Ставка на высокоточное оружие: о стратегии России в сетецентрической войне рассказал эксперт РИСИ

Мы в СМИ
Характер современных вооруженных конфликтов свидетельствует о том, что преимущество имеет сторона, способная гибко реагировать на изменения ситуации и использовать первоклассное высокоточное оружие, считает эксперт РИСИ Сергей ЕРМАКОВ. 

Высокоточное оружие

Высокоточное оружие станет одним из приоритетов новой госпрограммы вооружений (ГПВ), которая формируется сейчас до 2025 года, заявил замминистра обороны РФ Юрий Борисов. По его словам, сирийский конфликт и другие локальные войны последних десятилетий показали, что характер боевых действий меняется, и высокоточное оружие играет все большую роль.

«Действительно характер современных вооруженных конфликтов свидетельствует о том, что преимущество имеет сторона, способная гибко реагировать на изменения ситуации и использовать первоклассное высокоточное оружие. Это очень важно в современных войнах. Использование подобного оружия сокращает жертвы среди мирного населения, максимально снижая так называемые непреднамеренные потери.

Без применения высокоточных вооружений сложно представить достижение сколько-нибудь серьезного военного результата. Современная тенденция такова, что передовые страны мира – Россия, США, страны НАТО, Китай делают ставку именно на развитие высокоточных вооружений. Без них в будущем сложно представить современные эффективные вооружения», - объясняет ФБА «Экономика сегодня» эксперт РИСИ.

Сетецентрическая война

Еще одним приоритетом новой госпрограммы вооружений Борисов называет разведывательно-информационное обеспечение боевых действий, куда он относит космическую группировку, навигацию и беспилотные средства. Как обращает внимание Ермаков, современные вооруженные силы вряд ли станут действовать широким фронтом. Такой сценарий хотя и возможен, но все же крайне маловероятен.

«Все готовятся к войне с высокой динамикой. А чтобы командиры на поле боя имели гибкость, они должны обладать максимальной полнотой информации. Поэтому современные войны ведутся в так называемом едином информационно-коммуникационном пространстве, как его называют в  России.

На Западе используются другие термины, наиболее известный из которых звучит как сетецентрическая война. По сути он подразумевает то же самое, когда все силы связаны в единую распределенную сеть. Организация таким образом боевых порядков дает максимальный эффект как раз при применении высокоточного оружия», - отмечает наш собеседник.

Ядерные силы России 

Но первым и главным приоритетом новой ГПВ все равно остается развитие стратегических ядерных сил, которые Юрий Борисов называет главным сдерживающим фактором возможной агрессии против России. Сергей Ермаков соглашается со значимостью ядерных сил, так как задача стратегического сдерживания никуда не исчезла.

«Надо понимать, что высокоточное оружие все-таки остается оружием поля боя, реальным оружием, используемым в конфликтах низкой интенсивности и при решении антитеррористических задач, которые, например, российская армия достаточно успешно решает в Сирии. Но задача стратегического сдерживания она из другой области. Сейчас мы видим серьезные попытки, в том числе со стороны западных политиков, сломать существующий механизм сдерживания, который основан на простой модели – гарантированного взаимного уничтожения.

Эта модель между нами и американцами работает достаточно успешно. Если же мы ослабим свой ядерный потенциал, то появится соблазн превратить ядерное оружие в оружие поля боя. Поддерживая в рабочем состоянии наш ядерный арсенал, мы гарантируем выживание нашей стране. В военной доктрине РФ четко прописано, что мы готовы применить его только в двух случаях - когда силы общего назначения не могут справиться с масштабной угрозой нашему суверенитету, или когда против нас и наших союзников применяется оружие массового поражения», - резюмирует Сергей Ермаков.

 Андрей Петров

вооружение