Новый раунд кризиса в Персидском заливе

Аналитика
Ответ эмира королю

Саудовская Аравия (СА), Египет, ОАЭ и Бахрейн, обвинив Катар в поддержке терроризма, 5 июня разорвали  с ним  дипломатические отношения, ввели транспортную блокаду и предъявили ультиматум с требованиями, которые ему необходимо выполнить для восстановления отношений.

Первой реакцией Катара стало то, что он назвал эти требования необоснованными, нарушающими его суверенитет и направленными на дестабилизацию власти правящей фамилии.  Официальный ответ Катара при посредничестве Кувейта был направлен в адрес СА, после чего рассмотрен 5 июля в Каире на встрече министров иностранных дел стран-инициаторов кризиса. По итогам этой встречи заявлено, что Катар продемонстрировал негативную реакцию на предъявленные требования, не сделав необходимых уступок, и подчеркнуто, что в соответствующее время заинтересованные страны предпримут соответствующие шаги.

При этом министры подтвердили обвинения Катару в поддержке терроризма и дестабилизации региона, заявив, что продолжат подобные встречи (в следующий раз в Бахрейне) и мониторинг ситуации, а Доха не должна воспринимать как промедление отсутствие быстрых ответных шагов. Выступивший на пресс-конференции министр иностранных дел СА А. аль-Джубейр подчеркнул, что «политический и экономический бойкот Катара будет продолжен до тех пор, пока тот не изменит свою политику».

В это же время министр иностранных дел Катара шейх М. ат-Тани, выступая в лондонском аналитическом центре Chatham House, отметил, что перечень  полученных требований является контрпродуктивным для целей борьбы с терроризмом и попытки заставить Катар замолчать не решат проблемы Ближнего Востока. Министр к тому же заявил, что действия участников блокады, по его мнению, имели целью вызвать антикатарские настроения на Западе и что «ответом на разногласия должны быть не блокада и ультиматумы, а диалог и благоразумие».

Одновременно было заявлено, что Доха предпочитает жить в мире с Тегераном, тем более, что они делят крупнейшее газовое месторождение на шельфе Персидского залива. Кроме того, М. ат-Тани  сообщил, что за прошедшие недели Катар проработал различные альтернативные пути расширения своего газового экспорта, имея в виду увеличение добычи газа на 30% за ближайшие 5-7 лет.

Между тем продолжающийся второй месяц кризис оказывает влияние и на экономическую ситуацию. Так, рейтинговое агентство Moody’s снизило оценку экономических перспектив Катара со «стабильной» на «негативную» из-за возросших экономических и финансовых рисков.  По имеющимся данным  расходы на фрахт также увеличились почти в 10 раз, и возросла обеспокоенность работающих в Катаре крупных иностранных компаний–экспортеров энергоресурсов. Не исключено и сокращение программ и бюджетов по проектам, предусмотренным к реализации в рамках подготовки к намеченному на 2022 год чемпионату мира по футболу.

В целом все основные мировые игроки выступают за снижение градуса противостояния и урегулирование кризиса дипломатическим путем. Так, немецкий министр иностранных дел З.Габриель в ходе поездки по странам  Персидского залива выразил осторожный оптимизм, заявив, что не видит риска перерастания конфликта в горячую фазу, хотя отметил, что урегулирование может произойти не слишком быстро.

Что касается Анкары и Тегерана, однозначно принявших сторону Катара, то они продолжают активно поддерживать его, обеспечивая необходимые поставки продовольствия и других товаров, а Иран предоставил еще и авиакоридор.  Президент Турции Т.Эрдоган вновь назвал ультиматум арабских стран незаконным, и в отношении «неуважительного», по его словам, требования о закрытии турецкой военной базы в Катаре заявил, что Турция может ликвидировать эту базу только по просьбе катарских властей.

Катар Ближний Восток