Российский Дальний Восток: иммунитет против санкций

Аналитика
Следует ожидать всплеска активности азиатских партнёров и проявлений реальной заботы центра России

Реакцией Соединённых Штатов Америки и стран Европейского союза на вхождение Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации и развитие событий на юго-востоке Украины явилось введение санкций в отношении РФ. Прогнозы вероятных последствий их применения на примере дальневосточных регионов позволяют сделать на этот счёт определённые выводы.

Вопреки распространяемому определёнными кругами мнению о том, что в результате ограничительных мер Запада пострадают инфраструктурные проекты, реализуемые на Дальнем Востоке и, в частности, в Приморском крае, можно утверждать, что этого не произойдёт. На то есть ряд причин.

Во-первых, основной объём финансирования дальневосточных регионов России поступает из федерального бюджета. Здесь видится только одна опасность: эксперты уже отметили после владивостокского саммита АТЭС-2012 некоторое сокращение бюджетных поступлений. Деньги региону жизненно необходимы, а в условиях международной турбулентности существует определённое опасение, что Дальний Восток получит их в последнюю очередь. Вместе с тем следует помнить об огромном внимании руководства страны к развитию региона и его исключительной важности для экономической, социальной и военной безопасности России с учётом снижения интенсивности сотрудничества на «западном направлении».

Во-вторых, значительные средства на развитие Приморского края предусмотрены со стороны российских инвесторов, главные из которых «Роснефть» и «Транснефть», «Газпром», «Аэрофлот», а также частные структуры. Наложенные запреты на въезд в США и страны ЕС для глав данных компаний, видимо будут стимулировать их инвестиции в проекты на российском рынке и, в частности, на Дальнем Востоке.

В-третьих, правительственные инициативы по развитию Дальнего Востока и Забайкалья, а также меры по развитию регионов, предпринимаемые на уровне субъектов Федерации, предполагают расширение возможностей для иностранных партнёров. В госпрограмме «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года» на долю иностранных инвесторов, по разным оценкам, отводится до 10-15% всего финансирования проектной деятельности из общей суммы в 110 млрд рублей ежегодно.

Но интересно даже другое. Главный торгово-экономический партнёр Дальнего Востока и Приморского края – Китайская Народная Республика. Внешнеторговый оборот Приморского края с КНР в 2013 году, по данным Приморскстата, превысил 6,5 млрд долл. Имеется тенденция к росту, которая только укрепится в свете позитивных итогов визита В.В.Путина в Китай и заявленного сторонами намерения довести российско-китайский товарооборот до 200 млрд долл. к 2020 году. После некоторого падения вырос и объём китайских инвестиций в Приморье до 31,3 млн долл.

Вопреки голосу «синофобов», утверждающих, что всё происходящее на Западе поставит Москву в сильнейшую зависимость от Пекина, растут объёмы сотрудничества и с другими государствами АТР. Концепция внешней политики РФ 2013 года выделяет АТР в качестве одного из приоритетных направлений сотрудничества и говорит о необходимости диверсифицировать систему партнёрства. В мае 2014 года председатель правительства РФ Д.А.Медведев подчеркнул, что России «следует наращивать своё присутствие на рынках АТР, прежде всего в сферах энергетики, космонавтики и авиации». Представители государств региона также неоднократно выражали заинтересованность в расширении взаимовыгодного сотрудничества с Россией.

Ряд крупнейших проектов, реализуемых в Приморском крае, связан с Республикой Корея. Товарооборот края с ней составил в 2013 году 2,25 млрд долл., однако объём инвестиций сократился до 22,2 млн долл. Некоторые затруднения на пути углубления сотрудничества, скорее всего, носят временный характер и связаны с «пробуксовкой» ряда проектов – строительства завода Hyundai, верфи «Звезда»-DSME – главным образом из-за бюрократических проволочек. Тем не менее, корейские партнёры продолжают предлагать всё новые проекты, в том числе и с привлечением рабочей силы из КНДР. Крайне важно, что у Москвы и Сеула нет противоречий ни в экономике, ни в политике. Следует отметить, что Республика Корея, хотя и не поддержала Россию по Крыму в Совете Безопасности ООН, однако воздержалась от введения санкций, даже после визита Б.Обамы в Сеул.

Япония с недавнего времени демонстрирует уверенный рост как по товарообороту, так и по объёмам инвестиционной деятельности в Приморье. Во многом это стало возможным благодаря рабочему характеру отношений лидеров двух государств и устоявшемуся пониманию в Токио, что Россия – важный партнёр, привлекательность сотрудничества с которым явно перевешивает перспективу обсуждения застарелого конфликта вокруг спорных островов в выгодном для Японии ключе.

В этих условиях решение Токио присоединиться к западному режиму санкций против России после визита в Японию Б.Обамы выглядит как демонстрация политической незрелости и несамостоятельности. Вызывают крайнее недоумение инсинуации вокруг отмены приглашения президенту России В.Путину посетить Японию осенью этого года. Тем самым администрация Абэ фактически ставит под удар результаты кропотливой двусторонней работы в течение последних двух лет. В этом контексте действия России по проведению учений в районе Южных Курил и активная модернизация военной и гражданской инфраструктуры на островах уменьшают надежды японцев на решение территориального спора на их условиях. Остаётся надеяться, что перспективы сотрудничества Японии с дальневосточными российскими региона в таких многообещающих отраслях как нефте- и газохимия, производство высокотехнологичной продукции, всё же окажется более весомым аргументом, нежели призрачная готовность Вашингтона защищать японские интересы в АТР. Хочется верить, что российско-японские отношения всё же продолжат выстраиваться в двустороннем формате, в том числе по признанной успешной схеме «2+2» (министры обороны и иностранных дел двух стран). Премьер-министр Абэ поспешил подтвердить готовность принять главу российского государства нынешней осенью, однако столь сильная подверженность японцев внешнему влиянию может существенно затруднить развитие партнёрства с Москвой.

Весьма важны для России государства, входящие в Ассоциацию стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Каких-то ощутимых санкций в отношении России они не вводили, а в отношении Приморского края демонстрируют устойчивый интерес. Бесспорные экономические лидеры региона – Сингапур, Малайзия, Вьетнам, Таиланд, Индонезия – давние партнёры Приморья, связи с которыми пусть пока и не носят интенсивный характер, однако имеют значительный потенциал развития. Товарооборот Приморья со странами АСЕАН в 2013 году составил порядка 440 млн долл., из которых половина приходится на Вьетнам и Сингапур.

Примечательно, что ещё один давний партнёр российского Дальнего Востока – Индия – не поддержала западные санкции и выразила готовность продолжать сотрудничество с Россией. К сожалению, в Приморье индийское присутствие пока не особенно ощутимо, инвестиции практически отсутствуют, товарооборот не превышает 25 млн долл., но потенциал двустороннего сотрудничества огромен.

Что касается сотрудничества Приморского края с государствами, которые ввели санкции в отношении РФ, то оно и до этого было не слишком оживлённым. Австралия и Канада, присоединившиеся к американским инициативам, и ранее не использовали весь потенциал сотрудничества – объём инвестиций ничтожно мал, а совокупный внешнеторговый оборот этих стран с Приморьем колебался в пределах 60-70 млн долл. Эти государства могут потерять гораздо больше в результате своей позиции, поскольку конкурировать с азиатскими государствами на российском рынке им будет ещё сложнее.

Огромное сожаление вызывает позиция США в отношении РФ, что, несомненно, скажется и на сотрудничестве американских компаний и территорий с Приморьем. Генеральное консульство США во Владивостоке функционирует уже более 20 лет, Владивосток имеет давние связи со штатами Калифорния, Вашингтон, Орегон, Аляска. Однако США, несмотря на интерес к экономическим проектам на Дальнем Востоке и в Приморье, практически не ведут инвестиционной деятельности. Товарооборот с Приморьем сохраняется на уровне 190 млн долл., что менее 2% от общего объёма российско-американского товарооборота. Американские компании проявляли интерес к строительству промышленных объектов, социальной инфраструктуры, жилых домов в Приморье, к участию в транспортных и нефтегазовых проектах, вхождению в аграрный сектор, что было видно и на традиционных совещаниях Российско-американского тихоокеанского партнёрства (РАТОП). Вместе с тем на Санкт-Петербургском экономическом форуме-2014 в мае бросалось в глаза состояние дискомфорта, которое испытывали американские бизнесмены, лишённые возможности реализовать свои проекты в условиях жесточайшего административного давления со стороны Вашингтона.

Общий вывод скорее всего таков, что санкции США и их союзников едва ли смогут негативным образом отразиться на дальневосточниках. Напротив, в этих условиях следует ожидать всплеска активности азиатских партнёров и проявлений реальной заботы центра о российском Дальнем Востоке, который становится не столько «форпостом», сколько «воротами» в Тихоокеанскую Азию.