Россию активно пытаются выдавить из Арктики

Мы в СМИ
   Специально для Столетия - Владимир Козин – консультант директора Российского института стратегических исследований   По подсчетам экспертов, в Арктике сосредоточены богатейшие запасы углеводородов и других полезных ископаемых: до 13 процентов общемировых запасов нефти и треть запасов природного газа. Именно поэтому регион привлекает внимание не только исследователей-энтузиастов, но и целые государства, которые зачастую находятся за тридевять земель от этой зоны снегов и льдов.

Особое стратегическое значение Арктика имеет для России и Соединенных Штатов. Но в последние годы вызывает также повышенный интерес со стороны других региональных и внерегиональных государств: они видят в ней значительный источник биоресурсов, а также кладовую нефти и природного газа.

У нашей страны самая протяженная территория, непосредственно выходящая к арктическим морям. Россия имеет гораздо более значимые торгово-экономические, топливно-энергетические и военно-политические интересы в Арктике по сравнению с четырьмя другими государствами, относящимися к данному региону - Данией, Канадой, Норвегией и США.

Однако в силу объективных и субъективных причин Москва сократила свое военное присутствие в регионе, а вот арктические государства Североатлантического альянса постепенно его нарастили.

Вашингтон и его арктические союзники по НАТО не скрывают своих планов. В Брюсселе считают, что суммарная военная мощь блока должна гарантированно обеспечить ему военно-стратегические и торгово-экономические интересы в этой части земного шара - для этого следует превзойти региональный военный потенциал России. Остается в силе директива президента Джорджа Буша-младшего от 9 января 2009 года. В ней записано: «США имеют широкие и фундаментальные интересы безопасности в Арктическом регионе и готовы действовать там либо индивидуально, либо во взаимодействии с другими государствами с целью защиты указанных интересов». В директиве подробно названы меры по защите этих самых интересов: противоракетная оборона и средства раннего предупреждения, развертывание средств ВМС и ВВС для обеспечения стратегических морских перевозок, стратегическое ядерное сдерживание и военно-морское присутствие. Барак Обама, заметим, этой директивы не отменял.

Документы Пентагона свидетельствуют: Вашингтон рассматривает Арктику в качестве «нового стратегического поля сражений». Здесь, как указывается, по мере таяния арктических льдов, должна усиливаться военно-морская активность стран-членов НАТО, а также сохраняться высокий уровень присутствия вооруженных сил, от обычных до ядерных. Масштабы военных учений и маневров, проводимых государствами альянса в этом регионе, все время растут.

В ходе проведенных в 2012 году учений «Холодный ответ» было задействовано свыше 16 тысяч военнослужащих из 15 стран блока.

К военным играм все чаще стали привлекать вооруженные силы государств севера Европы, не входящих в НАТО, например, Швеции и Финляндии - последняя в натовских документах фигурирует как «привилегированный партнер». С 2007 года регулярными в регионе стали комбинированные военные учения под кодовым названием «Операция Нанук» с участием Дании, Канады и США. В 2009 году были проведены масштабные многонациональные учения «Верная стрела», в которых приняли десять государств НАТО и не входящих в него стран. В конце нынешнего лета запланированы очередные большие учения.

У всех этих «экзерциций» есть два общих знаменателя. Во-первых, они проходят в непосредственной близости от российских рубежей. Во-вторых, организуются под предлогом проведения разного рода «гуманитарных миссий», например, поисково-спасательных операций и операций по ликвидации последствий природных катаклизмов. Но в действительности решаются совершенно иные задачи: по минированию морских акваторий, контролированию воздушного пространства и высадке морских десантов на побережье. В регионе также укрепляются средства противолодочной обороны натовских государств и отрабатывается проведение воздушно-десантных операций.

Есть и другие факторы, оказывающие негативное воздействие на региональную военно-политическую ситуацию.

На постоянную основу переведена коллективная операция ВВС НАТО «Балтийское воздушное патрулирование», проводимая в воздушном пространстве Латвии, Литвы и Эстонии с марта 2004 года.

Самолеты блока, участвующие в ней, в частности, могут достигать российские военные объекты на Кольском полуострове. «Обкатку» в этой операции прошли самолеты из 16 стран-членов блока, то есть более половины его состава. Прошли модернизацию две радиолокационные станции средств предупреждения о ракетном нападении, размещенные в Гренландии под городом Туле и на севере Норвегии, обе они давно включены в глобальную американскую систему противоракетной обороны. Эти средства глубокого радиолокационного контроля позволяют «просматривать» почти полностью все приарктические районы Российской Федерации. К 2015 году должны быть завершены работы по повышению эффективности радара «Клиер» на территории Аляски. К тому же в пяти государствах Европы размещено тактическое ядерное оружие США: в общей сложности около 500 авиабомб. Это тоже нельзя сбрасывать со счетов при оценке ситуации в регионах северной Европы и Арктики.

Продолжается практика патрулирования арктических морей американскими атомными ракетными подводными лодками стратегического назначения с ядерным и обычным высокоточным оружием на борту, а также ударными атомными подводными лодками. Атомные субмарины США начали осваивать регион еще в пятидесятые годы прошлого столетия: первый подводный ракетоносец «Наутилус» прошел подо льдами Арктики в 1957 году. Американские ВВС и подлодки, выполняющие боевое патрулирование в зоне Северного Ледовитого океана, кроме ядерного обладают еще и высокоточным оружием в обычном снаряжении. Они, в случае развязывания военного конфликта, могли бы создать угрозу российским межконтинентальным баллистическим ракетам наземного и морского базирования, а также центрам управления и связи. Четыре такие субмарины были переоборудованы под доставку 154 крылатых ракет каждая. Судя по документам конгресса США, две из них находятся на постоянном патрулировании на ротационной основе и, вероятно, в арктических морях.

Россия знает, что ей следует делать в сложившихся условиях. Совершенствовать в регионе мощную группировку ядерных и обычных сил и средств, продолжать развивать морскую составляющую стратегических ядерных сил и полеты стратегической авиации в воздушном пространстве Арктики, возобновленные в августе 2007 года. Нужно создавать многоцелевые военно-морские группировки общего назначения, оснащенные высокоточным оружием большой дальности, обеспечивать надежность транспортных коммуникаций и охрану торговых и промысловых судов. Генеральный план развития российских Вооруженных сил до 2020 года позволяет добиться выполнения поставленных целей.

Есть и еще одна задача: парировать попытки стран-членов НАТО оказывать на Россию информационное давление в связи с ее деятельностью в Евроарктическом регионе. Не подлежат никакому обсуждению со странами Североатлантического блока вопросы размещения российских ядерных и иных вооружений на Кольском полуострове и в других регионах, прилегающих к Арктике и к зоне Балтийского моря.

Регион остается местом повышенной военной активности ведущих государств Североатлантического блока, в Вашингтоне все настойчивее предлагают «сделать Арктику высшим приоритетом НАТО».

Москва же считает, что Арктика и прилегающие к ней районы должны стать не «новым стратегическим полем сражений», а зоной делового сотрудничества.

Пока, как видим, точки зрения диаметрально противоположны.

Полностью материал - http://www.stoletie.ru/geopolitika/na_severnom_poluse_rastet_temperatura_222.htm

Еще одну недавнюю статью Владимира КОЗИНА в газете «Вашингтон Таймс» на английском языке: "Washington and Moscow must revive the arms control process” (о необходимости оживления процесса контроля над вооружениями; стр. 3 из приложенной рубрики) в номере от 11 июня можно прочитать по ссылке:  http://media.washtimes.com/media/misc/2013/06/10/201300611-voiceofrussia.pdf