Украинские беженцы на Юге России: как влияет гуманитарная катастрофа на рынок труда

Мы в СМИ
Поток украинских мигрантов в Ростовскую область, которая первой принимает «удар», постоянно растет. По данным регионального управления МЧС на 25 июля на Дону размещено 38 317 человек, в том числе 12 757 детей. 9 737 вывезены в другие регионы. И только более 800 из них трудоустроены.

Поток украинских мигрантов в Ростовскую область, которая первой принимает «удар», постоянно растет. По данным регионального управления МЧС на 25 июля на Дону размещено 38 317 человек, в том числе 12 757 детей. 9 737 вывезены в другие регионы. И только более 800 из них трудоустроены.

Большая часть вынужденных переселенцев все еще находится в лагерях беженцев либо у родственников и знакомых, и перед многими скоро станет вопрос: что делать дальше? Для России, и в первую очередь приграничных  территорий он является острым уже сегодня.

«Поток беженцев не достиг своего пика, - считает представитель ДНР в Ростовской области Эдуард Попов. - Число их будет возрастать, и я предполагаю, что кратно — в сотни тысяч. Если сценарий пойдет по худшему варианту, из почти 7 млн жителей Донбасса примерно два могут оказаться на нашей территории».

Сегодня беженцев принимают в основном ближайшие к границе  Ростовская и Волгоградская области, вглубь страны едет пока слишком мало народа. Попов считает, что на этих территориях должна происходить только первичная приемка, после чего переселенцев следует передавать в дальние регионы. По сути, этот процесс начался, только идет он слишком медленно. Из  38 317 беженцев, которых разместила Ростовская область, 28 580 человек остались в ней. Каждый день их нужно кормить, предоставлять жилье, необходимые для жизни вещи и медицинскую помощь. Всего она оказана 582 беженцам, это не считая тяжело раненых, которые лечились в больницах области. Если поначалу средства брались из областного бюджета, то со временем на Дон потекла гуманитарная помощь со всех регионов. Но и этого не достаточно. Губернатор Ростовской области Василий Голубев 10 июня заявлял о том, что на содержание украинских беженцев потребуется ежемесячно около 350 млн рублей. Правительство выделило на развертывание и содержание пунктов временного размещения 240 миллионов рублей. Представитель Заксобрания в Совете Федерации РФ Леонид Тягачев пообещал, что из федерального бюджета в регион поступят около 300 млн рублей.

«Красивые — направо, умные — налево»

Работать с украинскими вынужденными переселенцами представитель ДНР Эдуард Попов предлагает, разделив всех приезжающих на две группы - желающих остаться насовсем и переждать.

«Исходить нужно из национальных интересов России, а не из пожеланий новых граждан, - считает Попов. - Если они хотят остаться поближе к дому — в Ростовской области, Краснодарском крае, то должны исходить из того, что мы им можем предложить, а не что они хотят».

Общественники проводили опрос в лагерях беженцев и начали создавать базу из профессий приезжих и готовы поделиться ею с соответствующими структурами других регионов. Недавно, с опозданием в полтора месяца, такой подход стали осуществлять и государственные органы — на пунктах временного размещения работают сотрудники областной службы занятости. Но их не хватает, да и координирующая система пока только выстраивается. А ведь если бы сразу, при пересечении границы людям предлагали в разных регионах рабочие места по их специальности - «пробка» рассасывалась бы быстрее. Например, шахтеры на Дону, который хоть и является частью Донбасса, не нужны — самим негде работать. Зато в Кемеровской области их ждут.

 «Необходима помощь государства, которое может объединить разрозненные силы помогающих, - утверждает представитель ДНР. - Многие из беженцев могут оказаться необходимы российскому рынку труда - несмотря на развал индустриальной системы в советский период, украинские граждане сориентированы на производящий труд, и эти рабочие руки остро востребованы в России, где производство кануло в лету».

Спрос не мешает предложениям

Служба занятости населения Ростовской области приводит такие данные: основная часть переселенцев - женщины. На Украине они трудились чаще в сфере торговли или общественного питания. К слову,  многие из них довольно быстро трудоустраиваются. Но больше  возможностей найти работу у врачей. В сельской местности донского региона не хватает 4 444 врачей, 9 951 средних медработников. 48 граждан Украины, имеющих медицинское образование, изъявили желание работать по специальности, но даже это не решит проблему кадров региона. Поэтому прилив дефицитных специалистов из Украины нам «на руку».  С другими специальностями сложней.

 Немногочисленные мужчины имеют профессии водителей, шахтеров, строителей. Есть и опытные квалифицированные специалисты: инженеры, учителя, юристы (10 – 15%).

Служба занятости предлагает в донском регионе также вакансии водителя, строительных специальностей, рабочих профессий, в том числе в сельском хозяйстве. По данным УГСЗН на 22 июля, в Ростовской области работу нашли 820 граждан Украины, и всего лишь около 90 человек выехали для трудоустройства в другие регионы страны.

«Сейчас сотрудники службы занятости проконсультировали более 11 тысяч граждан Украины на территории РО, из них около 4 тысяч изъявили готовность рассматривать варианты трудоустройства, - пояснил начальник управления областной службы занятости населения Сергей Григорян. - Формируется общий банк вакансий со всей России».

Чиновники утверждают, что украинские беженцы не отбирают хлеб у россиян. По информации УГСЗН, в РО около 40 тысяч вакансий, а безработных стоит на учете около 18 тысяч. Могие из местных  не хотят, допустим, ехать в сельскую местность, а беженцы идут. К тому же среди украинцев много именно сельских жителей, поэтому они охотно соглашаются там жить.

Кондовая машина бюрократии

Выжидательная позиция самих беженцев, которые надеются в ближайшее время вернуться на родину — главное, что тормозит процесс трудоустройства. Пока только 4 000 человек изъявили желание найти работу в Ростовской области, хотя СЗН предлагает 50 000 мест. Не меньше этому препятствует и пресловутая российская бюрократия. Еще раньше, когда поток не стал таким мощным, наши чиновники могли к этому подготовиться, но не торопились — авось пронесет. Теперь каждое ведомство по привычке страхуется. Так, региональная трудинспекция сообщает, что официально на Дону трудоустроились лишь 36 беженцев (УГСЗН называет 820). Как пояснил  руководитель государственной инспекции труда Ростовской области Николай Федянин, все предприятия, предлагающие вакансии для беженцев из Украины, проверяются на благонадежность.

«Надо удостовериться, что предприятие существует и в состоянии выполнить свои обязательства: устроить человека по трудовому договору и регулярно выплачивать зарплату, — пояснил он. — Мы не можем допустить, чтобы беженцы были травмированы на производстве, и мы не можем позволить, чтобы беженцы работали без документов».

Сильно замедляет процесс трудоустройства оформление официальных документов. По словам специалистов из УФМС, для получения разрешения на работу беженцам нужно иметь на руках свидетельство о предоставлении им временного убежища. Выдается этот документ при условии сдачи (временной) паспорта гражданина Украины. Естественно, что далеко не все готовы  расстаться с ним.

По словам вице-президента Союза работодателей Ростовской области Виктора Нетесанова, еще одна проблема заключаются в том, что граждане Украины при трудоустройстве на срок менее 9 месяцев обязаны платить подоходный налог в размере 33%. 17% они будут платить при  длительном трудоустройстве, на что сейчас не все готовы. Еще причины пробуксовки: отсутствие возможности трудоустройства в одном месте всех  членов семьи; существенные финансовые затраты для уплаты госпошлины и прохождения медицинского освидетельствования при оформлении разрешения на работу и на перевод документов с украинского на русский язык и нотариального его заверения.

А  сани-то не подготовили

Все это вместе взятое серьезно затрудняет решение проблемы с осенне-зимним резмещением. Руководство пытается изыскивать для этого все возможности — обращается за поддержкой к предпринимателям, к собственникам оздоровительных учреждений с просьбой помочь разместить украинских беженцев в осенне-зимний период. Сколько мест понадобится еще неясно, где их взять, и подавно. К тому же иждивенческая позиция беженцев -  многие предпочитают жить санаториях на всем готовом - отнюдь не помогает в их решении.

По-настоящему проблема беженце коснулась пока в основном Ростовской области. Да, нам раньше в таком спешном порядке не приходилось принимать так много людей - механизмы действий еще не выработаны.

«Задача масштабная, и мы хоть не сразу, но довольно быстро отреагировали, - считает Эдуард Попов. - Но многое можно было предвидеть и заранее приготовиться. - Я бы хотел попросить официальные структуры обращаться чаще к тем, кто что называется, работает в военных условиях, а Москве к регионам, тогда реакция будет быстрее».

Пока готовился этот материал, стало известно: количество украинских беженцев, размещенных в Ростовской области превысило 40 тыс. человек.