Польский вопрос и судьбы Западной Руси в Российской империи

Новости
21 марта 2013 года в Российском институте стратегических исследований прошла международная научная конференция «Польский вопрос и судьбы Западной Руси в Российской империи», посвящённая проблемам русско-польских отношений в истории XIX-ХХ вв., а также их отражению в современной исторической политике России, Польши, Украины, Белоруссии и Литвы. Мероприятие было приурочено к 150-летней годовщине польского «Январского восстания» 1863-1864 гг. На заседание собрались учёные из четырёх стран – России, Белоруссии, Украины и Польши.

Смотрите фоторепортаж с конференции

В ходе заседания обсуждались вопросы о положении православного и католического населения в Западном крае Российской империи и Царстве Польском; о роли польской шляхты и духовенства в культурном и общественно-политическом развитии Западного края; об освещении польских восстаний в Российской империи в национальных историографиях, в школьных и вузовских учебниках, а также в современной публицистике и в заявлениях официальных лиц Польши, России, Литвы и Белоруссии.

Конференцию отрыл директор РИСИ Л.П.Решетников. В своём вступительном слове он отметил, что управление общественной памятью о польских восстаниях стало важным средством информационной борьбы со стороны недружественных России сил. России следует внимательно отнестись к тем общественно-политическим программам, которые проводятся в соседних с нами странах в год 150-летней годовщины Январского восстания.

Заместитель руководителя Информационно-аналитического центра при Администрации Президента Республики Беларусь Л.В.Криштапович в докладе «Миф о существовании "белорусской" шляхты» остановился на процессах полонизации западнорусской аристократии (с XVI по XIX ст.). Ко времени восстания 1863-1864 гг. мы имеем дело преимущественно с крестьянством, которое и выступало основным хранителем идентичности. В этом плане представляется необоснованным использование термина «русификация» применительно к образовательной политике в Западном крае. Речь должна идти скорее о деполонизации. Докладчик подчеркнул важность сбережения общерусской истории и культуры, без которых мы будем лишены исторической памяти и исчезнем как народ.

Ведущий научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам РАН Л.С.Лыкошина в своём докладе «Восстание 1863г. в общественно-политическом дискурсе современной Польши» остановилась на том, как в современном польском обществе отмечается юбилей Январского восстания. Докладчик указала, что этот юбилей расколол польское общество. Впрочем, никогда в Польше не было единомыслия по оценкам восстания. Так, президент страны Бр.Коморовский говорит о нём как о последнем акте, когда «были вместе Орёл, Погоня и Михаил Архангел», то есть как о последней попытке возрождения Речи Посполитой в её позднем, мифологизированном ягеллонской идеей, виде. Он проводит прямую связь между событиями 1863 года и Варшавским восстанием 1944 г. Различные точки зрения высказываются в разных лагерях польской политики – от призывов вообще не отмечать годовщину восстания как «не имевшего никакого смысла», до обвинений в адрес правительства в предательстве польской нации, звучащих со стороны партии «Право и справедливость».

В  выступлении  профессора  Академии гуманитарных наук им. Александра Гейштора (Польша) Д.В.Карнаухова был проведен сравнительный анализ двух мифологем, по разному передававших восприятие поляками Западной Руси. В рамках так называемого ягеллонского мифа,  характерного для эпохи разделов и восстаний, польское государство  изображалось как опекун, защитник и покровитель Руси. Это принципиально отличало то время от представлений эпохи сарматизма, акцентировавших воинственность поляков, силовой характер подчинения русских земель Польше, что позволяло оправдывать дискриминационные формы польско-русских отношений. Смена доминант мифологического сознания, утверждение идиллических представлений о многонациональной ягеллонской монархии как «утраченном   рае», способствовало закреплению в польском общественном сознании   «комплекса жертвы», что в свою очередь провоцировало протестные антироссийские настроения.

Доцент МГУ им. М.В.Ломоносова, главный редактор журнала «Родина» Ю.А.Борисёнок выступил с докладом «Ставка на белорусское крестьянство как нетипичная традиция польской шляхетской молодёжи XIX – начала ХХ вв. (Адам Чарноцкий, Винцент Константин Калиновский, Сильвестр Воевудский)». Докладчик подчеркнул, что все три деятеля имели именно польское самосознание, и свойственная некоторой части польской интеллигенции т.н. хлопомания не может быть основанием для восприятия их как патриотов и национальных деятелей «крестьянских народов». Уже сам культ личности Калиновского является производным от специфичного для польской культуры той эпохи мифа жертвенного страдания польского народа.

Доцент Белорусского государственного университета А.Ю.Бендин выступил с докладом «О роли римско-католического духовенства в восстании 1863 г. на территории Северо-Западного края». Белорусский учёный отметил, что католическое духовенство в целом сохранило в Российской империи своё привелегированное положение, хотя и потеряло ряд прежних прав. Тем не менее оно приняло очень активное участие в подготовке и проведении восстания 1863 года. Мотив якобы имевшего место насилия православных над католиками появился в проповедях уже с 1861 года, а среди восставших более 95% оказалось именно католического вероисповедания. Всё это прямо противоречит традиционному польскому мифу о Январском восстании как о возрождении братства народов Первой Речи Посполитой.

Профессор Московского педагогического государственного университета В.Е.Воронин в своем выступлении«Польский вопрос в первой половине 1860-х гг.: национальный и социальный аспекты» назвал польский вопрос «троянским конем для России». Он также остановился на ряде «неудобных» (с точки зрения польских националистических кругов) аспектов Польского восстания 1863 г. Во-первых, внешнеполитический аспект восстания предполагал реальную угрозу европейской интервенции против России, и здесь Польша становилась не претендентом на независимость, а всего лишь «разменной картой» в «большой игре» европейских политиков. Во-вторых, не выдерживает критики современная официальная польская трактовка национального аспекта восстания как борьбы всех народов Речи Посполитой против «ига» Российской империи. Факты (практически полное отсутствие мятежных сил в украинских губерниях, быстрое усмирение мятежа в Северо-Западном крае и мн. др.) говорят об обратном. Наконец, в-третьих, антироссийски настроенные силы в Польше игнорируют социальный аспект т.н. «национального» восстания, а именно – нежелание подавляющего большинства польского крестьянства, составлявшего основную массу населения Царства Польского, примкнуть к повстанцам.

Доцент НИУ «Высшая школа экономики», научный редактор журнала «Вопросы национализма» С.М.Сергеев посвятил свой доклад влиянию "Январского восстания" на эволюцию русского национализма 1860-х гг. Именно в 1863 г. русский национализм выступил как влиятельная общественная и политическая сила. М.Н.Катков и И.С.Аксаков стали лидерами общественного мнения, серьёзно повлиявшими на правительственную политику в национальном вопросе. При этом поддержка мятежа со стороны А.И.Герцена и М.А.Бакунина, вызвавшая возмущение русского общества, по сути, «убила» социалистический, «левый» вариант русского национализма. Наконец, опасность польских возмущений при проведении либеральных реформ способствовала усилению консервативных настроений среди русских националистов.

Старший научный сотрудник РИСИ О.Б.Неменский выступил с докладом «Понятие о "своей" земле и своём "народе" в русской и польской культурах и история польско-русского территориального размежевания в XIXначале ХХ вв.». Докладчик указал на принципиальные различия в восприятии «своих» национальных границ поляками и русскими и спорное положение в этом плане земель Западной Руси, которые для польского сознания представлялись неотъемлемой частью исторической Польши, её «Восточными кресами». Большую роль в этом играли различия двух культур в понимании того, что такое «народ». Неменский проследил историю формирования представлений о «народе» и указал на принципиально различный социальный характер этих понятий в двух культурах. Эти различия имели прямое выражение в требованиях восставших поляков и в их восприятии в русском обществе. Если для поляков восстание на территориях, на которых они составляли максимум 6% населения, виделось национально-освободительным, то для русских это было скорее агрессией. Выступающий специально остановился на истории выделения из состава Царства Польского в начале ХХ века Холмской губернии и реакции на это событие русской и польской сторон, а также отметил, что для западного сознания тех лет, а также международного права, русский подход в этом вопросе представлялся более обоснованным. В связи с этим докладчик усомнился в правильности наследования традициям советской историографии, согласно которым польские восстания называются «национально-освободительными». Они имели чисто шляхетский характер и на значительной территории представали подобием колониальных войн, которые вела шляхта с Россией.

Украинский исследователь, член экспертной команды внешнеполитического издания «Международная жизнь» В.А.Гулевич выступил с докладом «Польские легионы в колониальных армиях иностранных держав: послесловие к Январскому восстанию 1863 г.». Докладчиком были обозначены морально-этические аспекты мифологемы польского легионерского движения как не соответствующие историческим реалиям и истинной роли польских войсковых соединений на службе европейских и турецких монархов. Гулевич предложил развенчать миф о польских легионерах как носителях свободолюбия и независимости, перечислил факты их участия на стороне западных колониальных держав в покорении других народов.

Старший научный сотрудник РИСИ Д.А.Мальцев представил доклад «Политика государственного строительства в Западном крае в середине XIX века и польские восстания». Выступающий подчеркнул, что рациональных оснований для восстания 1863 года по сути не было, если не считать таковыми национальные фобии. Зато одним из важнейших последствий восстания стало пробуждение в русском обществе и у самой власти интереса к тому, как обстоят дела в национальном вопросе в Западном крае. Именно польское восстание спровоцировало формирование политики русификации, в том числе и общественную активность в этом вопросе.

В докладе доцента Белорусского государственного университета В.В.Шимова речь шла о связи польского восстания 1863 г. с генезисом белорусского национализма. Белорусский национализм во многом стал своего рода реакцией части местного мелкошляхетского сословия на поражение восстания. Провал польской агитации Калиновского стал хорошим уроком для местной шляхты. Кроме того, поражение восстания вызвало в её рядах очевидное разочарование в самой «польской идее» и её жизнеспособности на белорусских землях. Именно это, по словам докладчика, и подтолкнуло «левое» крыло мелкошляхетского сословия, увлекшееся народничеством, к конструированию особой белорусской идентичности, отличной как от русской, так и от польской. Разочаровавшись в «польщизне» и, в то же время, будучи не в состоянии признать русский характер Белоруссии и её населения, часть шляхты провозгласила идею самостоятельного белорусского народа, наполнив её характерными для польской среды антирусскими предубеждениями.

Доклад старшего научного сотрудника Института славяноведения РАН М.В.Лескинен «Национальный характер как историческая причина польской "мятежности": культурно-антропологические интерпретации в российской науке 1870-1890-х гг.» был посвящен анализу образа поляка, который сложился в этнографических текстах в Российской империи. В отличие от негативных оценок, которыми изобиловало изображение поляка в исторических сочинениях и в политическом лексиконе после Январского восстания, этнографический дискурс, напротив, стремился дистанцироваться от полонофобской тенденции в приписывании отрицательных свойств польскому национальному характеру. Используя бытовавшие в русском сознании стереотипы и предубеждения, авторы очерков переписывали их, давая другие оценки, и оправдывали польскую «мятежность» врожденными свойствами темперамента: пылкостью, «мечтательностью» и «веселостью».

Доцент кафедры гуманитарных дисциплин Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники А.Д.Гронский представил доклад «Калиновский - начало белорусского мифа (20-е гг. ХХ в.)». Белорусский миф о национальном герое Калиновском начал создаваться в 1916 г., когда ему поменяли имя, и вместо Константина он стал Касцюком, а также сфальсифицировали ряд его текстов. Попытка оказалась не очень удачной: только публицистика и художественная литература отреагировала на миф, но в научных работах его по-прежнему рассматривали как польского повстанца. Однако после появления публицистических статей, пьесы, стихотворений и рассказов, в которых голословно утверждалось, что Калиновский белорус, белорусская наука постепенно стала усваивать эти представления. В итоге, к концу 1920-х гг. близкая к власти культура и наука сформировала миф о белорусском герое Кастусе.

Научный сотрудник Института славяноведения РАН М.Ю.Дронов выступил с докладом «Польское восстание 1863-1864гг. в восприятии лемковских интеллектуалов», в котором проанализировал оценки повстанцев и всего восстания, встречающиеся в литературе русинов-лемков XIX столетия. Основное внимание докладчик сосредоточил на известных рассказах «Польский патриот» Владимира Хиляка и «Две силы» Амвросия Полянского.

Ведущий научный сотрудник РИСИ, начальник сектора информационного анализа и оценок О.В.Петровская выступила с докладом «Восстание 1863-1864 гг. в исторической политике и историографии современной Белоруссии». Были выявлены этапы дискуссии о восстании 1963 г. на белорусских землях, начавшейся еще в начале ХХ века и продолжающейся до сих пор, показано состояние современной белорусской историографии проблемы, раскрыты противоречивые концептуальные оценки историков различных идейных направлений и определены основные «болевые точки». Несмотря на то, что с научной точки зрения целый ряд вопросов можно считать решенными, историки, журналисты, общественные деятели, стремясь использовать события в политической борьбе, продолжают вольно интерпретировать программу, характер, цели и итоги восстания. Историки националистического направления, вопреки фактам, считают восстание этапом национальной борьбы и осознанно мифологизируют деятельность К.Калиновского, превращая его в символ протеста и направляя сознание подрастающего поколения в антироссийское русло. Белорусскому же руководству пока недостает консолидированной позиции в отношении восстания 1863 г. Учебная литература по-прежнему сохраняет штампы советского времени, героизируя повстанцев, в 27 городах и городских поселках республики есть улицы К.Калиновского, а в Свислочи ему поставлен памятник.

Руководитель проекта «Западная Русь» И.Ф.Зеленковский представил доклад «Освещение 150-летия  польского восстания 1863 года в СМИ и отношение к нему различных политических сил в Республике Беларусь и за её пределами». В начале своего выступления докладчик сделал вводный обзор состояния современной официальной идеологии, которая в основном базируется на старой советской историографии. Также Зеленковский дал характеристику двум противостоящим общественно-политическим течениям: прозападному националистическому «литвинизму» и «западнорусизму», стоящему на позициях цивилизационного единства Белоруссии, России и Украины. От победы того или иного взгляда на историю Белоруссии, во многом зависит и дальнейшее развитие Республики Беларусь. Напряженная борьба двух взаимоисключающих оценок истории особенно отразилась в трактовке польского восстания 1863 года. При этом противостояние имеет совершенно неравные соотношения сил, когда общерусский подход отстаивает в основном только интернет-портал «Западная Русь», противостоя многочисленным националистическим печатным и интернет изданиям. При этом официальные белорусские газеты или вовсе не освещают юбилей восстания, или делают сдержанные оценки личности одного из лидеров польского восстания Винцента Калиновского, отмечая, что он, прежде всего, польский герой-революционер.  

Завершало конференцию выступление доцента Государственной академии славянской культуры В.Н.Ковалёва «Тезис о неоказании Красной Армией помощи Варшавскому восстанию. Генезис и роль одной идеологемы». Варшавское восстание 1944 года стало завершающим в цепи польских восстаний. Направленное против  немецких оккупантов, оно, как и другие операции в рамках плана «Гроза» («Burza»), было тесным образом связано с проблемами русско-польских отношений и судьбами будущей польско-советской границы. Поражение восстания, уничтожение польской столицы, гибель огромного числа повстанцев и мирных жителей закономерно привели к поискам виновных. В годы холодной войны одним из популярных ответов на данный вопрос стал тезис о преднамеренном приостановлении советского наступления, выдвинутый некоторыми деятелями польского подпольного государства уже в первые дни восстания. Позднее он был взят на вооружение большей частью мемуаристов и публицистов эмиграции. Этот тезис, несмотря на его неприятие многими хорошо информированными офицерами АК, опровержение в работах польских историков и невозможность документального подтверждения, оказал в период существования ПНР огромное воздействие на массовое сознание. С начала девяностых он сделался обязательным в польских средствах массовой информации, в популярной и учебной литературе. В настоящее время есть основания опасаться, что трагическая память о героической и абсолютно справедливой борьбе варшавских повстанцев может окончательно превратиться в инструмент идеологических манипуляций, имеющих целью вычеркнуть четыре с половиной послевоенных десятилетия из истории независимой польской государственности.