Что стоит за «мирными инициативами» США?

Мы в СМИ
Барак Обама предлагает России сократить оперативно развёрнутые стратегические наступательные вооружения еще на треть. Комментирует член Межведомственной рабочей группы по вопросам ПРО с НАТО, консультант директора РИСИ Владимир Козин.

- Москва и Вашингтон будто поменялись ролями: не так давно - по историческим меркам - Советский Союз с постоянным упорством предлагал Соединённым Штатам разоруженческие инициативы. В подавляющем большинстве случаев за океаном от них отмахивались и обвиняли «Советы» в желании напасть на якобы "безоружную и беззащитную" Америку. Напомним, предыдущий Договор СНВ-3, относительно лимитов которого и предлагается сократить вооружение еще на одну треть, был подписан в Праге в 2010 году.

Сегодня же Барак Обама в глазах западной общественности - сущий голубь мира! Вот уже и министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле уверяет: «Важно использовать своё влияние на Россию, чтобы они поняли это предложение, и что для разоружения нужно соглашение». Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: НАТО опять пытается давить на Москву. И естественно, исключительно под благовидным предлогом «мира во всем мире». Эмоциональное выступление президента США было призвано произвести благоприятное впечатление на всех и вся. Союзники Вашингтона пришли в восторг – по определению. Москва же отреагировала весьма холодно, судя хотя бы потому, что президент не стал говорить об одновременном сокращении ядерного оружия у европейских союзников США по Североатлантическому блоку. Реакция - вполне оправданная.

Заявление о готовности сократить только «оперативно развёрнутые» СНВ двух наших государств в реальности может вновь привести к сохранению у американской стороны в резерве значительного количества «оперативно неразвёрнутых» самых мощных видов наступательных ядерных вооружений, которые можно вновь поставить на боевое дежурство. Да ведь Барак Обама даже не пояснил, к чему относятся термины «оперативно развёрнутые» и «оперативно неразвёрнутые» СНВ – к носителям или к боезарядам?

На этом Вашингтон в своих «миролюбивых инициативах» не остановился: России предложили сократить и тактическое ядерное оружие (ТЯО). И опять Западная Европа пришла в восторг: ведь этот вид ядерных вооружений никогда не был предметом официальных переговоров каких бы то ни было ядерных государств. Но в действительности Барак Обама лишь заявил, что Соединённые Штаты «будут работать со своими союзниками по НАТО в целях поиска способов крупных сокращений американских и российских тактических вооружений в Европе». Кстати говоря, слово «ядерных» в данном контексте президент опустил.

Возникает еще один вопрос: может быть, США наконец-то выведут свои ТЯО из Европы? Любой человек, мало-мальски знакомый с внешней политикой Вашингтона, понимает, о чём идет речь. Но дело даже не в этом. Представим себе, что это произойдет – в обмен, конечно, на сокращение российских ТЯО на своей европейской части, так как наших тактических ядерных средств на территории иностранных государств уже нет с середины 90-х годов. Иными словами, мы свою территорию разоружаем, а вот американцы выводят тактическое ядерное оружие с территории чужих стран. К тому же в США даже не упоминают о своем ТЯО, дислоцированном в азиатской части Турции – его вроде бы как и совсем нет.

По идее, ещё до начала – возможных - официальных переговоров с Москвой по данной проблеме Вашингтон должен вывезти своё ТЯО из Европы и Турции, демонтировав всю соответствующую инфраструктуру. Обе стороны должны иметь равные стартовые переговорные позиции до начала таких официальных дискуссий, в данном случае, их тактические ядерные средства должны находиться только на своих национальных территориях. Даже не стану говорить, что размещение американских тактических ядерных средств в Европе является прямым нарушением Договора о нераспространении ядерного оружия.

Таким образом, переговоры о дальнейших сокращениях СНВ и о каких-то ограничениях ТЯО между Россией и США будут возможны только после урегулирования проблемы размещения американской системы противоракетной обороны в Европе. Сегодня в числе задач российского тактического ядерного оружия - сдерживание американского ТЯО и сдерживание системы ПРО. Так что ни о какой передислокации этого нашего арсенала «за Урал» не может быть и речи.

Барак Обама прав, заявляя, что «мы не в полной мере будем находиться в безопасности до тех пор, пока остаётся ядерное оружие». Но тут же решительно подтвердил намерение и впредь опираться на «сильное и надёжное ядерное сдерживание». Благоразумно поставив здесь точку: ведь американское ядерное сдерживание традиционно является «наступательным ядерным сдерживанием», предусматривающим нанесение первого «превентивного и упреждающего» ядерного удара практически по любому государству мира. Как можно выстраивать безъядерный мир с такой стратегией – вопрос риторический.

Можно было бы и не возвращаться к положениям «протокола о благих намерениях», которые назвал президент США несколько дней назад. Но России придётся делать это ещё долгое время: речь идёт о новом направлении пропагандистской войны, задача которой – выставить Россию потенциальным агрессором, инициатором гонки вооружений и «мировым жандармом». То есть зеркально перевернуть ситуацию.

Вашингтону следует радикально пересмотреть свои военно-стратегические взгляды, которые укоренились в американском военно-политическом руководстве ещё в период «холодной войны». Складывается твёрдое убеждение, что Соединённые Штаты до сих пор не понимают: понятие глобальной стратегической стабильности сегодня существенно отличается от военно-стратегических концепций, которые существовали в прошлом.

Россия больше не может до бесконечности пытаться договориться с Соединёнными Штатами о выборочных сокращениях и ограничениях ядерных вооружений в условиях, когда многие другие государства наращивают свой ракетно-ядерный и противоракетный потенциал. Ну, а Барак Обама в свой второй срок пребывания на президентском посту вряд ли продемонстрирует выход, как он выражается, за рамки менталитета «холодной войны».

Что не помешает ему продолжить витиевато рассуждать на публике о своём желании быть голубем мира.