Международное сотрудничество в сфере космических технологий

Аналитика
Фактор Китая и Индии

Доклад на XXXVIII Академических чтениях по космонавтике

Интенсификация мировой космической деятельности, расширение  круга её участников, стремительный прогресс в области прикладных космических систем в условиях нарастания процессов консолидации и интеграции, глобализации разработок в аэрокосмической промышленности (в первую очередь, США и Западной Европы), создаёт долгосрочную основу для поступательного развития и углубления международного сотрудничества в сфере космических технологий.

В то же время, на современном этапе его динамика и характер претерпевают существенные изменения. В первую очередь, это связано с продолжающимся на протяжении последних лет процессом трансформации мировой космической деятельности, который выражается в завершении крупных программ и пересмотре национальных стратегий в сфере космоса ведущими космическими державами. Так, начиная с 2009 г. совокупные мировые государственные ассигнования на космические программы стабилизировались на уровне чуть более 70 млрд долл., и в ближайшие несколько лет не превысят пика, достигнутого в 2012 г. (72,9 млрд долл.). [1]

Во-вторых, в отличие от во многом схожей ситуации начала 90-х гг. прошлого века, особенностью современного этапа является диверсификация мировой космической деятельности, повышение значимости космических программ «второго уровня». Так, если в 2001 г. только 26 стран имели национальную космическую программу, при этом на США, Европу и Японию приходилось свыше 95% мировых затрат на гражданские космические программы, то к 2012 г. число участников КД достигло 57, а доля трёх лидеров сократилась до 64%. Наиболее ярко данные тенденции проявляются в Азиатском регионе, который, как ожидается, в 2013 г. обойдёт страны Европы по объёму государственных расходов на гражданские космические программы. [2]

Данный процесс уже привёл к определённым структурным сдвигам в торговле космической техникой. Так, хотя на долю США и Франции по-прежнему приходится львиная доля мирового экспорта космической техники (свыше 70%), в последние годы в число пяти крупнейших поставщиков вошли Южная Корея и Япония (которая к 2012 г. практически удвоила в стоимостном выражении объём экспорта). Существенно расширилась и география импорта, также преимущественно за счёт азиатских стран, например, Малайзии, Индонезии и Сингапура, которые за 10 последних лет увеличили объём импорта в десятки раз.[3]  В целом, Азиатско-Тихоокеанский регион уже сейчас – ведущий коммерческий и гражданский рынок для космических систем США;[4] космических услуг «под ключ» а также отдельных проектов промышленного сотрудничества в некоторых областях.

В этих условиях Китай и Индия – крупнейшие азиатские экономики, с учётом динамичного развития их ракетно-космической промышленности, огромного потенциала растущих внутренних рынков каждой из стран, а также ориентации на активное расширение международной кооперации в сфере космических технологий становятся всё более значимыми игроками.

Развитие международного сотрудничества провозглашается среди приоритетных целей космических программ Китая и Индии, рассматриваясь как один из ключевых факторов наращивания технологического и производственного потенциала национальной ракетно-космической промышленности и достижения передового мирового уровня. Государственная политика в этой сфере нацелена на решение трёх задач: глубокую модернизацию национальной космической промышленности, повышение её гибкости и эффективности; всемерное развитие широкой кооперации с ведущими мировыми компаниями для получения доступа к передовым технологиям, а также стимулирование собственных инноваций.

Китай и Индия активно развивают оба вектора: сотрудничество на региональном уровне и с ведущими космическими державами. При этом на последнем направлении растущий промышленный и технологический потенциал открывает для них новые возможности в кооперации с крупнейшими зарубежными компаниями, причём фокус постепенно смещается от передачи технологий к установлению партнёрства в сфере разработки и производства.

Так, в 2005 г. европейской компанией EADS Astrium и индийской компанией Antrix, коммерческим подразделением ИСРО, было учреждено совместное предприятие по производству спутников, изготовившее спутники связи W2M и Hylas. Также начиная с 2000-х гг. значительно активизировалось взаимодействие Индии и США, заключён целый ряд соглашений о сотрудничестве в области космических технологий, последнее из которых было подписано между в феврале 2008 г. Более того, в 2013 г. начались переговоры между ИСРО и НАСА о возможной совместной разработке спутника, что станет серьёзным изменением в подходе Соединённых Штатов к двустороннему сотрудничеству с «новыми космическими странами», до этого практически не предполагавшему передачу технологий.[5]

В то же время, имеющийся у Китая технологический и промышленный потенциал, а также ограничения на передачу технологий[6] являются причиной весьма осторожного и взвешенного подхода западных компаний к развитию двустороннего сотрудничества, которое в настоящий момент осуществляется преимущественно в области научных проектов. Китай – одна из немногих стран, которую США исключили из своей стратегии международного сотрудничества. Принятый в 2011 г. закон запрещает НАСА работать на двусторонней основе с китайскими гражданами, связанными с правительством КНР. С другой стороны, в смежных отраслях, в первую очередь в авиастроении, США и Китай активно взаимодействуют. По данным исследования PricewaterhouseCoopers, КНР, наряду с Индией, США и Россией уверенно входит в пятёрку наиболее привлекательных стран для размещения исследовательских центров и/или производства. В 2003 г. в г. Шанхай исследовательский центр открыла General Electric, в 2008 г. учреждено СП Airbus и AVIC, а в 2011 г. – GE и AVIC.

В итоге, принимая во внимание масштабы китайской космической программы, стремление других стран к сотрудничеству с Китаем, а также его постепенно сокращающееся технологическое отставание от ведущих космических держав, более вероятно, что процесс всё более глубокой интеграции КНР в мировую космическую промышленность, хотя и может замедлиться на какое-то время, но полностью воспрепятствовать ему нельзя, что будет учитываться США при выстраивании будущей стратегии взаимодействия с Китаем в сфере космических технологий.

Существенные изменения происходят и в международном сотрудничестве Китая и Индии в области космических технологий на региональном уровне, масштабы которого неуклонно возрастают на протяжении последних 10 лет. Данное направление имеет особое экономическое и политическое значение для рассматриваемых стран, давая возможность проецировать через космическую деятельность своё влияние в Азиатском регионе.

Китай и Индия стремятся позиционировать себя в качестве регионального лидера, активно развивая как двусторонние отношения и совместные проекты с отдельными странами, так и продвигая процесс структуризации регионального и многостороннего сотрудничества в области космических технологий и прикладной космонавтики в Азии.

Так, Китай является идейным вдохновителем и лидером Азиатско-тихоокеанской организации по сотрудничеству в сфере мирного космоса (APSCO), действующей с 2008 г. Индия также играет важную роль в процессе формирования регионального сотрудничества. В Индии располагается штаб-квартира Центра космического научного и технологического обучения в АТР (CCSTEAP) под эгидой UNESCAP, а кроме того, ИСРО участвует в Региональном азиатско-тихоокеанском форуме космических агентств (APRSAF), созданном в 1993 г. по инициативе Японии.

При этом качественный прорыв, достигнутый в сфере космических технологий, особенно в области средств выведения и прикладных космических систем, рассматривается Китаем и Индией в качестве базы для поступательного наращивания сотрудничества в регионе. Обеспечивая странам Азии альтернативный доступ к современным космическим технологиям, это будет способствовать повышению их технологического потенциала, расширению региональной КД и превращению региона в один из важных узлов мировой космической промышленности. Эта трансформация в долгосрочной перспективе будет вносить существенные изменения в сложившийся баланс сил и способствовать постепенному перераспределению потока технологий.



[1] Bochinger S. The Space Sector in Transition // SpaceNews.com, Apr. 15, 2013. – http://www.spacenews.com/article/opinion/34859the-space-sector-in-transition (22.08.2013)

[2] Bochinger S. The Space Sector in Transition // SpaceNews.com, Apr. 15, 2013. – http://www.spacenews.com/article/opinion/34859the-space-sector-in-transition (22.08.2013)

[3] Рассчитано по данным United Nations Commodity Trade Statistics Database - http://comtrade.un.org/db/ раздел «Экспорт космической техники (включая спутники) и суборбитальные и космические ракеты-носители (категория 880260 в Гармонизированной системе описания и кодирования товаров)»

[4] Sheldon J.,Gatling L. A New Chance for U.S.-Asian Space Cooperation / SpaceNews.Com / February 11, 2013. –  http://www.spacenews.com/article/a-new-chance-for-us-asian-space-cooperation

[5] NASA-ISRO to collaborate to develop satellite // The Malaysian Times. 2013, August 15. – http://www.themalaysiantimes.com.my/nasa-isro-to-collaborate-to-develop-satellite/ (22.08.2013)

[6] Помимо упоминавшегося эмбарго к таким ограничениям относятся ужесточение порядка экспорта аэрокосмических технологий в зарубежные страны, введённое конгрессом США в соответствии с Законом о военных ассигнованиях на 1999 фин.г., а также международные режимы в сфере экспортного контроля.