Казахстан успешно остался в стороне

Мы в СМИ
Отсутствие реальных достижений казахстанской дипломатии в период председательства этой страны в ОБСЕ не может скрыть даже мощная пиар-кампания, посвященная саммиту ОБСЕ в Астане. Никаких достижений в урегулировании ситуации с конфликтами в Евразии политики и дипломаты Казахстана предъявить не могут. Вместо этого демонстрируется лишь «надувание щек». Об этом интервью главного редактора журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждара Куртова казахстанскому изданию «Республика».

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун неожиданно высоко оценил роль Казахстана в урегулировании ситуации в Кыргызстане. Однако, по мнению экспертов, высокая оценка – дань дипломатическому политесу и не более того.

В рамках саммита ОБСЕ Нурсултан Назарбаев встретился с Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном. Который, как сообщила пресс-служба «лидера нации», «дал высокую оценку председательству Казахстана в ОБСЕ» и, в частности, «особенно выделил роль Казахстана и лично президента Нурсултана Назарбаева в стабилизации ситуации в Кыргызстане».

Какую такую «особенную роль» Нурсултана Абишевича имел в виду генсек ООН — большая загадка. Вроде бы как раз Казахстан ничем в ходе конфликтов у соседей не отличился и не выделился. Ожидали от Астаны многого — но, судя по тем же кыргызским форумам, итогом этих ожиданий стало огромное разочарование простых кыргызстанцев в Астане. Но может быть, мы не правы? Может быть, Казахстану удалось что-то стабилизировать в Кыргызстане, просто он настолько тактично и ловко сработал, что невооруженным глазом не заметно? Этот вопрос мы переадресовали экспертам.

Конфликт чужими руками не разрулить

«Никаких предложений об урегулировании ситуации в Кыргызстане, никаких прорывных решений, никакого жертвования жизнями контингента — ничего этого со стороны Казахстана не наблюдалось. Казахстан не участвовал в урегулировании кыргызской ситуации, и до сих пор, по сути, не участвует», — считает эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.

Политолог напомнил: когда Бакиев покидал территорию Кыргызстана, казахстанские власти «сделали вид, что они не в курсе дела». «Сначала Бакиев переехал на территорию Казахстана, и только после этого отправился в Беларусь. Но называть это активной позицией по разрешению кризиса я бы не стал», — отметил эксперт.

В дальнейшем Казахстан перекрыл границу с Кыргызстаном и тем самым, с точки зрения кыргызов, осложнил им ситуацию. Но этот шаг, по мнению Куртова, объясним. «Я считаю, что Казахстан поступил правильно, поскольку кыргызы использовали казахстанско-кыргызскую границу для контрабанды. Все эти годы Казахстан закрывал на это глаза, получая дивиденды от этого массового потока контрабанды, который, по некоторым оценкам, достигал $8 млрд в год. Но поставив свое соглашение в документах по Таможенному союзу, Казахстан не мог продолжать прежнюю политику и закрыл границу», — полагает аналитик.

Однако ни идей, ни прямого участия Казахстан не предложил не только в ситуации с Кыргызстаном, но и в урегулировании всех других конфликтов, которые происходят на постсоветском пространстве.

«Вообще, ситуация в Кыргызстане была очень неприятна для Казахстана, поскольку она произошла в год его председательствования в ОБСЕ, пришлась не ко времени, спутала все карты. Казахстан пытался представить себя великим миротворцем, упорно и постоянно распространял в мире мнение, что он якобы внес какой-то весомый вклад в урегулирование кыргызской ситуации, но ни по приднестровскому конфликту, ни по карабахскому, ни по грузинскому, ни по кыргызскому никаких прорывных решений Астаной предложено не было», —полагает политолог.

По словам Куртова, пошли по самому простому пути для богатого государства, каковым является Казахстан. «Это от щедрот выделять какие-то копейки, пусть даже эти копейки исчисляются десятью миллионами долларов, на гуманитарную помощь. Но это никак не влияет на улучшение ситуации в республике. Если сравнить это с той помощью, которую оказывает ООН или Россия, — это мизер», — подчеркнул Аждар Куртов.

Что реально мог бы сделать Казахстан в случае с Кыргызстаном? «Он как минимум мог оказать воздействие на экономическую ситуацию соседней страны. Казахстанский бизнес серьезно присутствует в Кыргызстане, и при Акаеве, и при Бакиеве он имел свои каналы воздействия. Но не сделал, поскольку одно дело — получать дивиденды, в том числе и не совсем законные, и совершенно другое — рисковать этими дивидендами», — заявил эксперт.

Политолог подчеркнул, Астана заняла инертную позицию не случайно. «Казахстанская политика состоит в том, чтобы не делать резких шагов. Они (дипломаты) боятся взять на себя ответственность за проведение внятной политики на международной арене, предпочитая обезьянничать, копировать чужой опыт, идти по следам, слизывать пенки там, где это выгодно. А влезать в конфликты с непредсказуемыми последствиями, где надо брать на себя ответственность, принимать решения — вот этого казахстанская дипломатия не хочет. Она пытается таскать каштаны из огня чужими руками, а там, где этого не получается, просто отступает в тень и делает вид, что что-то делает, но никакой деятельности на самом деле нет», — оценил усилия дипломатов Аждар Куртов.

Позиция же Пан Ги Муна — «это дипломатический политес, связанный с тем, что Казахстан щедро спонсировал проведение саммита ОБСЕ в Астане, что вынуждает международных дипломатов и дипломатов ООН в том числе делать реверансы в сторону Астаны, не более того», — отметил аналитик.

Спасибо, что не навредили

Эксперт Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Александр Караваев, в свою очередь, согласен с тем, что позиция Пан Ги Муна —чисто дипломатический пассаж. Но главная же услуга, которую Казахстан оказал Кыргызстану, как раз и состояла в невмешательстве, считает аналитик.

«Казахстан просто мониторил ситуацию. Но невмешательство порой бывает лучше, чем вмешательство. Взять, например, Лукашенко. Предположим, что с такой же реакцией выступил бы и Назарбаев — было бы еще хуже. Так что реагировать надо, но по-умному в содержательном плане — и с самого начала — или не реагировать вообще, ограничиваясь посылкой гумпомощи. В этом плане заявление Пан Ги Муна можно толковать так: "Спасибо, что не навредили"», —подчеркнул Караваев.

При этом, по словам эксперта, реальные механизмы и возможности влияния на ситуацию были — и не только у Казахстана. «Реакция должна была последовать по линии ОДКБ, причем, опять же, в самые первые дни, чтобы каким-то образом посодействовать предотвращению кыргызско-узбекской резни», — считает аналитик.

В результате понятно разочарование кыргызов, которые ждали от Казахстана стабилизирующего влияния, «а его не было никакого, никакой реакции в содержательном плане», полагает Караваев. «В политической риторике — да. В содержательном — нет. Учитывая, что Казахстан вносит значительную долю инвестиций в рекреационный сектор Кыргызстана, в недвижимость, учитывая приграничные торговые связи, наличие определенных связей с Бакиевым, какое-то давление на него могло быть оказано», — резюмировал эксперт.

...Вероятно, истинную роль Казахстана в некоторых процессах на постсоветском пространстве отлично понимает и сам Пан Ги Мун, и большинство гостей саммита ОБСЕ. Однако не исключено, что из уважения к хозяевам «посиделок» в ближайшие дни о выдающихся заслугах «казахстанских миротворцев» будет сказано еще немало лестных слов. Таких же далеких от реальности, как похвалы Пан Ги Муна, но от того не менее приятных уху адресата.

Автор: Вера ИЛЬИНА

01.12.2010

Источник: Информационно-аналитический портал Республика KZ