Сергей Ермаков: «Югоосетинский сценарий не повторится в Нагорном Карабахе»

Мы в СМИ
Эксклюзивное интервью азербайджанского новостного сайта «Vesti.Az» со старшим научным сотрудником отдела обороны и промышленной стратегии Российского института стратегических исследований С. М. Ермаковым.

- Насколько вероятен конфликт на Южном Кавказе в призме армяно-азербайджанских и российско-грузинских отношений?


- В ближайшее время вооруженный конфликт в регионе маловероятен. Дело в том, что после известных событий августа 2008 года коренным образом изменилась военно-политическая ситуация на Южном Кавказе. Сейчас для всех уже очевидно, что вооруженный путь решения конфликта несет в себе слишком большие издержки, сложно просчитывать реальные события, к которым может привести такой путь решения. В то же время, необходимо учитывать, что сейчас в регионе сложился баланс, паритет сил. Поэтому, я считаю, что конфликтов в регионе в ближайшее время не ожидается.


- Почему, на ваш взгляд, переговорный процесс по урегулированию нагорно-карабахского конфликта не сдвигается с «мертвой точки»?


- В первую очередь, из-за диаметрально противоположных взглядов сторон на пути решения конфликта. С другой стороны, не всегда плодотворна и роль внешних игроков. В то же время, очень мало практических шагов и в рамках Минской группы ОБСЕ.


- Насколько вероятно открытие армяно-турецкой границы? Как процесс урегулирования армяно-турецких отношений повлияет на ситуацию на Южном Кавказе?


- Россия уже заявляла о том, что достаточно позитивно относится к процессу нормализации армяно-турецких отношений. С другой стороны, в ближайшее время вряд ли можно надеяться на реальное открытие границы в силу ряда причин. В первую очередь, из-за противоречивой оценки перспективы открытия границы, как в самой Турции, так и в Армении. Не стоит забывать и о достаточно негативном отношении к процессу нормализации армяно-турецких отношений внутри азербайджанского общества. Все это вместе не позволяет говорить о реальном открытии границ между Арменией и Турцией в ближайшее время.


- Как вы считаете, произнесет ли 24 апреля президент США Барак Обама фразу «геноцид армян»?


- Я рассчитываю, что американцы попытаются выбрать компромиссное, промежуточное решение. Об этом можно судить и по заявлениям госсекретаря Хиллари Клинтон. Сейчас американские эксперты заняты поиском некоей формы признания «геноцида армян», которое можно было бы использовать де-факто, но не де-юре. Но на словах, я думаю, будет оказана поддержка армянскому народу.


- Возможен ли югоосетинский сценарий в случае возобновления боевых действий в Нагорном Карабахе?


- Я не думаю, что возможен. Россия уже не раз декларировала, что она не намерена ввязываться в какой-либо конфликт, а наше вступление в какое-либо вооруженное противостояние обусловлено лишь выполнением своих обязательств. Как известно, Армения является членом ОДКБ, естественно, что Ереван имеет определенные гарантии. Однако Россия будет поддерживать паритет, чтобы конфликт не перетек в военную фазу.


- В последнее время все явственнее прослеживается стремление США и НАТО укрепиться в регионе Южного Кавказа. Что готова противопоставить этому Россия? Или она намерена занять позицию стороннего наблюдателя?


- Позиция стороннего наблюдателя – не самая лучшая и перспективная. Конечно, Россия будет стараться каким-то образом расширить свое влияние на Южном Кавказе. Однако я не думаю, что РФ сейчас имеет возможности проведения агрессивной политики, как например, США. Но, тем не менее, политика России в отношении Южного Кавказа проводится. Это и расширение военного присутствия, и различные проекты в области экономики, в гуманитарной сфере. В этом плане Россия будет более активной, чем в предыдущие годы.


- Считаете ли вы, что на Южном Кавказе происходит явная милитаризация стран региона?


- Пока мы можем говорить о том, что милитаризация действительно развивается. Хотя, если брать абсолютные цифры, то нельзя сказать что в последнее время милитаризация в регионе зашкаливает, как это было, например, накануне августа 2008 года, когда грузинский бюджет был непропорционально милитаризирован. Да, 4% от ВВП на военные нужды – это много. Руководство НАТО только мечтает о том, чтобы натовцы тратили на военные нужды хотя бы 2% от ВВП. Но я не думаю, что милитаризация на Южном Кавказе развивается угрожающими темпами, все-таки в регионе сейчас наблюдается определенный паритет. С философской же точки зрения, любая милитаризация всегда угрожает военно-политической обстановке и может привести к самым нежелательным и трагическим последствиям.


- В заключение, хотелось бы узнать ваше мнение относительно перспектив СНГ? У некоторых государств деятельность этой структуры не вызывает оптимизма.


- Честно говоря, например, в отношении ОДКБ имеются определенные перспективы. При желании деятельность этой организации можно сделать реально эффективной. А в отношении СНГ возникает много вопросов, и здесь я бы отнес себя скорее к скептикам.


Бахрам Батыев

Vesti.Az

17.03.2010