На что «зарится» Россия в Закавказье

Мы в СМИ
ЕРЕВАН, 23 сен – Новости-Армения. Российская политика в Закавказье сосредоточена на евразийской интеграции. Не более того – но и не менее, считает Игорь Николайчук.

В российских экспертных кругах и среди журналистов много шума наделала заметка скромного профессора политологии университета Хайфы (Израиль) Бренды Шефферв газете «Нью-Йорк Таймс»: «На какие еще земли зарится Россия?» (10 сентября 2014 г). В материале утверждается, что Российская Федерация вот-вот раздует пламя в Нагорном Карабахе, а потом займется здесь миротворчеством. Зачем России это надо? Ответ, который дается в статье, ожидаем: требуется отвлечь внимание от Украины за счет дестабилизации обстановки на Южном Кавказе. Нарушить стабильность здесь сегодня можно окончательно, запредельно поссорив Армению с Азербайджаном.

Будь я безбашенным журналистом, обязательно написал бы разбор темы под заголовком «Бренда сбрендила» или «У Шеффер едет шифер». Но мне как политологу совершенно понятна позиция коллеги, которая, выполняя «социальный заказ» произраильского лобби в США (а это страшная пробивная сила), взывает к американцам, чтобы не допустить охлаждения до критического уровня отношений Соединенных Штатов и Израиля (за счет улучшения отношений США с Ираном). Или, по крайне мере, убедить США «понять и простить» заигрывания еврейского государства с формально мусульманским Азербайджаном.

Цель, может быть, и оправдывает средства, но, помилуйте, средства должны быть как минимум адекватными. А с этим здесь как раз все не в порядке. Конкретно: может кто-то и заинтересован в дестабилизации ситуации на Южном Кавказе, но уж точно не Россия. Давайте разложим все по полочкам.

Цели, образы и география

Начнем с имажинальной географии, в рамках которой географическое пространство фактически отождествляется с проводимой там кем-либо политикой. Здесь постулируется образ; образ задает направление в выборе средств достижения политических целей.

С народами Кавказа в России веками жили одной семьей, но никогда не пытались «переплавить» их в одном котле, как в США. Читаешь Сарояна – откуда он таких занудных американских армян взял, с другой планеты, что ли? Да это просто американцы с армянскими фамилиями. В России кавказцы сочные, неповторимые, различимые, но все – кавказцы!Богатый армянский купец, красавица грузинка, чеченский разбойник, азербайджанский торговец. Каждый со своей правдой, но как-то неплохо между собой уживаются.

А вот на Западе довольствуются заученной в школе связкой: «Кавказ – прикованный Прометей». И все. Сегодня уже ясно, что конструирование геополитического образа Кавказа после распада СССР для Запада велось по лекалам Госдепартамента США. Руководство американского внешнеполитического ведомства достаточно волюнтаристски «назначало» структуру региона (и названия – «Южный Кавказ», «Большой Черноморский регион» и др.), куда включалось несколько географически близких стран. Делалось это из желания убедительно обосновать перед законодателями штатное расписание (и бюджет) американской дипломатической службы. При этом регион торжественно объявлялся «зоной жизненно важных интересов США». Это приводило в понятную ажитацию местные национальные элиты, которые начинали торговать с американцами «безопасностью».

Как следствие, в достаточно искусственно сконструированном регионе возникало множество межправительственных и неправительственных организаций, схем военно-политического и иного сотрудничества, международных экономических проектов и пр. Все это чаще всего не отличалось эффективностью или вообще не реализовывалось.

А если посмотреть на ситуацию непредвзятым взглядом, то именно Россия стала на Кавказе подлинным гарантом стабильности, а кавказская политика Запада практически лежит в руинах, не смотря на все ухищрения с географической картой.

Тому есть две взаимосвязанные причины. Первое. Из недавнего прошлого постсоветская Россия вынесла урок, что Северный Кавказ вполне реально может стать ключом, повернув который можно запустить процессы развала российского федеративного государства. В этой связи страшным сном для политиков России является дестабилизация обстановки в Армении, впрочем, как и в Грузии и в Азербайджане. Грузия уже пыталась «повернуть ключ» –стоит ли удивляться нервной реакции.Российская Федерация на самом деле приложила и прикладывает гигантские усилия, в том числе и требующие немалых ресурсов, к тому, чтобы режим безопасности в Закавказье был максимально эффективным.

С другой стороны, американская дипломатия пришла к выводу, что в иерархии целей внешней политики США на Кавказе необходимо добиваться результатов по таким стратегическим направлениям, как: 1) противодействие в вопросах интеграции с Россией  бывших советских территорий; 2) противодействие усилению влияния в регионе Ирана и Китая; 3) противодействие проникновению в регион радикального ислама.

Если оценить эти направления с позиций любого стороннего (не российского) наблюдателя, то они могут считаться завышенными и абстрактными. Абстрактными в том смысле, что США и НАТО на Кавказе заигрались в «большие игры», оперируя оторванными от жизни геополитическими интересами.

В американской политике в регионе отсутствуют элементы, связанные с готовностью политического класса США и Запада вообще взять на себя (в отличие от России) внятную историческую ответственность за безопасность и более того, за продолжение исторического бытия стран и наций региона.

Главной целью современного военно-политического строительства США в «регионе Кавказ» является противодействие интеграционным процессам на евразийском пространстве, которое в обозримой перспективе будет реализовываться под прикрытием различных проектов «укрепления режима региональной безопасности» и оправдываться, например, важностью «международного контроля энергоресурсов Каспия».

Кстати, в этом контексте проблема Нагорного Карабаха предстает в совершенно определенном свете. Россия крайне заинтересована в сохранении там пусть хрупкого, но мира. Можно представить, с какими серьезными вызовами своей безопасности (уже глобального характера) Карабах столкнется, если там вновь запылает костер войны.

Образ поэтический

И еще об образах. Уже литературных. Именно русские смогли почти сто лет назад с любовью рассмотреть возрождение армянского народа. Известный русский поэт Сергей Городецкий, близкий друг великого армянского поэта Ованеса Туманяна, назвал Армению «самой несчастной страной» и воспел Ангела Армении, который держит над этой пережившей грозу землей радугу новой счастливой жизни:

– Восстань, страна! Воскресни, Айастан!
Вот радугу я поднял над тобой.
Ты всех земных была несчастней стран,
Теперь счастливой осенись судьбой!
«Ангел Армении» (1918).

Символ сильный. Как ни крути, но почти сто лет радугу над Арменией держала Россия. Тут и спорить нечего.