Норвежский Нобелевский комитет и завещание Нобеля

Мы в СМИ
В день памяти Альфреда Нобеля, 10 декабря, заседающий в Осло Норвежский Нобелевский комитет вручает Нобелевскую премию мира. Эта премия — самая авторитетная в мире награда за миротворческую или гуманитарную деятельность. Между тем, лауреаты этой премии последних лет и официальные причины их награждения, мягко говоря, не бесспорны. Это ставит под сомнение престиж Нобелевской премии мира. А сам механизм принятия решений Норвежского Нобелевского комитета вызывает много вопросов. 

Наступит ли мир Колумбии?

В этом году Нобелевской премии мира удостоился президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос за усилия «по прекращению» вооруженного конфликта между правительственными силами и повстанцами из «Революционных вооруженных сил Колумбии» (РВСК). Но прекратится ли этот колумбийский конфликт, унесший за 40 лет почти 200 тысяч жизней? Подписанный властями и РВСК 27 сентября этого года договор о мире был вынесен на народный референдум, состоявшийся 2 октября, и был отвергнут большинством колумбийцев. РВСК причастны к наркоторговле и убийствам тысяч мирных крестьян, которые отказались сотрудничать с «партизанами» в производстве и сбыте кокаина. Все виновные в этих убийствах, по мирному соглашению, получили бы амнистию и избежали бы суда.

Сантос был назван лауреатом премии мира 7 октября, а за пять дней до этого, 2 октября, колумбийцы проголосовали против мира с партизанами на условиях Сантоса. Поэтому решение Комитета, как минимум, странно. Позже Сантос подписал второе соглашение с РВСК и вынес его на повторное утверждение — но уже подконтрольного ему парламента, который, естественно, всё одобрил. Теперь он едет в Осло за наградой как настоящий миротворец. Вдобавок госсекретарь США Джон Керри заявил, что он «приветствует новое мирное соглашение» в Колумбии.

А о том, что Колумбия осталась расколотой на две части, и далека от мира, никто и не вспомнит. Да и нужно ли это Норвежскому Нобелевскому комитету?

Цена Нобелевской премии для Никарагуа

Чтобы ответить на этот вопрос, надо заглянуть в историю присуждения премии мира. Например, бывший президент Коста-Рики Оскар Ариас Санчес, который в 1987 году на встрече президентов стран Центральной Америки в гватемальском городке Эскипулас выдвинул план мирного урегулирования в странах Центральной Америки. И в тот же год Ариас получил за это Нобелевскую премию мира, что было для всех большим удивлением, поскольку реальным миром в этом регионе не пало. Да и мир ли был нужен Ариасу и США, которые его «консультировали»?

Главным пунктом «мирного плана» была Никарагуа. Эта страна, поддерживаемая СССР и Кубой, вела вооруженную борьбу против так называемых контрас, которые финансировались и вооружались Вашингтоном. Штаты силами контрас пытались скинуть «просоветский» режим президента Даниэля Ортеги, который вслед за Кубой вел открытую антиамериканскую политику и подавал опасный пример другим странам континента.

Контрас не добились военного успеха. И США сделали ставку на смену власти в Никарагуа политическим путем. Вот тут, неожиданно для всех, и всплыл Ариас со своим мирным планом, главным пунктом которого было проведение в Никарагуа «свободных президентских выборов». Только спустя время стало понятно, что этот план был организован американцами и осуществлялся под их руководством.

Руководство Никарагуа приняло за чистую монету мирный план Ариаса, «освященный» Нобелевским комитетом, и обязалось провести президентские выборы в феврале 1990 года. В результате никарагуанская гражданская оппозиция одержала победу. Но как? Она получала массированные долларовые вливания из США и инструкции из американского посольства в Манагуа. Оппозиция вела на американские деньги профессиональную агитацию и пропаганду, подкупая в ходе избирательной кампании целые деревни неграмотных никарагуанских крестьян. Сандинисты проиграли выборы. Президентом стала Виолетта Барриос де Чаморро — миловидная старушка, которая ничего не понимала ни в политике, ни в экономике, но советниками которой были всё те же специалисты из посольства США. Никарагуа вновь надолго вернулась под сень американского влияния.

Сейчас, на фоне событий на Украине и в Грузии, становится ясно, что уже в конце 80-х в Никарагуа Соединенными Штатами была совершена первая «цветная» революция. И ключевую роль в этом сыграл Норвежский Нобелевский комитет.

Джимми Картер, Барак Обама и другие…

Вспомним еще несколько характерных эпизодов. В 1998 году, в канун объявления очередного лауреата премии мира, в Осло прибыл бывший президент США Джимми Картер. Он даже привёз в качестве подарка городу Осло абстрактную скульптуру, которую установили у древнего замка Акерсхус. И что же? В 2002 году Картер был объявлен лауреатом премии мира «за десятилетия неустанных усилий по мирному улаживанию конфликтов во всем мире…»

В 2007 году премию мира получил бывший вице-президент США Альберт Гор за «изучение последствий глобальных климатических изменений, вызванных деятельностью человека».

Апофеозом абсурда стало вручение премии мира в 2009 году президенту США Бараку Обаме «за экстраординарные усилия в укреплении международной дипломатии и сотрудничество между людьми». Даже секретарь Норвежского Нобелевского комитета Гейр Лундестад заявил позже, что «Барак Обама не оправдал тех надежд, которые на него возлагались».

Не могу не поставить в этот ряд премию мира за 1990 год, которую получил Михаил Горбачев «в знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества».

А судьи кто?

Альфред Нобель, шведский фабрикант и изобретатель динамита, оставил после себя огромное состояние. В своем завещании, которое написано 27 ноября 1895 года, примерно за год смерти, Нобель распорядился создать фонд на основе своих капиталов, проценты из которого будут выдаваться ежегодно в виде четырех премий по физике, химии, физиологии и медицине, а также за наиболее значительное литературное произведение. Лауреаты этих премий определяются в Стокгольме.

Нобель завещал, чтобы лауреат пятой премии — премии мира — выбирался комитетом из пяти членов, который, в свою очередь, избирался бы норвежским стортингом (парламентом). Как принято считать, Нобель исходил из того, что члены парламента Норвегии, не имевшей в тот момент собственной внешней политики, будут объективными при выборе лауреатов. В тот момент Норвегия была частью единого со Швецией государства — Шведско-Норвежской унии, — в котором все важнейшие государственные решения принимались в Стокгольме.

Норвегия получила независимость в 1905 году. Но завещание Нобеля, написанное в других политических обстоятельствах, не менялось. Однако до сего дня члены Норвежского Нобелевского комитета по-прежнему выбираются стортингом из числа норвежских общественно-политических деятелей. Принято считать, что они независимы от стортинга. Так мне в свое время во время нашей беседы в Осло говорил бывший секретарь Норвежского Нобелевского комитета Гейр Лундестад. Он показал мне «зелёную комнату», в которой происходят заседания пяти членов Комитета. Во время заседаний в эту комнату никто не имеет права заходить.

Кружок по интересам

Но членам Комитета никто не запрещает общаться со всем миром вне «зеленой комнаты». Комитет присуждает премии, исходя из личных представлений его членов о добре и зле. А кто сказал, что их представления являются эталоном? Кто и как гарантирует, что они не подвержены влиянию? Кто контролирует их контакты с внешним миром? Или они живут вне общества? Или норвежский стортинг, который их выбирает, сегодня аполитичен, каким он, вероятно, был в годы жизни Нобеля?

Идея Нобеля выдавать премии из средств своего наследства привлекла к себе внимание своей оригинальностью и, конечно, гигантской суммой премии.

Последний фактор стал главным притягательным моментом. Затем слава и престиж перевесили денежную составляющую. Кстати, в последние годы, в зависимости от доходов Нобелевского фонда, сумма премии колеблется в районе миллиона евро.

На первых порах Нобелевский комитет было трудно заподозрить в предвзятости. Примеров оправданного присуждения премии известным деятелям движения за мир в первые десятилетия деятельности Комитета было множество (хотя, как мне кажется, Комитет и тогда не смог избежать местечковых решений).

Но сегодня мы видим совершенно другую картину. Члены Комитета — никому не известные люди. Какими принципами руководствовался стортинг, их выбирая, неясно. Члены Комитета выбирают «самого достойного» лауреата, исходя из своего сугубо личного мнения. И это мнение затем выдаётся за «откровение», которое совсем небесспорно. Тем не менее, весь мир должен принять это решение и ему аплодировать.

Норвежский Нобелевский комитет стал частью бренда Норвегии как государства, которое отнюдь не нейтрально, но постоянно пытается рядиться в тогу миротворца. Норвегия — это прежде всего форпост НАТО на севере Европы, она прочно вписана в парадигму западного мышления. И потому Норвежский Нобелевский комитет уже давно руководствуется интересами и ценностями так называемого коллективного Запада, которые отнюдь не отвечают интересам человечества в целом.

Сегодня надо признать: либо Норвежский комитет отнюдь не объективен и совсем не беспристрастен, либо у Комитета кризис жанра. В таком случае ему не следует, как прежде, претендовать на роль ментора и арбитра в международных делах.

идеология Запад ЕС Нобелевская премия