Перезагрузка по-французски: Россия и Франция подтвердили намерения развивать партнерские отношения

Аналитика
С 1 по 3 марта состоялся государственный визит президента России Д. Медведева во Францию, обозначивший стремление сторон к возобновлению конструктивного диалога по широкому спектру насущных проблем как двустороннего, так и международного значения.

Н.Ю. Узунова,

научный сотрудник отдела евро-атлантических исследований

 

Еще до начала визита Д. Медведева во Францию экспертное сообщество опасалось, не потеряется ли его значимость в информационном пространстве из-за стихийного бедствия, обрушившегося на французские территории. С другой стороны, наблюдатели не исключали возможность того, что визит российского президента пройдет в привычной атмосфере критики со стороны прессы, что сведет на нет все усилия по изменению климата недоброжелательности по отношению к России, сложившегося последнее время, во французском общественном мнении.


О том, что подобные сценарии реальны, свидетельствует многолетний опыт наблюдения за подходом к освящению событий, связанных с Россией в СМИ этой страны, где критическая составляющая многие годы была  существенной. Однако прогнозы эти не оправдались. Подчеркнутая демонстрация французским руководством дружеских намерений и уважения к российскому президенту озадачила многих либерально настроенных наблюдателей во Франции. Пресса признает, что столь явный «прорусский» поворот «американца Сарко» застал врасплох медиасообщество, которое привыкло выдавать негативные оценки действиям России. «Руссомания возвращается во Францию!», - восклицает один из советников премьер-министра Ф. Фийона, слова которого цитирует еженедельник Le Nouvel Observateur.


Обращает на себя внимание тот факт, что политический истеблишмент, обычно чуткий к мнению скептически относящейся к России части французского общества, во всяком случае, внешне, остался глух к их увещеваниям. Известный своими антироссийскими выпадами еще с советских времен, философ и публицист А.Глюксман не скрывал своего разочарования от встречи со «своим другом» Н. Саркози за некоторое время до визита российского президента: «Беседа прошла в дружественной атмосфере, но я быстро понял, что моя позиция не услышана». Экспертное же сообщество Франции, напротив, с одобрением восприняло оптимистический настрой французского руководства по отношению к России, увидев в нем реальные подвижки в поиске решения по целому ряду насущных проблем, которые накопились за последнее время. Очевидно, что попытки увязать двусторонние отношения с внедрением в идеологию Кремля либеральных ценностей, только усугубят ситуацию. В условиях новых глобальных вызовов следует отложить философские споры до лучших времен, полагает A. Дюбьен из парижского Института международных и стратегических отношений.


Со своей стороны, российская делегация тоже предприняла усилия, чтобы избежать ненужной критики в прессе. Об этом свидетельствует выбор издания для традиционного интервью президента в преддверии визита. Paris Match – популярное издание, не заостряющее свой интерес исключительно на политике. Спокойный тон интервью Д. Медведева и обилие живописных фотографий резиденции российского президента призваны были привлечь внимание массового читателя, а не политически ангажированных правозащитников. Этот момент особенно существенен для Франции, поскольку пресса этой страны формирует общественное мнение по многим ключевым вопросам не только внутри страны, но и за рубежом. 


О той важности, которую французское руководство придало визиту Д. Медведева свидетельствует формат, насыщенность программы, а также обширность тем, предназначенных для двухстороннего обсуждения.  


Эффектно приуроченный к открытию года России во Франции, визит сразу получил «высокий старт». Это отметили многие наблюдатели, которые полагают, что уровень приема, оказанного российскому лидеру во Франции, демонстрирует серьезность намерений французской элиты по «приручению российского медведя». Франция дает понять России, что видит в ней важного стратегического партнера на континенте помимо ЕС.


Повестка дня российско-французских отношений оказалась действительно впечатляющей. На обсуждение были вынесены все самые важные темы: от иранской ядерной программы до отмены виз между ЕС и Россией. Особняком стоял вопрос покупки Москвой вертолетоносца «Mistral». Независимо от результатов переговоров, сам факт возможности такого сотрудничества между страной НАТО и государством, против которого этот альянс создавался, заслуживает внимания. Тем более, что именно этот пункт российско-французских переговоров вызвал наибольшую критику со стороны союзников Франции по альянсу. «В Вашингтоне пришли в ярость, узнав, что Н. Саркози официально подтвердил факт «эксклюзивных переговоров» с Россией относительно продажи ей судна класса «Mistral», - пишет английская The Guardian.


Эксклюзивным можно назвать и подписание соглашений в энергетической сфере, по  которым Франция официально вступает в ряды партнеров Северного и Южного потоков. Близкие же к атлантическим кругам комментаторы обрушили критику на президента Саркози за потворство российским планам энергетической «оккупации» Европы, поскольку присоединение Франции к российским трубопроводам серьезно осложняет, если не ставит крест на альтернативных проектах типа Nabucco.


На встрече с французским бизнес-сообществом Д. Медведев, со своей стороны, обозначил приоритетный интерес российского государства в развитии деловых связей с Францией. На этот раз обиделась Германия, которая оберегает свое лидерство среди других стран Евросоюза по сотрудничеству с Россией. «Вброшенные в общественное сознание понятия «новой Антанты» или «стратегического партнерства» сбивают с толку. Медведева интересуют не исторические реминисценции, а актуальная ситуация «здесь и теперь». Политически и экономически Германия является для него более важным партнером, нежели Франция. Для стратегической переориентации на Париж у Медведева нет причин», - заявляет немецкая Neue Osnabrücker Zeitung.


Париж вслед за Берлином и Римом пришел к осознанию того, что конструктивные отношения с Россией становятся существенным ресурсом в достижении регионального лидерства. По этому вопросу Франция долгие годы конкурирует с Германией, поскольку обе они претендуют на первые позиции в Европе. Россия остается в выигрыше при любом раскладе, кроме откровенной конфронтации, которая, в свою очередь, выгодна США, играющим в свою игру на европейском континенте.


Подчеркнуто оптимистическая атмосфера приема российского лидера в Париже стала продолжением политики Елисейского дворца в отношении России последних десяти лет, когда постепенно в двусторонние контакты стало возвращаться взаимное доверие, подорванное в 1990 гг. из-за чеченских событий.


Французские правозащитники ставят в упрек Н. Саркози возвращение его политики к эпохе Ж.Ширака, который, по их мнению, в открытую демонстрировал свои пророссийские симпатии. В целом, французская элита, признавая наличие серьезных проблем в российском обществе, не считает их угрожающими с точки зрения принадлежности России к семье европейских народов.


«Изящным обрамлением» для визита российского президента стало, как отмечалось, открытие года России во Франции и Франции в России. Российская сторона привезла для показа лучшие, проверенные временем образцы русского искусства. И хотя некоторые французские эксперты полагают, что балет, Достоевский и иконы не отражают современного состояния российского общества, многочисленные исследования подтверждают, что независимо от времени и обстоятельств, классическое русское искусство продолжает формировать положительный образ России за рубежом.


Словом, визит президента Д.Медведева во Францию продемонстрировал, что личные контакты лидеров и развитие двухсторонних отношений остаются эффективными инструментами решения насущных проблем в новых условиях на мировой арене, а особенно со странами Старой Европы.