Россия в зеркале мировых СМИ: протестантское усердие

Мы в СМИ
Эксперт РИСИ Игорь Николайчук комментирует медиастатистику - данные проекта «Россия в мире», подготовленные МИА «Россия сегодня» по итогам анализа материалов мировой прессы, посвященных российской теме, в период с 20 по 26 января.

Апология статистики

Самый знаменитый библиотекарь мира Хорхе Луис Борхес говорил, что демократия — это злоупотребление статистикой. Не нравился ему ныне принятый постмодернистский подход: право и правда у того, у кого какая-то цифра больше. Число боеголовок, число голосов или число долларов на душу населения. Видно, сохранился у Борхеса в подсознании великий проект «модерн», предполагающий возможность прорывов человечества в будущее на индивидуальной духовной нецифровой основе. Но общественное мнение, по крайней мере, на первых порах, выступает на стороне власть предержащих, а общество готово равняться в строй по шнурку.

Здесь ключевой момент для нас — наличие шнурка и место его натяжения.

Попробуем вновь использовать медиастатистику как инструмент анализа, для прояснения вопроса о том, где для западного обывателя создан пропагандистский плацдарм, с которого можно кричать в сторону России «Смерть!». Хотя бы и в переносном смысле.

20 января 2015 г. пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что Запад пытается «добиться свержения Путина». Если такие формулировки использует президентский пресс-секретарь, то значит, допекли.

Вообще-то стратегическая информационная операция по удалению Путина от власти (проект «Россия без Путина») началась 5 декабря 2011 года после выборов в Госдуму. Именно с этого момента индекс агрессивности материалов иностранных СМИ с тегом «Путин» с идиллических 0,65 подскочил до 0,90. Поскольку все это считалось на больших массивах данных, скачок более чем достоверный.

После исчерпания болотного потенциала пропагандистская обработка западного обывателя фактически целиком легла на плечи западных же журналистов, которые в 2012-2013 годах с упорством, достойным лучшего применения, обвиняли российского президента в недостаточной любви к сиротам и в судебном садизме по отношению к «восставшим девушкам в балаклавах». Средний ИА при этом вырос с 0,9 до 1,5. Тогда это казалось беспрецедентным. Ведь каждую статью надо правильно написать и правильно оплатить. А их тысячи.

Но все это кажется детскими шалостями по сравнению с 2014 годом, когда появились геополитические обвинения в «агрессивном возрождении советской красной сталинской империи». Тут индекс агрессивности подскочил с 1,5 сразу до 2,5. Как назвать такую картину? Рискну предложить следующее: «Расстрел серебряными пулями свободы слова красного вурдалака из пулемета демократии».

Посол США в Москве Джон Теффт 28 января, общаясь с пользователями социальной сети «ВКонтакте», заявил: «Мы не стремимся сменить российское правительство, но хотим смены его политики». Причем не просто «хотим», но США «совместно с союзниками прилагают все усилия для того, чтобы Россия могла иметь возможность изменить свою политику».

Наверное, так прямо не стоило бы этого говорить, но откровенность Теффта характеризует его с положительной стороны. Теперь понятно, что операция «Россия без Путина» заменена операцией «Россия без Путина и без политики Путина».

Информационная активность: ремейки и премьеры

Активность зарубежных СМИ за период c 20 по 26 января 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (с 13 по 19 января) выросла на 21% (1183 материала против 934). Наконец-то период новогоднего спокойствия кончился.

Но прирост в основном дали СМИ Германии. Немецкие журналисты доказали свою серьезность и приверженность к протестантской трудовой этике. Основная масса публикаций — мариупольский кризис, который освещался в дежурном режиме, как ремейк блока статей про бои в Новороссии летом прошлого года. Честно говоря, ни в Германии, ни в других странах украинская тема особого энтузиазма не вызывает. Гораздо более сочно освещается, например, тема санкций. Все основные страны сохранили негативное отношение к событиям в России и около нее. Общий индекс агрессивности резко вырос, хотя и не достиг устрашающих значений.

Что-то опять с поляризацией массива публикаций в Чехии. Аномально высокое число позитивных материалов связано с тем, что чехи дают отпор антироссийским информационным силам как внутри страны, так и в Европе сразу по всем фронтам. Вот пара заголовков: «Аналитик Шнайдер: Порошенко, вероятно, проиграет. США попали в собственную ловушку. Parlamentní listy, 26.01); «Йиржи Вывадил предчувствует политическое землетрясение по всей Европе: Меркель и все остальные должны поплатиться за свои ошибки, иначе мы не очнемся. Посмотрите, как хорошо партию разыгрывает Россия» Parlamentní listy, 25.01).

Индекс агрессивности: театр сумасшедших

Самым негативно нагруженным оказался сюжет «Дело Литвиненко». Его ИА равен 29. К сожалению, в России мало кто уже помнит это громкое дело девятилетней давности, которое в пиаровском отношении мастерски (настаиваем на этом определении) и нахально было разыграно в респектабельном Лондоне командой авантюристов, нанятых покойным российским бизнесменом и общественным деятелем Борисом Березовским.

Подробности этой импровизации на крови, где главную роль играли обедневшие сотрудники британских спецслужб, достойны пера писателя уровня Валентина Пикуля или даже Александра Дюма. Но то, что это дело вновь в оперативной разработке, явно неспроста.

Привлекает внимание тот факт, что впервые старое действо открыто инициировано американцами, которые якобы нашли что-то новенькое. Но цели и посылы старенькие: «Литвиненко мстит из могилы: Запись голоса шпиона демонстрирует связь между Путиным и террористом Семеном Могилевичем — в доказательство того, что Россия совершила «государственную казнь» (The Daily Mail, 24.01), или: «У США есть доказательства того, что Кремль приказал отравить Литвиненко» (ABC, 26.01).

Наш выбор: обсуждение Освенцима

Сначала процитируем рассудительную статью из Tages Anzeiger «Путин должен был бы там быть». Автор утверждает в ней, что ситуация с празднованием освобождения лагеря смерти выглядит глупо: «это как если бы на празднование высадки в Нормандии не был приглашён американский президент, например, из-за прослушивания телефонов, пыток в Гуантанамо, операций беспилотников или войны в Ираке». Резонно.

Заметим также, что кроме адекватных публикаций по ситуации с «неприглашением» нашего президента на мероприятия по случаю 70-летия освобождения Освенцима, проявилась крайне опасная тенденция поднять «хорошо разработанную тему» антисемитизма в СССР.

В заметке из The Guardian «Почему Путин должен быть в Аушвице: мы не должны забывать ни роль СССР в освобождении лагерей смерти, ни родимые пятна антисемитизма» автор обвинял советскую власть в том, что она вырезала из статей Гроссмана упоминания о страданиях еврейского народа и навязывала принцип «не разделять мёртвых», рассматривая жертв фашизма лишь как граждан СССР или Польши.

Наконец, экзотика. Шведы из Dagens Nyheter раньше всех (уже 14 января) были убеждены: Путина нельзя допускать на церемонию, ведь в России ущемляют права гомо- и транссексуалов. «27 января мы будем воздавать память не только евреям, но и гомосексуалистам, убитым нацистами», — процитировала газета председателя Центрального еврейского совета в Швеции Лену Познер-Короси, — «будет лицемерием, если Путин прибудет на церемонию».

С ЛГБТ-сообществом все ясно — у него в Европе светлое будущее. А вот с еврейским народом все гораздо сложнее. Аналитики разных национальностей после знакового антиисламского афронта в Париже прогнозируют: у Израиля могут возникнуть серьезные проблемы с соседями. Но одно ясно: как и все народы СССР, евреи в рядах Красной армии воевали с нацистами героически. И праздновать 70-летие Победы будут у себя по полной программе и искренне. Есть потенциал для взаимовыгодного геополитического сближения. Главное — начать. И выбрать правильное время.