Новая старая политика Вьетнама

Аналитика
Нгуен Тан Зунг оставляет шанс Китаю на нормализацию отношений с соседями по Южно-Китайскому морю

В проливе Балитанг – месте, где Тихий океан граничит с Южно-Китайским морем (ЮКМ) – девятого мая филиппинский боевой корабль открыл огонь по тайваньскому рыболовецкому судну. В результате погиб 65-летний рыбак. Этот инцидент вновь актуализировал конфликт в акватории Южно-Китайского моря, в который вовлечены, помимо Филиппин и Тайваня, также Китайская Народная Республика, Вьетнам, Малайзия и Бруней.

Пекин в данном инциденте поддержал не признаваемое им правительство в Тайбэе. Через короткое время военные корабли КНР появились в районе рифа Секонд Томас, контролируемого филиппинскими морскими пехотинцами. Еще через несколько дней два корабля морского наблюдения и фрегат ВМС КНР снова приблизились к рифу. 25 мая теперь уже филиппинские военно-морские силы появились в данном районе. Еще через пару дней пришли известия о том, что три китайских флота – Северного, Южного и Восточного морей – проводят совместные учения в ЮКМ – это первая за три года столь масштабная демонстрация силы Пекином в данном районе. Все эти события сопровождались крайне агрессивной риторикой со стороны Тайбэя, Пекина и Манилы.

На этом фоне 31 мая открылся ежегодный форум «Шангри-Ла диалог» – одна из старейших площадок для обсуждения вопросов безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) представителями оборонных ведомств и политиками из 27 государств. Несмотря на то, что форум постепенно утрачивает роль ведущей дискуссионной площадки по вопросам безопасности, уступая эту роль совещанию министров обороны государств АСЕАН и их внешних партнеров (АДММ+), встречи в Сингапуре в отеле «Шангри-Ла», проводимые британским Международным институтом стратегических исследований, до сих пор играют большую роль в обсуждении вопросов мира и стабильности в регионе, архитектура безопасности в котором крайне запутана. Особое внимание было уделено форуму в этот раз, что обусловлено нарастающей в последние годы конфликтогенностью региона. Свидетельством этого и стали майские события вокруг Южно-Китайского моря.

Другой важной причиной, почему от 12-ой встречи в рамках диалога в Сингапуре ожидали многого, стал тот факт, что вступительную речь должен был произнести премьер-министр Социалистической Республики Вьетнам (СРВ) Нгуен Тан Зунг. От главы правительства страны – одной из активнейших участниц споров в ЮКМ – ожидали презентации новой внешнеполитической стратегии Вьетнама и конкретных предложений по решению затянувшегося конфликта. Однако новых идей высказано не было.

Речь Нгуен Тан Зунга «Создание стратегического доверия во имя мира, сотрудничества и процветания в АТР» по сути была артикуляцией старой внешней политики Вьетнама, как в ЮКМ, так и в целом в регионе. Лишь кое-где проскальзывал новый подход к политике по направлению к северному соседу.

Премьер-министр СРВ обратил внимание на необходимость обеспечения свободы судоходства и его безопасности. Угрозу этому, по мнению главы правительства Вьетнама, несет один из крупнейших в АТР игроков – Китай, политика которого была обозначена завуалированной фразой: «Где-то [в Азиатско-Тихоокеанском регионе] появились тенденции к использованию силы в одностороннем порядке, к предъявлению необоснованных требований; осуществляются действия, идущие вразрез с международным правом, имеющие целью навязать свою волю, проводящиеся с позиции силы». В то же самое время Нгуен Тан Зунг призвал внерегиональные силы к активизации роли в Восточной Азии. «Я считаю, что ни одна страна региона не будет возражать против стратегического участия [в делах региона] внерегиональных держав», - подчеркнул он, дипломатично заключив, что такое участие должно быть «нацелено на укрепление сотрудничества ради мира, стабильности и развития». Политика осталась прежней.

Если очистить заявления Нгуен Тан Зунга от необходимого в таких случаях политеса, некоторые внерегиональные силы в разворачивающемся противостоянии с Китайской Народной Республикой на просторах АТР по сути получили четко выраженную поддержку Вьетнама. Таким образом, звучавшие от главы правительства СРВ рефреном слова о необходимости создания в регионе «стратегического доверия» на самом деле пока остаются лишь красивыми дипломатичными фразами.

Тем не менее, по-видимому, Нгуен Тан Зунг все-таки оставляет шанс для Китая на нормализацию отношений с соседями по Южно-Китайскому морю и, в частности, с Вьетнамом. Одним из признаков этого является разгон в Ханое антикитайской демонстрации, произошедшей на третий день после начала работы форума «Шангри-Ла диалог». Именно в таком ключе можно интерпретировать и заявление премьер-министра о том, что «вьетнамская оборонная политика заключается в сохранении мира и самообороне», что «Вьетнам не будет военным союзником ни одной из стран и не позволит другим государствам создавать на своей территории военные базы». Данное заявление закрывает сильно волновавший Пекин вопрос о судьбе бухты Камрань. Однако это тоже прежняя политика вьетнамского руководства: не доводить дело до окончательного разрыва, по возможности сохраняя открытыми пути для возобновления вьетнамо-китайского диалога.