Энергетическая безопасность ЕС: Россия как надежный партнер или фактор риска?

Аналитика
Доклад  заместителя директора РИСИ И.В. Прокофьева на пленарной секции V Форума Европа-Россия    

25-27 мая 2009 г. в Бухаресте, по инициативе польского Института восточно-европейских исследований и Департамента национальной безопасности при Администрации Президента Румынии состоялся V Форум Европа-Россия.

 В работе Форума приняли участие Президент Румынии Траян Басеску, министр иностранных дел Румынии Кристиан Диаконеску, министр экономики Румынии Адриан Виденау, экс-президенты Польши Александр Квасьневский и Лех Валенса, депутаты Европейского Парламента, депутаты и сенаторы, представители научных и деловых кругов из России, стран ЕС и бывшего СССР, США, Турции, Ирана и ряда других государств.

Заместитель директора РИСИ,

кандидат геолого-минералогических наук

И.В. Прокофьев


Уважаемые дамы и господа, коллеги!

Прежде всего, разрешите выразить благодарность организаторам Форума Европа-Россия, Департаменту национальной безопасности при администрации президента Румынии и Институту восточноевропейских исследований, за предоставленную возможность выступить по столь актуальной теме, как роль России в обеспечении энергетической безопасности Европы.


Предложенная нам для обсуждения тема очень объемна и отношение сторон к ней неоднозначное, что, в частности, показали итоги саммита ЕС - Россия в Хабаровске. В силу этого представляется целесообразным постараться понять причину самой постановки такого вопроса, Россия - партнер или фактор риска для ЕС. Мой подход к данной проблеме базируется на ряде принципиальных положений: прежде всего - я гражданин России. Далее, я не являюсь сторонником непрерывного увеличения экспорта энергоносителей из России, но понимаю особую роль моей страны в структуре мировой энергетической безопасности и необходимость экспорта энергии в интересах других стран. Я не считаю, что интересы энергетических компаний всегда и полностью совпадают с интересами государства, однако и государство или группа государств, заявляющие о приверженности рыночным принципам, не должны мешать сотрудничать компаниям.


Пару лет тому назад, на одном из форумов, организованных Институтом восточноевропейских исследований, я уже говорил о том, что одной из причин существующих расхождений в оценках перспектив энергетического сотрудничества России и Европейского союза является то, что Европа предпочитают рассматривать нас только в качестве поставщика энергоносителей, но не как равноправного партнера. В принципе это можно понять: вы, да и любая другая страна, у которой нет или мало своего сырья и энергии, хотели бы получать их по низким ценам, а произведенную на их основе продукцию продавать, в том числе и в Россию. Таким образом, Россия могла бы выступать и как источник сырья и одновременно как рынок сбыта.


Но, я полагаю, что у Вас есть понимание того, что нам россиянам не хочется экспортировать только сырье и энергию, а полученные от экспорта деньги использовать только для импорта продуктов питания и товаров повседневного спроса. Поэтому мы хотим быть не просто поставщиками, а партнерами в энергетике, причем равноправными и по всех сферах, от добычи до реализации конечной продукции. Использованные слова – хотим быть партнерами, можно и необходимо усилить – не просто хотим, это необходимо и России как государству, и отдельным российским компаниям, в том числе энергетическим. Если мы не будем производить продукцию высшего передела, если мы не сможем продавать конечному потребителю продукты переработки сырья, в том числе углеводородного, то будет очень сложно позитивно оценивать перспективы России в мировой экономике 21 века.


В складывающейся ситуации, когда мы не хотим экспортировать только сырье и тем более продавать нефть и газ прямо у скважины или на границе, а вы не очень хотите допускать нас к объектам переработки, распределительным сетям и в итоге к конечному потребителю, может быть два варианта развития энергетического сотрудничества между нами – Россией и ЕС.


1-й вариант – каждая из сторон остается при своем мнении. Этот вариант не драматичный, но бесперспективный. О бесперспективности я уже говорил – Россия не хочет и не будет только экспортером сырья. Особого драматизма, в том плане, что завтра все рухнет, нет. К счастью или к несчастью, но энергетика очень консервативна, и чтобы мы с вами тут не говорили, быстро изменить сложившиеся отношения нельзя. Ни за месяц, ни за год Европа не найдет поставщиков энергии, способных заменить Россию, да и мы, даже чисто гипотетически, тоже не сможем за одну ночь уйти с европейского рынка. Тем более что совсем не понятно, а зачем уходить? Зачем российским компаниям отказываться от заинтересованных и надежных партнеров из числа европейских энергетических компаний?


2-й вариант выхода из сложившейся ситуации предполагает, что стороны сделают взаимные и серьезные уступки. Этот вариант представляется мне более симпатичным, но его реализация возможна в условиях партнерства и доверия. В частности, это относится и к проблемам вокруг Энергетической Хартии. Поэтому слово партнер является ключевым, если мы ориентированы на долгосрочное сотрудничество, а не на поиск путей снижения существующей взаимозависимости.


Таким образом, если мы верим или хотя бы заинтересованы в долгосрочном сотрудничестве, то давайте обсудим проблемы, мешающие позитивному развитию. Если же есть желание разойтись, то давайте сделаем это спокойно, без навешивания ярлыков и «поиска врагов». Будем исходить из того, что диверсификация необходима и импортерам энергии, и экспортерам. Полагаю, что присутствующим в зале хорошо известно, что экспорт энергоносителей из России и других стран бывшего СССР сильно ориентирован на Европу, в то время доля России в европейском потреблении энергии весьма близка к российской доли в мировых запасах и производству энергии. Конечно, у ряда европейских стран высокая зависимость от поставок энергии из России, но если Вы представляете собой единую Европу, которая хочет, чтобы у нее был единый голос, то также было бы неплохо иметь и единый топливно-энергетический баланс. В рамках единого энергетического баланса ЕС можно будет увидеть, что доля России в общем европейском потреблении энергии вполне объективна и поэтому не содержит в себе реальных угроз.


Тот факт, что мы собрались в этом зале, предполагает веру в долгосрочный характер энергетического сотрудничества и то, что мы – ЕС и Россия – партнеры. Ну а если мы партнеры и равноправные, то вопрос о том, является ли Россия надежным партнером, так же правомочен, как и вопрос о том, – а является ли ЕС или его отдельные члены надежными партнерами для России и может ли Европа гарантировать стабильный спрос на энергию.


Вопрос о так называемой надежности России как экспортера энергии, то чаще, то реже, но поднимается уже много лет. В начале 90-х годов, когда Россия была в состоянии жесткого социально-экономического кризиса, ненадежность России как поставщика энергии объяснялась нашей слабостью. Я помню достаточно серьезные исследования тех лет с выводом о том, что уже в 1995-97 гг. Россия может превратиться в импортера нефти.


Нормализация ситуации в стране и достаточно уверенное закрепление за Россией статуса крупнейшего в мире экспортера энергии привели к тому, что эксперты и политики, ранее сомневавшиеся в надежности России по причине слабости и нестабильности, изменили аргументацию, но не само отношение к России. В настоящее время оценки этой группы экспертов базируются на ряде сложившихся постулатов, основанных на полуправде или на полностью искаженной информации о России. К сожалению, в условиях дефицита времени не смогу детально аргументировать каждое из них, но на одном из них остановлюсь подробно.


Есть заявления о том, что Россия не поддерживает развитие энергосберегающих технологий, а также альтернативных и возобновляемых источников энергии, которые могут снизить доминирующее влияние нефти и природного газа на мировую энергетику.


В этой связи, считаю необходимо отметить, что у российских экспертов есть полное понимание необходимости формирования «новой» энергетики в России. Мы знаем, что в ближайшие 10-20 лет нефть, природный газ и уголь будут уверенно доминировать над новыми альтернативными источниками энергии, но именно в эти годы будет сформирован фундамент мировой энергетики второй половины XXI века. В настоящее время исследования ведутся по многим направлениям и достаточно сложно прогнозировать, на каком из них будет обеспечен первоочередной прорыв, и какая из технологий станет краеугольным камнем обновленного фундамента мировой энергетики.


По одному из таких направлений, созданию термоядерного реактора российские ученые плодотворно сотрудничают с европейскими коллегами. Здесь реальный прорыв ожидается лет через 20-30, но есть новые направления, которыми можно заняться уже сегодня – завтра.
Так в Европе проявляется большой интерес к возобновляемой энергетике и в том числе к биотопливу. Это направление весьма интересно для нас и, в принципе, имеется желание и возможность на его основе сформировать новый вектор российского экспорта – экспорт «зеленой» энергии.
«Зеленая энергетика» может стать основой для формирования новых отношений между Россией и ЕС, реально партнерских и основанных на высоких технологиях.