясняется тем, что ни английские, ни французские торговые корабли в этом году не пришли в Архангельск. В тоже время число американских судов, которые, как и 46 лет назад, вновь стали приходить в этот порт (в 1851-1853 гг. ни один американский корабль не появлялся в российских портах на Белом море) было невелико – всего 7, из них 3 без груза. Это составляло всего 1% от числа всех пришедших кораблей и 3% от их тоннажа.

Кроме того, английское правительство наложило запрет на поставки в Россию технологичных товаров. В результате, хотя через Архангельск импортировались в основном продукты питания (на них приходилось обычно более 60% стоимости всего импорта), число кораблей с грузом, пришедших из Великобритании, сократилось в 1854 г. до 8 против 41 судна, в среднем ежегодно приходившего в 1851-1853 гг. из этой страны. Всего в 1854 г. число пришедших в Архангельск и Онегу судов с грузом по сравнению с 1851-1853 гг. сократилось до 61 против 143 кораблей, а их тоннаж снизился с 6 256 до 2 156 ластов.

В тоже время число отошедших кораблей с грузом уменьшилось менее значительно – с 771 до 744, а их тоннажа с 54 891 до 45 064 ластов. При этом сокращение числа судов отправившихся в Великобританию (с 430 до 297) было частично компенсировано увеличением количества кораблей (со 133 до 233), которые направились в порты Голландии, давней соперницы Англии в морской посреднической торговле.

Несмотря на то, что российской торговле в 1854 г. был нанесен определенный ущерб, пресса в Англии выражала недовольство действиями своей эскадры на Белом море. В конце августа 1854 г. в «Таймс» была опубликована статья, призывавшая к более действенной блокаде Архангельска. Только в этом случае, по мнению газеты, присутствие английского флота на Белом море можно было считать не бесполезным.

Ужесточению режима блокады способствовало и сворачивание операций английских купцов в Архангельске по мере завершения навигации 1854 г. В ноябре-декабре этого года закупка товаров российского экспорта так и не началась. В результате цены на них упали больше обычного и даже с возобновлением навигации в 1855 г. не стали расти. Более того, в самый разгар сезона – июне - июле 1855 г. спрос на них фактически отсутствовал по той причине, что торговые суда не могли прийти в Архангельск.

В 1855 г. английская эскадра, опять в количестве трех кораблей (фрегата и двух винтовых шлюпов) уже 31 мая обогнула мыс Нордкап, а 11 июня формально восстановила блокаду побережья Белого моря. Причем на этот раз англичане не стали дожидаться появления французской эскадры (так же в количестве трех кораблей: фрегата и двух колесных пароходов), которая присоединилась к ним вблизи Архангельска только 15 июня.

В результате принятых англо-французскими военно-морскими силами мер торговое судоходство на Белом море было практически полностью парализовано. В 1855 г. Архангельск пришло всего 70 кораблей, из них только 22 с грузом, в том числе 19 из Швеции. Стоимость импорта лишь немногим превысила 100 тыс. руб., а доля, приходящаяся на продукты питания, снизилась до 52%, что должно было сказаться на материальном обеспечении местных жителей. Покинуло же Архангельск и того меньше судов – 55, из которых 42 опять-таки направились в порты Швеции. Соответственно объем экспорта упал до 265 тыс. руб.

Лишь 9 октября англо-французская эскадра ушла из Белого моря. Столь длительное пребывание неприятеля вблизи Архангельска заставляло купцов удлинять сроки навигации, что было сопряжено со значительным риском. Первый корабль в 1855 г. покинул Архангельск еще 13 мая, а последний пришел 22 ноября.

В результате морской блокады, которую Англия и Франция проводили в отношении России в 1854 – 1855 гг. пострадала не только беломорская торговля, но и внешняя торговля страны в целом. В отличие от 1808 – 1811 гг., когда экспорт все же превышал импорт, торговый баланс уже в 1854 г. стал дефицитным. Российский экспорт мог осуществляться главным образом морем, что предопределило его более быстрое сокращение по сравнению с импортом. Особенно резко экспорт сократился в 1855 г., в результате дефицит торгового баланса превысил уже 33 млн. руб., что привело к расстройству денежного обращения и российских финансах в целом. Таким образом, морская блокада в годы Восточной (Крымской) войны способствовала тому, что взошедший на престол Александр II вынужден был заключить мир.

Исторический опыт применения в отношении России экономических санкций свидетельствует, что наша страна должна активно защищать свою внешнюю торговлю, используя для этого все возможности. В начале XIX в. участие в посреднической торговле позволило сохранить активный торговый баланс. Сегодня, когда США и ЕС вновь угрожают России экономическими санкциями, для этого следует в полной море задействовать механизмы ВТО, чтобы избежать изоляции в мировой торговле.



[1] Все даты приведены по новому стилю.