Курдистан: война и кризис вместо независимости

Мы в СМИ
МОСКВА, 30 окт — РИА Новости, Дмитрий Виноградов. Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани 29 октября выполнил свое обещание уйти в отставку до 1 ноября. Пока что эксперты расходятся во мнении, позволит ли шаг Барзани выйти из политического кризиса внутри самого Курдистана.

Не вполне ясно, и как будут развиваться отношения Эрбиля с Багдадом: вместо обретения независимости Иракский Курдистан в результате проведения референдума получил новый вооруженный конфликт, на этот раз с властями Ирака.

Обострение внутренних противоречий 

Референдум в Иракском Курдистане состоялся 25 сентября. Около 93% избирателей проголосовали за независимость. Обстановка в автономии и перед голосованием, и после больше напоминала масштабный праздник и карнавал, несмотря на то, что и Багдад, и все соседние страны выступили резко против голосования.

Еще до проведения референдума Барзани обещал, что сразу после голосования уйдет в отставку, в Курдистане будут избраны новый глава региона и парламент. Дело в том, что регион несколько лет жил в условиях перманентного политического кризиса. Если в столице региона, Эрбиле, а также в провинции Дахук Барзани пользуется огромной популярностью, то второй город автономии Сулеймания – это оплот курдской оппозиции. Даже в референдуме участвовали только 50% жителей Сулеймании.

Полномочия Барзани истекли еще в 2013 году. Однако тогда Иракский Курдистан столкнулся с нашествием боевиков ИГ*. В условиях чрезвычайной ситуации полномочия Барзани два раза продлялись – сначала парламентом, потом судом. Причем когда в 2015 году часть депутатов отказалась продлять полномочия Барзани, его сторонники блокировали работу парламента. С тех пор парламент перестал собираться. Со временем закончились и полномочия парламента. Собственно, чрезвычайная сессия 29 октября, где Барзани ушел в отставку, была первой встречей депутатов за два года.

Поэтому и к самому референдуму отношение внутри автономии разнилось. Оппозиция подозревала власти в желании создать «Барзанистан» — то есть добиться независимости Курдистана, поднять свою популярность у избирателей и остаться у власти. Влиятельное в Курдистане движение «Горан» («Перемены») вообще выступило против проведения референдума.

Барзани накануне референдума и обещал, что не будет баллотироваться на новый срок и проведет всеобщие выборы президента и парламента автономии. Таким образом, прежний политический тупик внутри Курдистана будет «обнулен».

Как будут развиваться внутриполитические события теперь, после отставки Барзани, спрогнозировать пока трудно.

«Масуд Барзани останется членом Высшего совета Иракского Курдистана. Он обладает реальной властью… Правового вакуума до выборов в Курдистане в следующем году возникнуть не должно», — заявила РИА Новости советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина.

Старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов с ней не согласен.

«Если, действительно, он уйдет, то здесь нельзя исключать, что в Иракском Курдистане наступит ситуация нестабильности, которая может спровоцировать и внутренний кризис, которым могут воспользоваться и силы вне Курдистана… Так что это обостряет ситуацию и в Курдистане, и в регионе», — считает Долгов.

Сразу после референдума воскресли старые обиды между двумя ведущими политическими силами региона: Демократической партией Курдистана (ДПК), лидером которой остается Барзани, и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК) из Сулеймании.

В 90-х годах ДПК и ПСК даже несколько лет вели боевые действия друг против друга. И хотя еще недавно ПСК и ДПК единым фронтом выступали за референдум, теперь они вновь вернулись к взаимной критике – на этот раз из-за неудач курдов перед лицом наступления Багдада.

Курдистан Ближний Восток