Международный научный семинар «Победа над фашизмом в исторической памяти жителей Калининградской области РФ, Варминьско-Мазурского воеводства РП и Клайпедского края ЛР»

Мероприятия
Международный научный семинар на тему «Победа над фашизмом в исторической памяти жителей Калининградской области, Варминьско-Мазурского воеводства и Клайпедского края» был организован историческим факультетом и Центром литовских исследований Российского государственного университета им. И. Канта (Калининград). В нём участвовали историки из Российского государственного университета  им. И. Канта (РГУ), Центра восточных исследований (Ольштына), Центра научных исследований им. В. Кентшиньского (Польша) и Клайпедского университета (Литва).

Международный научный семинар на тему «Победа над фашизмом в исторической памяти жителей Калининградской области, Варминьско-Мазурского воеводства и Клайпедского края» был организован историческим факультетом и Центром литовских исследований Российского государственного университета им. И. Канта (Калининград). В нём участвовали историки из Российского государственного университета  им. И. Канта (РГУ), Центра восточных исследований (Ольштына), Центра научных исследований им. В. Кентшиньского (Польша) и Клайпедского университета (Литва).

На семинар были также приглашены представители творческих профессий (писатели) и сотрудники государственного архива Калининградской области. В работе семинара приняли участие руководитель Балтийского информационно-аналитического центра РИСИ профессор Г. В. Кретинин и научный сотрудник БИАЦ РИСИ И. А. Баторшина.


Заседание международного научного семинара было открыто приветственной речью проректора РГУ по научной работе Г. М. Фёдорова и директора Центра восточных исследований М. Яцкевича, подчеркнувших научно-практическую значимость и актуальность тематики семинара.


Декан исторического факультета РГУ им. И. Канта доцент В. И. Гальцов в своём выступлении «Память о войне и Победе в социокультурном пространстве современной России» отметил чрезвычайную важность темы войны и её образов в качестве опоры национального сознания россиян. В то же время, анализируя результаты социологических опросов, В. И. Гальцов подчеркнул противоречивость суждения россиян о прошлой войне. В частности, бесспорен тот факт, что Великая Отечественная война является предметом гордости русского человека, об этом заявили 78 % опрошенных респондентов. При этом из массового сознания россиян вытесняются негативные стороны, происходит «приглаживание» неудобных для российского сознания моментов войны. В подавляющем большинстве респонденты отмечали, что война для советской страны носила справедливый характер.


По замечанию В. И. Гальцова, память о войне в целом должна формироваться на объективной основе. Последнее может быть достигнуто посредством активизации европейского научного обмена между представителями разных государств.


В докладе профессора М. Яцкевича «Война в исторической памяти переселенцев из восточных регионов довоенной Польши в Вармию и Мазурию» акцентировалось внимание на необходимости дальнейшего стирания так называемых «белых пятен» истории. Профессор указал на то, что историческая память неразрывно связана с культурной и национальной идентичностью. По словам М. Яцкевича, «мёртвой истории не бывает».


Обращает на себя внимание лексика профессора из Ольштына. С её помощью как бы ненавязчиво используются идеи великодержавия Польши. В частности, М. Яцкевич сообщает «о памяти поляков восточных регионов Польши о войне». Речь идёт о сегодняшних регионах Украины, Белоруссии, Литвы, о канувшей в Лету пресловутой линии Керзона и т.д. Эту память он связывает с вступлением советских войск на территорию Польши, последующей депортации поляков в Казахстан, событиями в Катыни и др. У этой части поляков была цель – уехать в другие регионы Польши. Значительная часть переселенцев оказалась в районе сегодняшних Вармии и Мазурии.


В итоговой части своего выступления М. Яцкевич отметил, что память о войне и победе над фашизмом у переселенцев ассоциируется с самым ужасным в их жизни: «…остаются такие раны, которые не излечит даже время».


Доктор истории Клайпедского университета В. Варейкис в докладе об особенностях восприятия нынешними жителями Клайпеды событий Второй мировой войны отметил, что Литва – одно из немногих европейских государств, расширившее свою территорию по результатам войны, что в геополитическом смысле значительно усилило положение республики в Балтийском регионе.


При этом докладчик заметил, что восприятие литовцами войны в советский и постсоветский периоды совершенно иное. В Советском Союзе большое влияние оказывала идеологизация общества, во время празднования победы над фашизмом активизировалась пропаганда и проводились мощные идеологические мероприятия. В Клайпеде главная площадь была названа площадью Победы, в советский период воздвигнуто немало памятников советской истории.


После же обретения литовцами независимости ситуация кардинально изменилась, что было продиктовано политическими обстоятельствами. Литовской политической элитой была выдвинута концепция оккупации Литвы Советским Союзом в ходе войны и в послевоенный период. Памятники советского прошлого и победы над фашизмом стали противоречить данной концепции, а потому подлежали уничтожению. В частности, отмечал докладчик, на месте бывшего памятника Победы сейчас находится памятник М. Мажвидасу, литовскому первопечатнику и писателю; прошла акция по переименованию улиц города.


По утверждению В. Варейкиса, литовское население практически не участвует в праздновании Дня Победы и мероприятиях, посвящённых этому событию. «Война – это символ, объединяющий русскую нацию».


Руководитель БИАЦ РИСИ профессор Г. В. Кретинин в своём выступлении провёл районирование формирования исторической памяти о Великой Отечественной войне в России. По его мнению, российская территория в этом отношении делится на две части: регионы, непосредственно оказавшиеся в зоне боевых действий, испытавшие ужасы оккупации; и регионы тыла, испытавшие в полной мере невзгоды войны, но без оккупации этой территории (условная линия: от Кольского полуострова – Ленинград – Москва – р. Волга – Северный Кавказ). В каждой из этих зон имеются свои особенности формирования исторической памяти о войне. Ни в одну из этих зон не попадает Калининградская область Российской Федерации.


Дело в том, что калининградским историческим корням всего чуть более шестидесяти лет. Этнос, носитель местной истории и свидетель боевых действий в Восточной Пруссии (жертвенной работы советских солдат на этой земле) – немецкое население, в 1947–1948 г. был вынужден покинуть эту территорию. Вновь сформированное население области из российских переселенцев знает об истории войны в этих местах в основном из СМИ, литературы, других источников информации и отраслей искусства. В советский период изучению этой истории уделялось особое внимание. Однако после 1991 г. в области работа по патриотическому воспитанию населения сократилась, одновременно с этим область стала доступна для так называемого «ностальгического туризма» жителей бывшей Восточной Пруссии.


В результате население области, в 90-х гг. в значительной степени продолжавшее формироваться за счёт новых переселенцев, практически перестало получать информацию о Сталинграде, Хатыни, Ленинграде, но всё больше узнавало историю этой территории по немецкой версии, в соответствии с которой советские солдаты выглядели именно как захватчики. Калининградцам исподволь стала внушаться идея варварской колонизации процветавшей довоенной провинции. Не уточняя, кто же виновник всего этого. По мнению Г. В. Кретинина, данные обстоятельства требуют привлечения особого внимания общественности, научных кругов, населения региона и государства в целом к подобным инсинуациям.


Совместный доклад калининградских профессоров Ю. В. Костяшова и А. А. Ярцева был построен на материалах устной истории – результатах многочисленных опросов ветеранов войны и первых переселенцев в Калининградскую область. Докладчики отмечали разноплановость восприятия событий войны в сознании российских ветеранов: война, плен, оккупация, победа, переселение. По словам А. А. Ярцева, чрезвычайным драматизмом были наполнены годы войны для русского населения, проживавшего на оккупированных фашистскими войсками территориях.


При этом докладчики отметили, что в настоящее время происходит постепенный отход от однозначных, лакировочных оценок Великой Отечественной войны.


По мнению А. А. Ярцева и Ю. В. Костяшова, пока ещё сохраняется возможность обращения к воспоминаниям очевидцев и ветеранов Великой Отечественной войны, военная тематика далеко не исчерпана в научно-исследовательском плане и такой возможностью следует воспользоваться, не упуская момента и времени.


Сообщение сотрудника Клайпедского университета В. Сафроноваса во многом перекликается с докладом В. Варейкиса, но имеет более глубокое теоретическое обоснование. По мнению В. Сафроноваса, одним из средств, обусловливающих и поддерживающих современную национальную идентичность, являются так называемые мифы происхождения. Последние выступают в некотором роде сакрализованным рассказом, актуальным в конкретной среде, которым присущи групповая общность и уникальность. При этом в отношении литовского населения чётко выделяются две идеологии идентичности – литовская и советская. Как отметил В. Сафроновас, стержневыми событиями, повлиявшими на формирование литовской идентичности, являются события в большей степени немецкой истории.


По убеждению докладчика, в период 1945–1950 гг. в республике преобладала литовская идеология идентичности, затем постепенно (с 1948 г.) уступившая место советской идеологии идентичности. Эти две идеологии в советский период постоянно конкурировали, заставляя изменять в общественном сознании восприятие конкретных исторических событий.


При этом события, связанные с освобождением 28 января 1945 г. Клайпеды, сыграли наиболее важную роль в построении советской идеологии идентичности. На символическом уровне это нашло своё проявление в переименовании улиц и проспектов города, появились монументы советским лидерам, был открыт краеведческий музей, который был сориентирован на события по освобождению советскими войсками Клайпеды и последующем развитии народного хозяйства.


Говоря о современном идеологическом воздействии на клайпедское общество, В. Сафроновас отметил, что в данный момент в Клайпеде существует совершенно иная, национальная, мифологизация. Это связано с тем, что в 60–70-е гг. в Литве стали укрепляться позиции литовской национальной интеллигенции, всё большее распространение получали элементы литовской национальной символики, что бесспорно способствовало усилению литовской идентичности. Докладчик высказал мысль о том, что окончательно закончено формирование этого мифа происхождения в период перестройки в 80-е гг. (клайпедчане почувствовали себя настоящими литовцами. – Авт.)


В рамках последовавшей дискуссии на профессиональном аспекте сконцентрировал свою речь декан исторического факультета РГУ им. И. Канта В. И. Гальцов. По его убеждению, в настоящее время крайне мало уделено внимания изучению Великой Отечественной войны, в школах отводится недостаточно часов для изучения столь сложного исторического вопроса. В этом заключается главная причина постепенного забвения столь важного исторического события, знание о войне для молодого поколения очень быстро переходит в категорию далёкого прошлого. При этом, как отметил Гальцов, память о войне является чрезвычайно важной для русского человека, так как она выступает в качестве важного фактора национальной самоидентификации. Празднование Великой Отечественной войны необходимо для того, чтобы сплотить нацию. «Это идейное замещение отсутствия материальных благ».


В ходе дискуссии высказывались мнения о том, что крайняя политизация исторических событий является опасной тенденцией, происходит накачивание ненавистью молодёжи разных стран посредством неадекватного использования событий Второй мировой войны. Зачастую при этом отсутствует критическое мышление, вымещаемое эмоциональными характеристиками исторического прошлого. «Нужно аккуратно относиться к истории наших стран» (Гальцов).


Вызывает беспокойство и значительное преобладание на книжном рынке литературы по периоду «немецко-фашистской истории», а не по советской истории и Великой Отечественной войне, что способно реанимировать профашистские организации (Э. Варейкис).


При этом, как это не парадоксально, в общественном сознании исподволь формируется чувство жалости, сожаления к проигравшим, наблюдается некоторое преклонение перед немецким (особенно это характерно для истории Калининградской области, которая расположена на части территории бывшей Восточной Пруссии), определённая героизация действий частей и соединений, отдельных личностей профессионального состава вермахта (Г. Кретинин).


Продолжение научных контактов историков и политологов по данной тематике способствует снятию негативных тенденций.