Аждар Куртов: Ирану дали несколько месяцев, чтобы встать на колени

Мы в СМИ
Обострение ситуации вокруг Ирана подталкивает аналитиков к самым мрачным прогнозам. Согласно одному из них, реальные боевые действия США против Исламской республики могли начаться уже в конце января, то есть, со дня на день. О возможном развитии событий в интервью IslamNews рассказал политолог, старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Аждар Куртов.


Обострение ситуации вокруг Ирана подталкивает аналитиков к самым мрачным прогнозам. Согласно одному из них, реальные боевые действия США против Исламской республики могли начаться уже в конце января, то есть, со дня на день. О возможном развитии событий в интервью IslamNews рассказал политолог, старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Аждар Куртов.


– Аждар Аширович, прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию вокруг Ирана. В контексте ужесточения санкций против исламской республики странами Запада и ответных угроз Тегерана перекрыть Ормузский пролив война видится практически неизбежной. Так ли это, или еще остаются возможности для дипломатических маневров?

– События последнего времени – я имею в виду не только дни, недели или месяцы, но и несколько последних лет – свидетельствуют о том, что США и их союзники по Североатлантическому альянсу и ЕС весьма последовательно и наступательно ведут к началу военных действий. Причем истинная причина такого наступления на интересы Тегерана состоит вовсе не в обвинениях в стремлении к обладанию ядерным оружием, и даже не в переделе мирового рынка нефти с целью захвата нефтяных ресурсов Ирана. Американцы плохо скрывают свою истинную цель, которая заключается в том, что их не устраивает нынешний политический режимв Тегеране. Они стремятся демонтировать его, заменить, с одной стороны, более светским режимом, с другой, – режимом, более отвечающим интересам США. Вот эта цель, скорее всего, будет достигаться ими, несмотря ни на какие возможные издержки.

Кроме того, когда мы говорим о возможной войне против Ирана, мы имеем в виду классический военный конфликт, то есть, военное столкновение между вооруженными силами разных государств. Но, на самом деле, война против Ирана уже идет – в том числе, информационная (мы видим это и в западных, и в отечественных СМИ), торговая (и последние объявленные санкции – один из эпизодов этой войны). И, к сожалению, идет война уже диверсионная. Напомню: в конце прошлого года американцы постарались обвинить иранцев в том, что, якобы, при их помощи планировалось покушение на посла Саудовской Аравии в США. Никаких достаточных и объективных доказательств этой версии представлено не было. Но, тем не менее, общественное мнение в связи с этой якобы реальной угрозой мобилизовали, и даже внесли соответствующую резолюцию в Совет безопасности ООН. Сейчас история, в известной степени, повторяется. Появились сообщения (и они намеренно раскручиваются в СМИ) о том, что якобы иранцы готовили покушение на саудовцев уже в Азербайджане. Идет подготовка общественного мнения: дескать, существует достаточно поводов для того, чтобы дать отпор "агрессивному иранскому режиму", и чем раньше это произойдет, тем лучше.

– Тем не менее, некоторые наблюдатели полагают, что американский удар по Ирану, если он произойдет, все же будет нацелен не на смену политического режима в стране,а на ослабление международного и регионального влияния Ирана…


Аджар Куртов уверен, что война против Ирана уже началась

– Иранцы – это достаточно специфическая нация, имеющая за плечами более чем 2,5-тысячелетнюю историю государственности. Нация, которая исторически всегда претендовала и сможет претендовать по праву на региональное лидерство. Поэтому речь идет именно о попытках сменить режим, а вовсе не ударить по рукам и по региональным амбициям.

– Как известно, в результате терактов погиб ряд иранских ученных-ядерщиков (иранские власти обвинили в терактах спецслужбы США и Израиля). Как сообщили на днях иранские СМИ, в течение пяти дней скоропостижно скончались еще четыре высокопоставленных сотрудника Корпуса стражей исламской революции, занимавшиеся секретными военными разработками. Официальные причины смерти военных – инсульты и сердечные приступы. А как вы объясните эти события?

– В самом Иране американцы и их союзники из Израиля тоже действуют весьма активно. Вышеназванные события – реальные диверсионные акты. Всем понятно, что за этим могли стоять только две страны: Израиль, который практикует подобные мероприятия во многих странах мира, и США. Более того, ряд высокопоставленных политиков в самих Штатах считает подобного рода действия – убийство гражданских специалистов по обвинению в том, что они, якобы, причастны к ядерной программе Ирана – вполне обычной практикой. Так что, повторюсь, все события свидетельствуют о том, что идет широкомасштабная подготовка к войне.

– Адекватны ли версии, заложенные в основу обвинений Ирана (его стремление к обладанию ядерным оружием)?

– Не могу не отметить: никаких четких доказательств в пользу этой версии пока что не существует, и общественности не предъявлено. Даже новый введенный в эксплуатацию завод позволяет обогащать уран примерно до 20%, а этого явно недостаточно для создания оружейного плутония. Более того, если мы вспомним факты из истории, эта версия не выдерживает критики – поскольку единственная страна, которая в мировой истории применяла ядерное оружие, это ни кто иной, как США, обрушившие ядерный удар в августе 1945 года на два японских города. Можно привести еще ряд любопытных фактов. В 1967 году в Иран был поставлен первый ядерный реактор. И кто его поставил? США. Именно союзники США – такие, как Франция, ФРГ – при иранском шахе (в 60-х гг) вели переговоры и договорились о строительстве в Иране атомных электростанций. В тот период это не вызывало никаких возражений ни в Вашингтоне, ни в Париже, ни в Бонне.

– Почему?

– Да потому, что иранский шах вел политику, вполне соответствующую национальным интересам США. И был, что называется, угоден ко двору. Как только в 1979 году произошла исламская революция, новый иранский режим вошел в конфронтацию с политикой США, и после этого на него и посыпались разного рода обвинения.

– В ноябре кандидат в президенты США, республиканец Рик Санторум намекнул России на то, что помощь Ирану в развитии его ядерной программы чревата последствиями. В частности, в России, по его словам, уже находили трупы ядерщиков, работающих с Ираном, а в случае своего избрания он выдал бы санкции на продолжение подобных операций. Как вы можете охарактеризовать подобные заявления? И как усугубление конфликта Ирана с Западом отразится на России – в том числе, в части российско-американских отношений?

– Не могу не отметить в этой связи следующее. Американцы часто гордятся тем, что придерживаются высокогуманных стандартов прав человека. В соответствии с этими стандартами, право на жизнь – основное право человека, и его лишение может осуществляться только по решению суда, и только в случае каких-то тяжких преступлений. В данном случае, мы на деле имеем практику, когда без решения суда, без доказательств вины конкретного человека его лишают жизни только в конъюнктурных интересах какой-то страны, что совершенно недопустимо. Недопустимо также то, что к этому процессу искусственно пытаются привязать РФ – якобы российские ядерщики помогают Ирану создавать ядерное оружие. Повторяю: тот факт, что Иран активно сотрудничал в этом плане и с американцами, и с немцами, и с французами, и с рядом других стран, свидетельствует об обратном.

В целом же, конечно, России все это совершенно не нужно, поскольку затрагивает наши национальные интересы – и в планетарном, и в региональном масштабе. Пусть Иран не является нашим непосредственным соседом, но когда-то он был таковым, во времена СССР. У нас есть еще неопределенные границы в Каспийском море. В любом случае, то, что США, пренебрегая нормами международного права, берут на себя полномочия определять, кто достоин проводить суверенную политику во внешнем мире, а кто не достоин, – это совершенно недопустимо. Я думаю, что России нет необходимости солидаризироваться с такой агрессивной политикой США – более того, ей надо активно противостоять.

– Американские военные заявляли о том, что для США "предельной чертой", за которой последует неизбежное применение военной силы против Ирана, станет решение иранских властей перекрыть Ормузский пролив в случае введения Западом санкций на экспорт нефти из Исламской республики. Как, по-вашему, сейчас будут развиваться события?

– С одной стороны, ряд экспертов полагает, что американцам – по крайней мере, действующему президенту Бараку Обаме – невыгодно в период избирательной кампании ввязываться в какие-то новые военные действия. С другой стороны, для того, чтобы прикрыть какие-то провалы во внутренней политике, консолидировать внешнюю политику европейских стран под эгидой покровительства США, они могут это сделать. А фактор угрозы Ирана сейчас, в период предвыборной кампании в США, активно используется. Многие противники демократов из стана республиканцев заявляют о согласии с нанесением военного удара по Ирану.

Что до угроз Тегерана, я полагаю, что некоторые иранские военные допустили ошибку, заявив о возможности Ирана перекрыть Ормузский пролив. Но это было сказано в ответ на агрессивные действия США, которые в этом проливе уже присутствуют в виде крупнейшей военной эскадры, состоящей из нескольких авианосцев. Ормузский пролив – это не только жизненно важная артерия. С правовой точки зрения, он имеет признаки международного канала. В этом случае угрозы Ирана затрагивают интересы многих государств, и в мировой практике известны случаи вмешательства и воспрепятствования перекрытию подобных судоходных каналов.

– Тем не менее, санкции ужесточены: отважится ли Тегеран выполнить свои ответные угрозы и перекрыть Ормузский пролив?

– Во-первых, таких технических возможностей у иранцев нет. Несмотря на все их заявления о наличии неких береговых ракет, подводных лодок и возможностей поставить мины, не надо забывать: все-таки военно-морской флот Ирана – это не та сила, которая может противостоять объединенной армаде американцев и европейцев. У них есть подводные лодки, но они небольшие по тоннажу, во многом – не самых новейших модификаций. В случае военных действий американцы, скорее всего, разбомбят базу этих подлодок, и они окажутся бесполезными, не смогут функционировать как боевые единицы. Подобные угрозы ведь звучали еще в период войны между Ираном и Ираком, и тогда попытки перекрыть Ормузский пролив тоже предпринимались. Но американцы жестко применили военную силу и не допустили минирования пролива. По сути, иранцы тогда сами отказались от попыток конфронтации на этом поле.

– Как скоро может начаться война?

– Не надо понимать военную угрозу как широкомасштабную войну, целью которой является оккупация страны. Американцы вполне могут прибегнуть к каким-то военным ударам с воздуха – ракетами, стратегическими бомбардировщиками, чтобы разрушить принципиально важные для Ирана объекты инфраструктуры. Об оккупации речь может и не пойти. Американцам будет достаточно продемонстрировать свою силу и отбросить Иран на несколько десятилетий развития назад. Вот такую акцию они могут осуществить в самое ближайшее время – технические возможности для этого у них имеются. Кроме уже упомянутых, это и базы в Индийском океане, и базы в арабских государствах Персидского залива. Причем более эффективными для США будут удары не столько по объектам, которые американцы считают созданными для производства ядерного оружия, сколько по объектам иранской инфраструктуры. Все-таки разбомбить подземные заводы, расположенные где-то глубоко в скальных породах, достаточно сложно, а вот разрушить ударами с воздуха нефтеперерабатывающие заводы, нефтепроводы, месторождения, вышки в прибрежных водах Персидского залива – это им вполне по силам. Экономический ущерб от этого для Ирана будет, конечно, колоссальный. Поэтому, скорее всего, американские действия будут направлены именно в этом направлении.

Но пока что будет продолжаться игра мускулами. Еще некоторое время американцы будут пытаться надавить на Тегеран, так что ни о днях, ни о неделях до начала военных действий речи не идет. Санкции тоже еще полностью не введены в действие – не все страны удалось подмять, есть сложности с Японией, Южной Кореей, Турцией. А, во-вторых, санкции вводятся с отсрочкой на полгода. И, полагаю, в течение этого полугода будет продолжаться эскалация. Если в течение этих месяцев иранцы не встанут на колени, может последовать удар.

– Каковы будут ответные действия Ирана?

– В ответ на американскую агрессию иранцы не смогут нанести адекватный военный удар оружием, вооруженными силами. Но у Ирана есть в запасе козырь, который он, как страна, подвергнувшаяся немотивированной агрессии, может применить. Это удары сторонников Ирана из числа радикальных религиозных движений в других государствах. Иранцы – в основном шииты, а в традиции этого направления вероисповедания идея мученичества во имя веры очень распространена. Мотив преследования за свою веру у шиитов гораздо более развит, чем у суннитов: в ответ на удары именно эти элементы шиитского вероучения могут быть использованы руководством Ирана для того, чтобы поднять волну в разных странах. В том числе, я имею в виду террористические акты. В этом плане Западу не следует ожидать спокойствия.

– США понимают возможные последствия своей агрессии?

– А тут есть один принципиальный момент. Отвечать за содеянное будут, прежде всего, не американцы, а их союзники в Европе, поскольку мусульманская диаспора более многочисленна в европейских странах. Так что поведение европейцев мне, честно говоря, непонятно. Кроме того, именно Европа закупает в больших количествах иранскую нефть – 18% приходится на европейские страны. И в условиях, когда Европа все более погружается в финансовый кризис, когда стоит вопрос о том, сохранится ли вообще Европейский Союз, дополнительно принимать санкции, которые неизбежно приводят к повышению цен на нефть – т.е. еще больше обостряют экономические проблемы – вот это совсем непонятно. Американцы явно выкручивают руки своим партнерам, не считаясь уже даже с их национальными интересами.

Источник: IslamNews