США и НАТО – фальсификаторы современности

Аналитика
Настоящей адаптации альянса к новым реалиям не происходит

Многие страны-члены НАТО во главе с США по-прежнему активно занимаются не только фальсификацией истории, например, хода, итогов и последствий Второй мировой войны,  но и фальсификацией современного мирового развития, в частности, военно-политических проблем европейской и глобальной безопасности.

Вновь, как это было в 70-80-ые годы прошлого века, из архивных запасников вытаскивают замшелый тезис о «российской военной угрозе», о «российской агрессии», «о российских военных приготовлениях». Особенность нынешних обвинений такого содержания заключается в том, что они как и материалы далекого прошлого, издавшиеся в духе брошюры «Советская военная мощь», фактологически необоснованны и политически несостоятельны. Планы о «молниеносном захвате» Российской Федерацией государств Балтии и Донбасса нигде и никогда не получили документальных подтверждений. Тем не менее напуганные этим искусственным жупелом отдельные страны сочинили специальные памятки о грядущей «российской оккупации». Так, Литва в конце октября этого года опубликовала многостраничное «руководство для граждан» по противодействию «иностранному вторжению». В литовском оборонном ведомстве уточнили, что в методичке содержится информация, которая имеет отношение к «потенциальной агрессии со стороны России».

Ее публикация совпала с выходом в американской исследовательской корпорации «РЭНД» доклада, где утверждается, что российские Вооруженные силы могут захватить три государства Балтии не за 60 часов, как ранее внушали пропагандистские центры стран НАТО, а уже за 36 часов. Подобные планы появились также в Польше, Эстонии и на Украине. «Вашингтон пост» 28 октября 2016 года приписала России захват части Украины, вторжение в государства Балтии и организацию большой интервенции на Ближнем Востоке.

Президент Литвы Даля Грибаускайте 26 октября заявила, что демонстрация военной мощи России в Прибалтике представляет угрозу не только для региона, но и для всей Европы. В июле текущего года глава государства потребовала от руководства НАТО сдержать Россию «реальной военной мощью».

Не обрели доказательной базы и слухи о том, что малазийский авиалайнер рейса МН-17 был сбит российским ЗРК «Бук», якобы прибывшим с территории России: группа экспертов из ряда НИИ профессионально разбила все «доводы» неких блогеров, которыми воспользовалась следователи из Нидерландов, показавшие свою глубокую несостоятельность.

В НАТО продолжают активно штамповать мифические клише о «российской военной угрозе».

С новой силой раздувается тезис «о наращивании военного присутствия России» в ее эксклаве – Калининградской области. Особе внимание обращается на оперативные ракетные комплексы «Искандер», которые появились там, на «возросшую военную деятельность российских ВВС в районе Балтийского моря», ради обоснования которой используются разного истории с «нарушениями воздушного пространства самолетами России» региональных государств и даже такой технический метод как неудовольствие по поводу «выключенных транспондеров» российской военной авиацией. Россия пошла навстречу инициативе президента Финляндии. Но НАТО ответила отказом.

При этом в Североатлантическом союзе даже не желают признавать, что определенные военно-технические меры России ответного характера на наращивание военной активности стран-членов НАТО близ границ России и Белоруссии возникли не на пустом месте. По признанию генерального секретаря альянса Йенса Столтенберга такая активность инициативно возросла в пять раз. По данным Министерства обороны Российской Федерации авиационная разведывательная деятельность блока увеличилась почти в 10 раз. В странах Восточной и Южной Европы созданы 8 новых военных баз США и НАТО, шесть их командно-штабных структур, один центр управления группировками ВМС. В европейской зоне штаб-квартира блока намерена усилить военную авиационную, противолодочную, противоракетную, разведывательную и иную деятельность с использованием тяжелой военной техники, в ходе которой отрабатываются операции наступательного характера против России и Беларуси. Руководство трансатлантического альянса 7 ноября 2016 года объявило о готовности развернуть уже не 8 тысяч военнослужащих против нашего Союзного государств, а 300 тысяч человек или в 37 раз больше первоначальных планов. В таких акциях будут задействованы 16 государств-членов альянса – своего рода новоявленная «Антанта» современности. В истории уже существовала «Антанта» из 14 государств. И всем хорошо известен ее конец.

Надо отметить, что отдельные виды военной деятельности трансатлантического альянса близ границ России и Белоруссии начались задолго до известных событий на Украине в феврале 2014 года.

Начиная с 1999 года, по указке из Вашингтона списочный состав НАТО возрос на 75% – в него были приняты еще 12 государств естественно со всеми их армиями и вооружениями. Но после этого все без исключения страны альянса, подписавшие ДОВСЕ, так и не ратифицировали его, хотя Россия и другие государства-участники договора из числа стран бывшего СССР сделали это.

В марте 2004 года страны-участницы блока «трансатлантической солидарности» развернули операцию ВВС из 15 числа входящих него государств в небе трех государств Балтии. Следует особо подчеркнуть две ключевые особенности этой провокационной операции: во-первых, она осуществляется круглогодично и круглосуточно; и во-вторых, в ней принимают участие четыре типа самолетов двойного назначения, то есть носители как обычных, так и ядерных вооружений всех трех ядерных держав Запада: Великобритании, США и Франции. Несложно подсчитать, какое подлетное время требуется их истребителям-бомбардировщикам, чтобы, взлетев однажды с ВВБ «Лиелварде» в Латвии, «Зокняй» в Литве или «Эмари» в Эстонии, долететь до Минска или Санкт-Петербурга.

В сентябре 2009 года президент Барак Обамы провозгласил реализацию новой программы США о развертывания европейского сегмента глобальной инфраструктуры ПРО, открывающую вторую глобальную гонку вооружений – гонку ударно-боевых противоракетных систем. В марте 2011 года ВМС США направили первый корабль, оснащенный БИУС ПРО «Иджис» к берегам Европы. С тех пор такие корабли постоянно прописаны в морях, омывающих европейский континент: от Черного моря до Балтики и Баренцева моря.

В мае 2012 года страны, входящие в НАТО, на своем саммите в Чикаго создали «чикагскую триаду» – оперативное объединение ракетно-ядерных, противоракетных и обычных видов вооружений, ориентируемых в основном против двух наших Союзных государств.  Значительная часть этой новоявленной триады по признанию Пентагона и Государственного департамента США относится к средствам передового базирования относительно Российской Федерации и Белоруссии.

Судя по всему, никакой реальной адаптации НАТО к новым реалиям вообще не происходит.

В экспертном и журналистском сообществах Запада разыгрывают спектакль с возможностью применения Россией ядерного оружия против стран-членов НАТО и в частности против Балтии и Украины. В последнее время там создан один телефильм и два Интернет-сценария на эту тему. В них, словно написанных под копирку, содержится один и тот же сюжет: Россия начинает использовать ядерное оружие против названных государств с целью защиты «русскоязычного населения» от притеснений местных властей. Вполне очевидно, что такие «реалистические» сценарии вброшены среди прочего для того, чтобы выколотить из многих прижимистых натовских стран и претендентов на вступление в альянс повышенных военных ассигнований, а также для того, чтобы прикрыть опасную ядерную политику США.

США голословно обвиняют Россию в нарушении договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. И до сих пор не представили доказательств. Ищут доказательную базу уже пять лет. Обвиняют Россию в создании новой ракеты. Но ее создание не запрещено никакими договоренностями. Проявляют особые «озабоченности» по поводу поставок ЗРК «С-300» Ирану. Но это не запрещено никакими международными решениями. США, например, поставляют аналогичные системы в 13 государств. При этом Пентагон специально запутывает этапы реализации развертывания европейского сегмента глобальной системы ПРО США, чтобы продемонстрировать некую готовность завершить ее после 2022 года. Но по данным корпорации «Рейтеон», одного из создателей ударно-боевых средств ПРО, такие системы будут производиться даже после 2030 года. Активно преподносится как важный шаг отказ Вашингтона от развертывании РЛС ПРО США в Чехии. Но хорошо известно, что вместо нее оперативный комплекс американской системы ПРО появился на базе румынских ВВС в Девеселу, а с марта 2011 года американские боевые корабли с БИУС «Иджис» постоянно «прописались» в морях вокруг Европы.

Соединенные Штаты Америки намерены продолжать проводить свою региональную и глобальную военную политику на основе применения стратегического и тактического ядерного оружия в первом превентивном и упреждающем ядерном ударе, руководствуясь при этом стратегией «ядерного сдерживания», которая с учетом ее особенностей может быть квалифицирована как стратегия «безусловного наступательного ядерного сдерживания». Такая стратегия останется у Соединенных Штатов по меньшей мере до конца текущего столетия. Кстати говоря, многие американские эксперты совершенно неправильно интерпретируют ядерную доктрину России, считая, что она содержит положение о применении ядерного оружия в первом ударе. Но пункт 27 действующей Военной доктрины России по вопросу о применении ядерного оружия не содержит прямых указаний на инициативное применение ядерного оружия в первом ударе.

Очевидно, что с целью прикрытия своей агрессивной ядерной стратегии Вашингтон искажает ядерную доктрину России, необоснованно приписывая ей готовность применить ядерное оружие в первом ударе. Но такого положения никогда не было ни в одной советской или российской ядерной установке. Это может произойти только в ответ. Например, в одной из кандидатской диссертаций, подготовленной в одном из широко известных московских вузов, в октябре 2016 года, утверждается: «Согласно Военной доктрине РФ (2014 г.), Россия может применить ядерное оружие для сдерживания любых военных конфликтов, а также в ответ на создание и развитие систем стратегической ПРО, милитаризация космоса, развитие неядерного ВТО, распространение ОМП и ракетных технологий». Но в пунктах 16 и 27 действующей Военной доктрины России ничего подобного просто нет.

В западном экспертном сообществе уже давно распространяется сказка о «превосходстве» России по тактическому ядерному оружию (ТЯО). Такие страшилки являются необоснованными по той причине, что ни Советский Союз и Россия, ни США и их союзники никогда не объявляли количественный состав этих средств, а лишь процент их добровольного сокращения относительно неназванного максимального уровня. Жаль, что на некоторых телевизионных ток-шоу заявления прозападных участников о «превосходстве» России по ТЯО остаются без внимания российских участников.

Что же касается итогов деятельности на ракетно-ядерном направлении президента Барака Обамы, представляющего интересы Демократической партии, то они заключается в следующем.

Являясь на словах поборником «безъядерного мира», уходящий со своего поста хозяин Белого дома сократил меньше ядерных боезарядов, чем три его ближайших предшественника на посту президента: Обама сократил их на 10%, в то время как Джордж Буш-старший на 41%, Клинтон на 22% и Джордж Буш-младший на 50%. Если подсчитать в абсолютных цифрах, то президент от Демократической партии Барак Обама сократил количество ядерных боезарядов на 507 единиц, в то время как оба Буша (отец и сын, являющиеся представителями Республиканской партии) сократили их на 14.801 единицу или в 29 раз больше.

С другой стороны, Обама израсходовал больше средств на модернизацию ядерных вооружений и на создание носителей ядерных вооружений нового поколения, чем другие президенты, хотя в марте 2012 года сам признавал в Хэнкукском университете (Южная Корея), что у США имеют больше ядерных вооружений, чем им требуется.

В период, прошедший после целенаправленной смены спецслужбами США и ряда их ближайших партнеров по НАТО правящего режима на Украине в феврале 2014 года и создания там особо враждебного России государства, появились некоторые признаки дальнейшей трансформации ядерной стратегии США, которые несут в себе еще более негативный заряд.

Негативными особенностями нынешней ядерной доктрины США является то, что уходящий со своего поста 44-ый американский президент отказался от стратегии «минимального ядерного сдерживания.

Он отказался понизить степень боеготовности ракетно-ядерных сил США, к чему его призывали многие американские эксперты и бывшие высокопоставленные военные. Он ничего не предложил для решения проблемы «оперативно неразвёрнутых» ядерных вооружений, которые на 1 марта 2016 года составляли 63% от суммарного количества оперативно развернутых ядерных боезарядов СНВ США (464 против 741).

Президент Обама так и не перешёл на замену стратегической парадигмы прошлого «взаимное гарантированное уничтожение» на «взаимную гарантированную безопасность». Он отказался перейти на стратегию отказа от нанесения первого ядерного удара. Три министра нынешней Администрации США (обороны, энергетики и иностранных дел), а также главнокомандующий Стратегическим командованием США уже дали негативное заключение на идею неприменения ядерного оружия в первом ударе, несмотря на то, что 22 конгрессмена недавно потребовали от Обамы взять такое обязательство.

Барак Обама не отказался от части общенациональной ядерной стратегии – стратегии «расширенного ядерного сдерживания». Он не отошел от концепции «запуска по предупреждению», то есть от установки, предполагающей инициативное использование американского ракетно-ядерного оружия даже в случае появления признаков его применения другими государствами, что понижает порог его применения.

В американских военно-политических кругах широко обсуждают возможности начала ограниченной ядерной войны с целью «деэскалации» вооруженного конфликта с использованием обычных видов вооружений в рамках концепции «эскалация деэскалации». Высокопоставленные американские представители открыто говорят о необходимости создания «баланса между ядерным сдерживанием и эскалацией», о сочетании «ядерного и неядерного сдерживания». Появились даже высказывания действующих высокопоставленных государственных деятелей США об «ограниченном применении ядерного оружия».

Одновременно дебатируются возможности развязывания боевых действий с применением миниатюрных ядерных боезарядов (ядерных боезарядов с малой мощностью). В этой связи упоминается новая ядерная авиабомба В-61-12, которая, как заявлено, будет иметь максимальный ядерный боезаряд в 50 кт и минимальный в 0,3 кт.

В США стали проводить комбинированные военные учения – учения с первоначальным использованием сил общего назначения, но впоследствии трансформируемые в военные учения с применением ядерного оружия.

К проведению «ядерных» военно-штабных компьютерных игр привлекают высокопоставленных гражданских государственных служащих, которые могут оказывать влияние на принятие решений в ракетно-ядерной сфере.

С целью отвлечения внимания от таких дебатов и решений в глобальное информационное поле, как уже отмечалось, Вашингтоном вброшены три «сценария» развязывания Россией ядерной войны против Западного мира.

Президент России заявлял в конце октября 2016 года на заседании Валдайского дискуссионного клуба в Сочи, что Россия всегда будет очень ответственно относиться к своему ядерному статусу, считая, что бряцать ядерным оружием – «самое последнее дело». Он заявил, что применение ядерного оружия – это конец существования всей земной цивилизации. Владимир Путин подчеркнул в Сочи, что Россия вообще ни на кого нападать не собирается.

Нынешние предвыборные платформы Республиканской  и Демократической партий США предусматривают дальнейшую модернизацию национального ядерного оружия и средств его доставки, не делая при этом различий между стратегическими и тактическими ядерными вооружениями. Можно предположить, что независимо от того, кандидат какой партии войдет в Белый дом, американские вооруженные силы сохранят сильную опору на радикально обновляемый ракетно-ядерный потенциал стратегического и тактического назначения.

Основаниями для такого предположения являются следующие обстоятельства:

  • В последующие десятилетия под американскую ядерную стратегию будет реально подведен мощный ядерный потенциал стратегического и тактического назначения.
  • В ближайшие 15 лет, как это запланировала администрация Барака Обамы, США намерены произвести радикальную модернизацию своих СНВ – будет создана новая стратегическая триада. Новые тяжелые стратегические бомбардировщики начнут появляться на вооружении с 2025 года. В 2020 году или даже раньше в США начнется полная модернизация тактического ядерного оружия: они приступят к массовому производству корректируемых ядерных авиабомб нового поколения повышенной точности «В-61-12», которые заменят четыре типа авиабомб этого класса, разработанных ранее. Завершенные в октябре 2015 года испытания этой авиабомбы открывают двери для ее массового производства. Новые авиабомбы способны выполнять как тактические, так и стратегические ядерные задачи. В частности, они предназначены для нанесения первого ядерного удара по Российской Федерации. Под её доставку создаются многоцелевые истребители-бомбардировщики F-35A и F-35C, которые будут находиться на вооружении до 2075 года, а также новый стратегический тяжелый бомбардировщик В-21 или условно именуемый как B-3. В ближайшие два десятилетия на обновление названных авиабомб Пентагон планирует израсходовать до 65 млрд. долларов.

Короче говоря, речь идёт о трансформации ядерной стратегии США, которая синхронизирует ядерное и неядерное мышление «до максимального ядерного сдерживания на всех фазах конфликта».

Применительно к ситуации в Сирии Соединенные Штаты и НАТО, а также их СМИ по-прежнему вбрасывают ложную информацию о действиях России в САР. Здесь и вымышленные «бомбардировки» жилой инфраструктуры и мирных жителей, и постановочная видеосъемка неких «трагических событий» и даже использование маленьких сирийских детей, которые, мол, пострадали «от российских бомбардировщиков». С целью прикрытия своих вооружённых террористических группировок, созданных в Сирии и Ираке и вооруженных и профинансированных американским спецслужбами, в Белом доме даже придумали новый термин «умеренная вооруженная оппозиция» – термин, которого вообще нет в международно-правовых документах. Стало модным фальсифицировать даже международное право, когда распространяются суждения, что оно якобы позволяет любому государству применять оружие против террористов, окопавшихся на территории других государств без согласия их законных органов власти. Таких положений в международном праве и в решениях Совета Безопасности ООН нет.

В складывающейся ситуации представляется важным реализовать следующие практические предложения:

Надлежит внимательно и современно отслеживать все новации перспективной «адаптированной» ядерной доктрины США и ее материальное наполнение; шире практиковать теорию увязок одних видов вооружений с другими при определении наших подходов к проблеме обеспечения контроля над вооружениями с США и их ближайшими союзниками по НАТО; надлежит последовательно укреплять СЯС, средства ПРО и ВКС Российской Федерации, повышать уровень военного взаимодействия между Россией и Белоруссией, а также с другими государствами, входящими в ОДКБ.

Целесообразно постоянно ставить перед ядерными государствами, входящими в НАТО, вопрос о взаимном неприменении вместе с Россией ядерного оружия в первом ударе (в виде юридически обязывающего бессрочного договора) и в качестве промежуточного шага к этой цели – о переходе к стратегии «оборонительного ядерного сдерживания, которое никому не угрожает» (в виде политической декларации); такая акция не потребует финансовых ассигнований.

Надо добиваться полного вывода тактического ядерного оружия США с европейского континента и азиатской части Турции.

Следует предложить заключить многосторонний договор об ограничениях систем ПРО – с установлением максимальных пределов на ракеты-перехватчики и определением пространственных зон их размещения за пределами национальных территорий; надо более решительно поставить вопрос о замораживании использования оперативного комплекса ПРО США в Румынии и вывозе всех ракет-перехватчиков, установленных на нем, на территорию США, а также о замораживании строительства аналогичного комплекса в Польше на неопределенный срок.

Необходимо постоянно требовать от НАТО полного прекращения операции «Балтийское воздушное патрулирование», как провокационной в отношении России и Беларуси.

Следует поставить вопрос перед США о выводе всех видов их вооруженных сил и новых военно-штабных структур с территории европейских государств, развернутых там после 1 апреля 2014 года.

Наконец, необходимо предложить новому президенту США провести специальный российско-американский саммит по контролю над вооружениями, не отягощенный другими проблемами, например, в феврале-марте 2017 года. Дело в том, что по вине уходящей администрации уже накопилось по меньшей мере 15 нерешенных проблем в данной области. Они должны быть решены поэтапно на основе принципа равенства сторон, их равной и неделимой безопасности. Нельзя до бесконечности накапливать критическую массу избыточных военных потенциалов. Победа Хиллари Клинтон на президентских выборах привела бы к затягиванию решения этих вопросов; она пошла бы даже дальше по пути ядерного перевооружения, чем Барак Обама. Об этом 28 октября 2016 года сообщила газета «Нью-Йорк Таймс», симпатизирующая американским демократам.

Надо предложить провести, например в Белграде или в Женеве, новое Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (возможно в 2018 году) с участием всех европейских государств, а также США и Канады, которое положило бы конец опасному военному противостоянию на континенте, инициированному ведущими странами Североатлантического союза во главе с США.

Выступая с ежегодным Посланием Федеральному Собранию 1 декабря 2016 года, Президент Российской Федерации Владимир Путин отмечал: «Всем хорошо известно, что в последние годы мы столкнулись с попытками внешнего давления. … В ход было пущено всё: от мифов про российскую агрессию, пропаганду, вмешательство в чужие выборы – до травли наших спортсменов …». Он заявил, что заказные информационные кампании, изобретение и вброс компроматов, менторские поучения всем уже порядком надоели и что в этой связи, если потребуется, Москва сама кого угодно может поучить. По его словам, Россия не хочет противостояния ни с кем; в отличие от некоторых зарубежных коллег, которые видят в России противника, она не ищет и никогда не искала врагов. «Нам нужны друзья,» – заявил Владимир Путин, добавив, что Россия не допустит ущемления своих интересов и пренебрежения ими, а будет самостоятельно распоряжаться своей судьбой, строить настоящее и будущее без чужих подсказок и непрошеных советов. Глава российского государства подчеркнул, что Россия настроена «на доброжелательный, равноправный диалог, на утверждение принципов справедливости и взаимного уважения в международных делах», а также готова «к серьёзному разговору о построении устойчивой системы международных отношений XXI века».

Что же касается фальсификации современности со стороны Запада, в частности, в военно-политической области и в сфере безопасности, то ему надо посоветовать прекратить впустую тратить деньги налогоплательщиков на это бесперспективное и заведомо проигрышное занятие. Нам же необходимо своевременно и профессионально реагировать на подобные информационные вбрасывания.

К сожалению, эта тема не затрагивается в ряде российских НИИ, изучающих военную политику стран Запада, а также в некоторых российских некоммерческих экспертных фондах и организациях. Зачастую в подготавливаемых ими докладах на соответствующую проблематику такие вопросы либо искажаются, либо вообще обходятся стороной. Следует также отказаться от практики предоставления наших информационных площадок, например, на ток-шоу, российским и зарубежным «экспертам», которые активно пропагандируют на них ложные и даже враждебные воззрения в адрес России, ее союзников и друзей.

Надо активно разоблачать фальсификацию современности, так как слишком многое поставлено на карту. Инициировав гонку ракетно-ядерных вооружений в прошлом столетии, Соединенные Штаты в XXI веке пытаются навязать миру еще два качественно новых вида вооруженного соперничества: гонки противоракетных и ударных космических систем. Именно Вашингтон и еще некоторые его сателлиты по трансатлантическому альянсу активно раскручивают маховик новой фазы «холодной войны».

Кстати о ней. Ведущие страны Запада утверждают, что такая война закончилась, но вот Россия, мол, пытается развернуть ее вновь. Как раз наоборот. Именно США инициировали и ведут вторую фазу «холодной войны», которая отличается от предыдущей пятью обстоятельствами: участились попытки незаконной смены власти на постсоветском пространстве; усилилось массированное наращивание военного потенциала и военной активности около границ России и стран ОДКБ; возник полный застой в решении проблем контроля над вооружениями: между Россией и США имеются 15 нерешенных проблем в этой сфере; возросли масштабы и продолжительность финансово-экономических санкций против России; резко обозначилась милитаристская и воинственная антироссийская риторика.

Краткое резюме сказанного: важно не только разоблачать фальсификацию истории, но и фальсификацию современности, в особенности в военно-политической сфере. Именно оттуда растут военные расходы, появляются агрессивные военные установки и стартуют масштабные военные приготовления ведущих стран НАТО. Именно такая фальсификация порождает недоверие между государствами и народами, инициирует все новые направления в бесконечной гонке вооружений.

В этой связи представляется важным открыть новую страницу: в противодействии фальсификации современности, в особенности в военно-политической области. Такая работа должна вестись постоянно, масштабно и повсеместно.

НАТО нацбезопасность информационная борьба пропаганда