В Иракском Курдистане проходит референдум о создании нового независимого государства

Мы в СМИ
В иракском Курдистане проходит референдум, способный еще сильнее накалить и без того горячую обстановку в регионе. На голосование вынесен всего один вопрос о создании нового независимого государства: за или против? И хотя речь в данном случае идет о части современного Ирака — где курды, кстати, имеют широкую автономию — вопрос напрямую касается еще трех стран: Сирии, Турции и Ирана.

Курды проживают на территории больше 500 тысяч квадратных километров, что сопоставимо, например, с размерами Испании, больше пяти миллионов человек, примерно как население Норвегии или Финляндии. В той же Турции курдский вопрос воспринимается властями весьма болезненно, а Курдская рабочая партия там запрещена и считается террористической организацией.

В Сирии же курдские военизированные формирования успешно противостоят ИГИЛ, но война еще не окончена. Власти Ирана проведение референдума резко осудили, закрыв границу с иракской автономией.

Неуместным сегодняшнее голосование назвали во многих странах далеко за пределами региона. В первую очередь из-за непредсказуемых последствий. К чему может привести курдский сепаратизм?

«Моему сыну два с половиной месяца. Мы голосуем и за его будущее тоже. Мы специально принесли его сюда, чтобы он тоже принял участие в референдуме и увидел свое будущее», — говорит мужчина.

Будущее иракского Курдистана, каким его видят организаторы референдума — независимость от Багдада, равные права для нацменьшинств и мир со всеми соседями. Вот только достижимо ли такое будущее в нынешних реалиях? Слишком велика цена единственного вопроса в бюллетенях «Хотите ли вы, чтобы регион Курдистан и курдские территории за его пределами стали независимым государством?»

- Это просто мой второй день рождения! Вы не поверите, я ночь не спал — не мог дождаться, когда наконец начнется голосование. Я чувствую, что мы наконец станем свободными.

Как показывает история, за словами о свободе часто где-то прячется нефть. Так и сейчас. Ведь у иракских курдов, в отличие, скажем, от курдов турецких, уже была широкая автономия. Но несколько лет назад регион не поделил с центром доходы от экспорта нефти, ее гонят через Курдистан по нефтепроводу Киркук — Джейхан. Обозленный Багдад прекратил финансировать автономию, курды стали торговать нефтью сами, так что референдум о независимости — это в какой-то мере логичный итог. Логичный, но не законный. Иракские власти заявили, что голосование не признают, чиновников, участвующих в нем, уволят, и сделают все, чтобы сохранить единство страны. Более того. Против курдского волеизъявления выступили все соседи — те, с которыми курды вроде как хотели жить в мире.

«Мы должны дождаться завершения этого беззакония и решить, что делать дальше. Курды пошли на этот шаг в неподходящее время, когда иракскому правительству удалось добиться успеха в войне с терроризмом», — говорит представитель МИД Ирана Баграм Газеми.

«Это голосование, проводимое экстремистскими силами, безусловно, окажет пагубное влияние на Ирак. Разделение Ирака не только погубит эту страну, но и создаст проблемы всему региону», — подчеркивает советник министра иностранных дел Сирии Айман Сусан.

«Это совершенно неприемлемое проявление оппортунизма и сепаратизма. Последствия будут ощущаться долгие годы, и никто не может предсказать, как далеко зайдет этот конфликт у наших границ. Мы не признаем этого голосования, и меры, естественно, последуют», — заявил президент Турции Реджеп Эрдоган.

Эрдоган, конечно, слукавил, конфликт не у турецких границ, он и внутри них тоже. Проблема Курдистана — это проблема четырех стран: Ирака, Турции, Ирана и Сирии, где проживают курды; неудивительно, что эти страны проявили такое нехарактерное для них единство мнений. Иракские курды создают опасный для них прецедент.

Даже США, долгие годы бывшие как бы союзниками курдов, призвали их рассмотреть альтернативные варианты, и не идти на односторонние шаги. Это просто взорвет регион. Вот уже Иран закрывает границу на северо-западе со словами «мы вели диалог с Багдадом, а не с курдами». Вот Турция готовит санкции, если попросит Багдад, Анкара готова перекрыть нефтепровод в Джейхан, лишив курдов дохода; в одностороннем же порядке турки рассматривают варианты вплоть до силового. Но даже если иракские курды скажут «да» независимости — а они, конечно, скажут — это может и не стать рождением свободного Курдистана. Все зависит от того, какой цели добивается нынешние региональные власти, и как далеко готовы зайти.

«Объявление курдами своего стремления к независимости отнюдь не означает выхода из состава Ирака. Оно может означать приглашение к серьезному торгу, в котором курды будут иметь очень серьезные позиции. Это не означает, что надо обязательно воевать», — говорит советник директора Российского института стратегических исследований (РИСИ) Елена Супонина.

Когда принцип нерушимости границ входит в конфликт с принципом права наций на самоопределение, то есть когда по-своему правы все, любой неосторожный шаг грозит кровопролитием. Именно поэтому глава МИД России призвал находить решение путем диалога и компромисса в рамках международного права, уважая суверенитет Ирака и законные устремления курдов.

Григорий Емельянов

Курдистан Ирак сепаратизм Ближний Восток