На выборах в парламент Японии правящая коалиция сохранила 2/3 мест

Аналитика
Однако плебисцит не снимает внутриполитическую напряжённость в стране

Прошедшие 22 октября 2017 года досрочные выборы в нижнюю палату парламента Японии явили собой одну из кульминационных точек в борьбе премьер-министра Синдзо Абэ за поддержку населения. Внутриполитические скандалы, затронувшие в том числе самого С.Абэ и приведшие к отставке кабинета министров в августе 2017 года, а также активизация деятельности политических противников возглавляемой им Либерально-демократической партии (ЛДП) создали атмосферу некоторой интриги вокруг выборов в палату представителей, изначально планировавшихся на декабрь 2018 года. Назначенный для избирательной кампании момент практически гарантировал победу правящей коалиции в составе ЛДП и партии Комэйто. Но под вопросом чуть было не оказывалась их возможность сохранить столь необходимые С.Абэ 2/3 мест[1] в парламенте, гарантирующие возможность вынесения на обсуждение конституционных поправок, ставших его ключевой целью на посту премьер-министра страны.

Внимание СМИ в период проведения столь стремительной кампании было приковано к новой политической силе, заявившей о себе буквально накануне роспуска палаты. Губернатор Токио Юрико Коикэ, одержавшая уверенную победу над ЛДП в ходе июльских выборов в Токийское законодательное собрание, вышла на национальный уровень во главе Партии Надежды, основу которой составили выходцы из бывшей Демократической партии Японии (ДП). Несколько авторитарный и реформистский стиль ведения политической игры Ю.Коикэ первоначально позволил говорить о серьезном вызове для сохранения конституционного или абсолютного большинства[2] в парламенте за правящей коалицией. Вместе с тем, не вошедшие в Партию Надежды представители ДП сформировали новую Конституционно-демократическую партию Японии, которая, по сути, разделила с Партией Надежды голоса против ЛДП.

На прошедших выборах впервые с момента принятия соответствующих поправок в законодательстве страны смогла принять участие и отдать свой голос молодежь в возрасте от 18 лет (ранее к голосованию допускались граждане от 20 лет[3]). Японские наблюдатели отмечали, что возрастная группа от 18 до 29 лет значительно больше, чем старшее поколение, одобряет проводимую руководством страны политику (во многом благодаря высоким показателям трудоустройства, 97,6 % в 2017 года, среди выпускников высших учебных заведений). Кроме того, японское общество традиционно демонстрирует консервативный подход к избирательному процессу. В результате скандалы и общая не во всем благоприятная ситуация в экономике не оказали решающего влияния на исход выборов. Безусловно, это объясняется не только заслугами самого премьер-министра С.Абэ и его соратников, но и слабостью и разобщенностью оппозиции, которая не всегда может предложить нечто радикально новое в противовес повестке правящей коалиции.

Основным камнем преткновения между правящей коалицией и оппозицией на сегодняшний день в Японии является вопрос о повышении потребительского налога с нынешних 8 до 10 % в октябре 2019 года. ЛДП настаивает на необходимости данного шага, откладывавшегося уже несколько раз. Позиции противников С.Абэ в данном вопросе разделяются на необходимость заморозки этого повышения до достижения устойчивого роста экономики и полный отказ от повышения налога.

Наибольшее единство политические силы Японии демонстрируют в вопросе политики в отношении КНДР. Не случайно, что именно необходимостью получить народный мандат на дальнейшее проведение жесткой линии в отношении Северной Кореи премьер-министр С.Абэ мотивировал роспуск нижней палаты парламента и проведение досрочных выборов. Из всех японских политических партий только Коммунистическая партия выступила с явным осуждением давления на Пхеньян, в то время как остальные в основном придерживаются формулы «санкции как инструмент принуждения к диалогу».

Однако отсутствует аналогичное согласие в японском политическом мире и обществе относительно вопросов обороны и безопасности. Конституционное большинство в 2/3 мест, безусловно, стало крупной победой лично С.Абэ и правящей коалиции ЛДП и партии Комэйто. Эту победу можно было бы рассматривать не столько как получение мандата на продолжение жесткой линии в отношении КНДР, сколько мандата на проведение запланированных премьер-министром реформ в экономической и оборонной сферах. Но крайне низкие показатели избирательной явки в 53,68% демонстрируют проблемы и недовольство народа существующим положением дел в японской политике. Признавая этот факт, премьер-министр крайне острожен в своих высказываниях относительно будущего конституционных поправок. На первый план он выдвигает необходимость углубления общественного понимания правительственных предложений в сфере обороны и пересмотра конституции, что напоминает об уроках принятия поправок к оборонному законодательству в сентябре 2015 года. Тогда они спровоцировали общественные волнения, как отмечают эксперты, именно потому что руководство страны так и не смогло объяснить народу их важность.

В целом же на фоне проходящего XIX съезда Компартии Китая и предстоящих визитов американского президента Дональда Трампа в ряд азиатских государств в начале ноября 2017 года успешное для ЛДП завершение досрочных выборов в парламент Японии позволяет С.Абэ укрепить свои международные позиции, что крайне важно для страны в условиях сложной региональной обстановки. Однако оно не снимает в полной мере внутриполитическую напряженность в Японии.

[1] Конституционное большинство в 2/3 – 310 мест из 465 в нижней палате парламента. Правящая коалиция набрала 312.

[2] 261 место, позволяет контролировать все постоянные комитеты парламента.

[3] Возраст совершеннолетия в Японии.

Синдзо Абэ выборы в парламент Япония