Израиль – «арабская весна»: некоторые оценки

Аналитика
Год существования в условиях охватившей Ближний Восток «арабской весны»  вынуждают израильское руководство учитывать новые региональные реалии. В Тель-Авиве серьезно озаботились как новыми вызовами региональной безопасности, связанными  с происходящими у «арабских соседей» переменами, так и общей перспективой радикализации мусульманского сообщества.

А.А. Колесников,

доктор исторических наук,

А.В. Скосарев, соискатель МГИМО

Год существования в условиях охватившей Ближний Восток «арабской весны»  вынуждают израильское руководство учитывать новые региональные реалии. В Тель-Авиве серьезно озаботились как новыми вызовами региональной безопасности, связанными  с происходящими у «арабских соседей» переменами, так и общей перспективой радикализации мусульманского сообщества. Несмотря на то, что налицо явная тревога израильских политиков и военных по поводу дестабилизации обстановки в Египте и Сирии, их исламизации, а также серьезного роста напряженности на границах с Израилем,  в трактовке  происходящих событий все же доминирует односторонняя американо-западная оценка, оправдывающая фактор вмешательства внешних сил в качестве катализатора свержения «диктаторских режимов». Ни произвольное толкование США и странами НАТО известной резолюции СБ ООН 1973, ни последовавшие за этим бомбардировки в Ливии никакой критики в Тель-Авиве не вызвали. В настоящее время весьма отчетливо проявляется солидарность израильского руководства с линией Вашингтона на смену режима Б.Асада, время нахождения у власти  которого, как здесь заявляют, «сочтено». Все происходящие в Сирии события подаются здесь не иначе, как с акцентом на «жестокие действия властей, безжалостно подавляющих протестные наступления мирных сирийских граждан». 

В данном контексте, как представляется, весьма показательно недавнее интервью одного из лидеров движения «Беад Арцейну» («Наша Земля») раввина А.Шмулевича, в котором он акцентирует, что «цепной процесс распада и переформирования Ближнего Востока, погружение мусульманского мира в состояние хаоса, один большой Ирак или Афганистан, является положительным развитием для евреев». По мнению А.Шмулевича, именно состояние фрагментации и раскола (как, например, может, по его прогнозу произойти в Сирии после падения режима Б.Асада) является лучшим моментом для того, чтобы «Израиль смог бы взять ситуацию в регионе под контроль и, купив арабскую элиту, сделать еврейскую цивилизационную систему безусловной доминантой». Несмотря на кажущуюся экстравагантность, идеи раввина отражают подходы части местной элиты, в основе которых лежит давний замысел, предусматривающий формирование сообщества ближневосточных государств, в котором за Израилем была бы закреплена роль военной и экономической супердержавы и контролера финансово-промышленных потоков, а за арабскими странами – поставщика природных и рабочих ресурсов. Функции арбитра при этом отводятся США. При таком раскладе Израиль продолжает выполнять роль проводника американской глобальной миссии, в рамках которой Вашингтон в то же время надежно обеспечивает гарантии существования и безопасности еврейского государства. 

Здесь уместно напомнить, что еще в 1996 г. группой влиятельных американских неоконсерваторов в лице будущего архитектора внешней политики администрации Буша Ричарда Перла в соавторстве с будущим первым заместителем министра обороны США Дугласом Фейтом и помощником министра обороны Дэвидом Вурместром был представлен тогдашнему (и нынешнему) премьеру Израиля Б.Нетаньяху стратегический план под названием «Чистый прорыв: новая стратегия сохранения Царства» (A Clean Break: A New Strategy For Securing The Realm). По имеющейся информации, этот документ был разработан американскими стратегами в тесном контакте с ведущими представителями израильских экспертов, входящих в пул правящего истеблишмента. В качестве долгосрочной цели провозглашалось создание «нового Ближнего Востока», где арабские  режимы должны быть подконтрольны США  и максимально ослаблены – с тем, чтобы не представлять угрозы Израилю. «Израиль, - подчеркивалось в документе, - может обеспечить себе благоприятное стратегическое окружение, с помощью устранения от власти Саддама Хусейна, ослабления и устрашения  иранских и сирийских режимов». Чуть позже в 2001г. тот же Д.Вурместр предложил «…нанести удар по центрам радикализма на Ближнем Востоке… сокрушить режимы в Дамаске, Багдаде, Триполи, Тегеране и в секторе Газы таким образом, чтобы никто и не помышлял выступать против США или Израиля».

Реализация плана ведения войны против не подчиняющихся США и Израилю стран впечатляюще представлена в последней книге канадского экономиста и политолога Эрика Уолберга «Постмодернистский империализм: геополитика и большие игры». «В ходе такой войны, - отмечает автор, - с помощью тактики «разделяй и властвуй», осуществляются  «смены режимов», сеются хаос и гражданские войны». Применяется югославский вариант, когда страна разбивается на куски, которые затем  встраиваются в новый мировой порядок, или афганский и иракский сценарии с использованием фальшивых обвинений с целью спровоцировать прямое военное вторжение. Во всех трех случаях – с Югославией, Ираком и Афганистаном,  пишет Эрик Уолберг (добавим от себя – по видимому, и в случае с Ливией) следствием внешних вторжений стало то, что «эти страны оказались в руинах, а их народы в тисках непрерывной розни». 

С учетом сегодняшних реалий интересным представляется  мнение Уолберга по ситуации, связанной с Ираком и Ираном. Политолог приводит данные о том, что вторжение в Ирак было инициировано влиятельным произраильским лобби в США с прицелом на будущее. Расчет был следующим: в результате погружения в хаос такой мощной и непокорной  арабской страны как Ирак должно было произойти многократное усиление Ирана. А это, в свою очередь, - привести к тому, что суннитские арабские лидеры  (прежде всего, в странах Персидского Залива) поддержат выдвигаемое Израилем требование сокрушить Иран. Налицо классическая комбинация из двух ходов, воплощение которой мы и наблюдаем в настоящее время.   

Подобная динамика, запущенная американскими и израильскими стратегами, таит в себе риски для стратегической стабильности в ближневосточном регионе, создает питательную среду для роста экстремизма и терроризма. Обратная сторона медали состоит в том, что активная критика экспансионистской политики Тель-Авива на палестинском направлении, разжигание антиизраильских настроений становится своего рода фактором легитимации «новых элит» в глазах широких слоев арабского населения. В свою очередь любое ужесточение позиции со стороны арабских и исламских государств в отношении Израиля, демонстрация враждебности к нему квази-государственных группировок (Хизбалла, ХАМАС), лишь способствуют радикализации израильского общества и укреплению влияния в стране правого лагеря, продвигающего бескомпромиссную и жесткую линию по отношению к арабам. Отражением такой ситуации является беспрецедентный подъем  праворадикалов и ультраортодоксов в Израиле, чему сегодня мы являемся свидетелями.