Сто дней Трампа и угрозы для американской экономики

Аналитика
Предстоящие месяцы определят не только политическую судьбу нового президента

В конце апреля исполнилось 100 дней с момента инаугурации нового президента США. Д.Трамп пришел к власти не в последнюю очередь потому, что его экономическая программа пришлась по душе многим американцам, особенно среднему классу и жителям т.н. «ржавого пояса», страдающим от упадка американской промышленности в результате стремления транснациональных корпораций перенести производство в страны с более дешевой рабочей силой и сырьем, а также наплыва дешевых импортных товаров.

В своем выступлении в Геттисберге (штат Пенсильвания) 22 октября 2016 года будущий президент призвал американцев «вновь научиться мечтать» и изложил «стодневный план по возвращению американского величия» из 18 пунктов. Шесть мер были посвящены борьбе с коррупцией и срастанию власти с бизнесом, пять – восстановлению безопасности и конституционного правопорядка, включая решение проблемы нелегальной иммиграции, и семь – защите внутреннего рынка США от «нечестной конкуренции» со стороны зарубежных производителей и импортных товаров, а также стимулирования экономического роста.

В числе последних – пересмотреть условия соглашения о Североамериканской зоне свободной торговли, выйти из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, объявить Китай «валютным манипулятором», что предусматривает введение повышенных пошлин на китайские товары и других экономических ограничений, поручить аппарату правительства выявить «несправедливые иностранные торговые практики» и в отношении государств, применяющих эти «практики» ограничительные меры, снять ограничения на разработку нефтегазовых месторождений в США, в том числе шельфовых, а также на реализацию инфраструктурных проектов в этой области.

Программа Трампа по ряду аспектов дополняла его прежние угрозы протекционистского характера, в частности относительно введения заградительных пошлин (до 45%) на товары из некоторых стран, прежде всего из Китая.

Трамп также обещал внести в течение 100 дней в Конгресс несколько законопроектов, в том числе экономических:

- законопроект о налоговых льготах, упрощенном налогообложении, ослаблении государственного регулирования, включая пересмотр закона Додда-Франка, который ограничивал коммерческую деятельность финансовых учреждений;

- законопроект о борьбе с переносом производства за рубеж, устанавливающий повышенные пошлины на товары зарубежных дочерних предприятий американских компаний;

- законопроект о развитии инфраструктуры в США, который ставит своей целью привлечь в течение десяти лет в инфраструктурные проекты один триллион долларов;

- законопроект об отмене медицинской программы «Obamacare».

- законопроект о борьбе с нелегальной иммиграцией, включая строительство стены на границе с Мексикой.

По словам Трампа, его план обеспечит экономический рост на уровне 4% в год и создаст 25 миллионов новых рабочих мест.

Значительная часть инвесторов и в целом деловых кругов США (за исключением ряда крупных корпораций, которые перенесли производство за рубеж) с энтузиазмом восприняла экономическую программу Трампа, в первую очередь его обещания провести радикальную налоговую реформу. Их эйфория выразилась в небывалом взлете котировок акций американских компаний на фондовых рынках США, которые достигли рекордных величин.

Впервые в истории биржевые индексы в январе-феврале 2017 г. пробили символические уровни: Dow Jones industrial average (черная линия) – 20000 пунктов (рост с момента президентских выборов на 13%), S&P 500 – 2300 пунктов (рост на 10%). Индекс Nasdaq Composite в апреле также превзошел все предыдущие рекорды, зашкалив за 6000 пунктов.

*       *       *       *       *       *       *       *

100 дней правления, однако, показали, как быстро мечты рассыпаются в прах при столкновении с суровой действительностью.

Большую часть своих обещаний Трампу за этот период выполнить не удалось. Пожалуй, наиболее близкими к предвыборным заявлениям в экономической сфере были указы Трампа, отменяющие ограничения на разработку нефтегазовых месторождений.

Попытка отменить медицинскую программу «Obamacare» через Конгресс закончилась неудачей, других законопроектов Трамп не выдвигал. Указы о борьбе с нелегальной иммиграции блокировались решениями местных судов.

Угрозы о повышения импортных пошлин президент не реализовал. Его распоряжения в сфере экономики были  сформулированы чрезвычайно осторожно и, по сути, откладывали решение наиболее острых вопросов на несколько месяцев.

Так, указ в сфере внешней торговли от 31 марта обязывает правительственный аппарат в течение 90 дней подготовить «всеобъемлющей доклад о тех торговых партнерах США, в торговле товарами с которыми в 2016 году имелся значительный дефицит». Указ «Покупай американское и нанимай американцев» от 18 апреля рекомендует госорганам выявить возможные случаи несправедливого использования иностранными государствами низких цен в ущерб американскому производству, а также изучить вопрос о том, соответствует ли позициям президента «участие США в соглашении о правительственных закупках в рамках ВТО и других торговых соглашениях». Указ о пересмотре административного и налогового регулирования бизнеса от 21 апреля предписывает министерству финансов в течение 150 дней подготовить рекомендации о пересмотре закона Додда-Франка.

В конце апреля и начале мая Трамп подписал два меморандума о расследовании в отношении импорта стали и алюминия, но эти документы не выходят за пределы предусмотренной правилами ВТО обычной практики антидемпинговых процедур, которые широко применялись в США и ранее.

За несколько дней до  встречи с Председателем КНР Си Цзиньпином 7 апреля в интервью The Wall Street Journal Трамп заявил, что уже не считает Китай «валютным манипулятором». Стороны договорились провести в течение 3 месяцев переговоры, в ходе которых будут определены способы сокращения дисбаланса во взаимной торговле.

Многие американские инвесторы, экономисты и политики выразили разочарование отсутствием конкретики в «плане налоговой реформы», который был обнародован президентом в конце апреля.

*       *       *       *       *       *       *       *

Очередным ушатом холодной воды на головы оптимистов стал отчет о предварительных результатах развития экономики США за первые три месяца 2017 года, который был обнародованы 28 апреля Бюро экономического анализа Министерства торговли США.

ВВП страны в первом квартале вырос всего на 0.7% в годовом значении – самые медленные темпы с апреля 2014 года (в первом квартале 2016 года – 1,1%, во втором — 1,4%, в третьем — 3,5%, а в четвертом — 2,1%).

Не дают оснований для оптимизма и другие показатели экономического развития страны в первые 100 дней правления Трампа. В частности, потребление, которое обеспечивает в среднем 70% экономического роста, выросло за квартал всего на 0,3%, что стало самым низким показателем с 2009 года (в IV квартале 2016 года рост составил 3,5%).

Эти данные дополняют невеселую картину вялых темпов экономического роста США в последние годы (2014 г. – 2,4%, 2015 г. – 2,5%, 2016 г. – 1,6%).

Сохраняются и даже усиливаются многочисленные дисбалансы и диспропорции, которые расцениваются большинством аналитиков как бомба замедленного действия, заложенная в основание американской экономики: никто не знает, когда она взорвется, но мало кто сомневается в том, что это произойдет.

Это касается прежде всего дефицита внешней торговли, сокращение которого Трамп назвал одной из главных задач своей экономической политики. Экспорт снизился с 1,51 трлн. долл. в 2015 году до 1,47 трлн. в 2016 г..  Отрицательное сальдо торговли товарами и услугами увеличилось в 2016 г. до самого высокого с 2012 года уровня – 502,25 млрд. долларов (в 2015 г. – 500,36 млрд.). Дефицит платежного баланса по счету текущих операций вырос в 2016 г. до 469 млрд. долларов (463 млрд. в 2015 г.), государственный долг достиг почти 20 трлн. долларов.

Рост отрицательного сальдо внешней торговли продолжился и в 2017 году. В январе дефицит внешнеторгового баланса вырос на 9,6% и составил 48,5 млрд. долларов (максимальный с марта 2012 года  уровень), в  феврале - 43,6 млрд. долларов.

*       *       *       *       *       *       *       *

Некоторые аналитики финансовых рынков уже заметили опасность растущего разрыва между охватившей инвесторов эйфорией от амбициозных планов Трампа и обескураживающими показателями реальной экономики.

Они указывают на необычную динамику индекса Шиллера[note]Роберт Шиллер - профессор Йельского университета, нобелевский лауреат по экономике 2013 года.[/note], который вычисляется как отношение рыночной стоимости (капитализации) акции к средней величине ежегодных дивидендов. Если индекс превышает 20 единиц, следовательно, рынок переоценен и вошел в «красную зону», которая грозит обвалом.

Как видно из графика, индекс Шиллера достиг отметки 28.6 единиц при том, что среднее значение за весь наблюдаемый период составляет 16.74,  медианное – 16.12 в диапазоне колебаний от 4.78 до 44,79. Большее значение отмечалось только дважды - в 1929 году, т.е. незадолго до Великой депрессии в США, и непосредственно перед крахом доткомов (акций компании сектора информационных технологий) в 2000 году. Сейчас индекс повысился до тех же величин, которые были зафиксированы накануне глобального финансово-экономического кризиса  2008-2009 годов.

Есть и другой показатель того, что фондовый рынок перегрет. Это соотношение рыночной капитализации акций компаний к размеру ВВП.

В идеале акции компаний должны расти пропорционально росту экономики. Конечно, этот закон, как и любой закон в экономике, действует как закон-тенденция, и периодически возможны отклонения в ту или иную сторону. Когда же эти отклонения приобретают постоянный характер,  и диспропорция накапливается, инвесторы слышат тревожный звонок, а самые предусмотрительные из них уходят с рынка.

Сейчас разрыв между  капитализацией и объемом  ВВП  достиг рекордного за всю историю уровня.

*       *       *       *       *       *       *       *

Опасность нынешней ситуации в том, что принимаемые Трампом меры окажут стимулирующее воздействие на реальные сектора американской экономики в лучшем случае осенью текущего года, но далеко не все инвесторы сохранят оптимизм до этого времени.

Ключевое значение для настроений инвесторов будут иметь даже не помесячные или поквартальные показатели развития американской экономики, а ход реализации плана налоговой реформы.

Провал попыток Трампа отменить программу «Obamacare», которые столкнулись с сопротивлением в самой Республиканской партии, заставил многих усомниться в способности президента провести через Конгресс и другие решения.

В Конгрессе, в том числе в Республиканской партии, немало противников некоторых мер, предусмотренных налоговой реформой. В частности, один из обсуждаемых вариантов реформы наряду со снижением корпоративного налога на прибыль с 35% до 15% предлагает введение нового налога протекционистского характера (DBCFT, разновидность НДС), который будет действовать в отношении импортных товаров, а американский экспорт будет освобожден от него. Однако многие республиканцы отвергают идеи протекционизма: на них сильное влияние оказывают компании, работающие с импортными товарами потребительского назначения или импортными комплектующими.

Если план налоговой реформы забуксует в Конгрессе либо в процессе обсуждения идеи президента будут сильно «скорректированы», возможно паническое бегство инвесторов с фондового рынка в более надежные финансовые инструменты.

В свою очередь это может привести к обвалу курса доллара, сокращению притока капиталов в страну, дальнейшему сокращению темпов роста ВВП, а в конечном счете – к рецессии.

О такой возможности говорит постепенное снижение курса доллара, который после президентских выборов резко влетел по отношению к другим резервным валютам, однако затем вновь стал снижаться и постепенно опускается на уровень начала ноября 2016 года.

В любом случае, предстоящие несколько месяцев будут решающими не только для политической судьбы нового президента, которому предстоит доказать свою способность выполнять предвыборные обещания, но и для будущего американской экономики.

финансы США экономика кризис